Москва — Стройплощадка обнесена забором, но логотип чемпионата, который начнется в июне, видно и через него.


Строительство кипит рядом с Московским университетом, чье главное здание-высотка характерно для сталинского ампира и напоминает марципановый торт. Здесь расположится фанзона, где датские болельщики будут смачивать глотки и распевать скорбные песни родины перед решающим матчем с Францией.


Вокруг много зелени, и открывается первоклассная панорама всего мегаполиса. На противоположном берегу реки расположился главнейший российский стадион «Лужники». Здесь пройдут матч-открытие, один из полуфиналов и финал 15 июля. Для десятков тысяч болельщиков лучше места не найти, решили в московской мэрии, российском руководстве и ФИФА.


Одна загвоздка: многие от такого соседства совсем не в восторге.


«Разве вблизи Оксфордского или Кембриджского университета могли бы устроить такое, ни с кем не посоветовавшись? Уверена, что нет», — говорит 24-летняя студентка биофака МГУ Надежда Брошевицкая.


Вместе с инициативной группой она смогла собрать 4,5 тысячи подписей за перенос фанзоны, например, на Красную площадь или на ВДНХ на севере Москвы.


«Здесь, в общежитиях главного здания, проживают примерно 6 тысяч студентов. В этом гвалте им предстоит жить весь ближайший месяц, а экзамены закончатся лишь 1 июня», — объясняет Георгий Левиков. Ему 21 год, и он изучает французский язык.


Бюджетные траты и раздражение


Дорожное движение на территории университета на время чемпионата будет ограничено, что создаст немало сложностей для его каждодневной работы, утверждают активисты. С фанзоной они борются вот уже несколько месяцев.


Кроме того, представители инициативной группы заявляют, что расходы на фанзону сопоставимы с годовым бюджетом университета. Даже при том, что эти траты между собой вроде бы не связаны, студенты и преподаватели МГУ, считающегося головным вузом страны, заметили, что экономить стали буквально на всем — и это не может не раздражать.


«Российской науке сейчас и без того приходится нелегко. Многие молодые ученые покидают страну», — объясняет Надежда Брошевицкая.


Спор о фанзоне — тема щекотливая. Отчасти потому, что речь идет о престижнейшем университете страны, отчасти потому, что председатель совета как МГУ, так и российского организационного комитета Чемпионата мира — сам Владимир Путин.


Активисты признаются, что на них оказывали давление как со стороны властей, которые пристально следят за развитием событий, так и со стороны ректората.


По сравнению с провинциальными городами, участвующими в чемпионате мира, москвичи еще дешево отделались. В российских мегаполисах вроде Екатеринбурга или Самары некоторые общежития вообще закроются на время чемпионата, чтобы было где разместить многочисленные правоохранительные органы.


Лишь малые уступки


От властей московские активисты смогли добиться лишь незначительных уступок: в частности, фанзону передвинули подальше от университета и малость урезали.


Городские власти же фанзону пытались представить как благоустройство местности: мол, вы же сами видите, вот мы проредили кустарники в ближайшем сквере. Сделано это якобы для того, чтобы попортить кровь всяким жуликам, которые спят и видят, как бы им ограбить студента из засады.


Скептиков, однако, такого рода объяснения не убедили.

 

«Риск того, что на вас нападет пьяный фанат, гораздо больше», — считает 22-летняя студентка филфака Кира Полищук. Она изучает немецкий и шведский языки.


Билеты почти распроданы


На 64 матча предстоящего чемпионата продано примерно 2,4 миллиона билетов.


По словам российских организаторов, это примерно 9/10 от общего числа.


46% билетов достались российским болельщикам, 54% — иностранцам.


Самые многочисленные делегации ожидаются из США, Китая и латиноамериканских стран.


Российская сторона надеется, что на всех матчах будет аншлаг.