В комнате стоит пианино темного дерева и несколько кресел из черного кожзаменителя. Над камином — российский флаг в окружении знаменитых матрешек. На маленьком зеркальном столике Надя приготовила медный самовар, пирожные и несколько чашек. Чая здесь наливают столько, сколько захочешь.


Вот уже двадцать лет Надя Баянова состоит в русской общине в Аргентине — самой большой во всей Латинской Америке. Она приехала сюда после развода, с двумя детьми, не зная языка. У нее не было ни одного знакомого. «Аргентинцы всегда мне помогали. Я так благодарна!» — говорит Надя. Она уехала из России, потому что не хотела, чтобы ее сын пошел в армию. Хотя у него уже была прочная музыкальная карьера, он бросил все и привез с собой в Аргентину только главное орудие труда — свои партитуры.


Надя родилась в Сибири и предпочитает скрывать свой возраст. Десять лет назад она основала русский культурный центр, где поддерживается культура ее страны. Надя организует вечерние представления, готовит пельмени и заваривает чай, который для русских настолько же важен, как для аргентинцев — мате: пьют они его постоянно.


В Буэнос-Айресе, в доме номер 1386 по улице Агустин Альварес, начинает урок пения. Патрисия Сисеро (Patricia Cicero), одна из учениц, которая никогда и не думала, что будет исполнять русские песни, поет:


Тебя я услышу за тысячи верст —
Мы долгое эхо друг друга…


Надя аккомпанирует ей на пианино и подпевает.


Пабло Соса Ибаньес (Pablo Sosa Ibañez), еще один ученик, говорит: «Здесь тебя не просто учат петь — тебя учат русской культуре, любви к этой стране. Их культура труда просто невероятна».


Несколько лет назад Надю навестили родственники из Германии, и вместе они поехали в Барилоче (Bariloche). «Они меня спросили: "Чем ты занимаешься в Аргентине? Здесь же просто ужасно!" Я ответила: "Почему ужасно? Посмотрите, какие горы!" Каждый находит то, что ищет. Если едешь за хорошей экономикой, тебе в Германию. А я здесь обрела мир и душевный покой».


Россия 2018. Чтобы увидеть ЧМ вблизи, община открыла в русском культурном центре дом болельщика «Россия 2018». «У нас запланированы различные мероприятия», — говорит Ольга Муратова, директор русского культурного центра. В программе занятия по русской кухне, встречи с лучшими футболистами, трансляции матчей. И конечно, как и каждый год, 12 июня будет праздноваться День России. Тогда уж они точно дадут волю своей футбольной страсти.


Русские живут в Аргентине еще со времен так называемой великой миграции 1880-х годов. В Аргентину хлынул поток мигрантов в начале XX века. Марина Пилипенко, атташе по вопросам культуры в российском посольстве в Аргентине, говорит: «На данный момент от 200 до 300 тысяч выходцев из России проживают в Аргентине».


После распада Советского Союза Аргентина приняла значительное число иммигрантов. «Тогда всем казалось, что закон о приравнивании новой монеты — песо — к доллару исправит всю ситуацию. Для многих Аргентина казалась богатой страной», — рассказывает 29-летний Александр Дементьев из Санкт-Петербурга. Он читает лекции по истории Аргентины для русских. В ноябре прошлого года он основал двуязычный журнал «Плацкарт» (Platz-Karte), первый тираж которого составил 500 экземпляров. Кроме того, он с Диего Петроградо (Diego Petrogrado), который играет на бандонеоне (аргентинский музыкальный инструмент, разновидность гармоники — прим. пер.), исполняет русские и аргентинские танго 1930-х и 40-х годов. «Это эмоциональная и сентиментальная связь двух стран. Меня очаровывает танго межвоенных лет», — говорит Александр.


Меж двух стран. Полина Болушевская влюбилась в Буэнос-Айресе и осталась жить в Коглане (район Буэнос-Айреса — прим. пер.): «Мне не нравится бардак, мне нравится Палермо (самый большой район Буэнос-Айреса), я туда часто езжу». Сейчас она вместе со своим пятилетним французским бульдогом Наполеоном живет в отдельной квартире.


Историк и имиджмейкер, она живет в Аргентине уже восемь лет, но по-прежнему зависит от своей родной страны. 18 марта она вместе с подругами ходила голосовать на президентские выборы в российское посольство.


Полина из города Раменское, находящегося в 45 километрах от Москвы. Ее отец категорически не понимает, почему она живет в Аргентине, а сама Полина все не может сделать выбор между двумя странами, потому что любит обе. Почти каждый день она ходит на занятия акробатики в школу «Mamarula» в районе Вилья Креспо (Villa Crespo). Она обожает вино, мясо и оливки, поэтому обязательно съездит в Мендосу (Mendoza).


Семейные рецепты. В меню столовой, открывшейся четыре года назад в доме 2734 по проспекту Оласабаль (Olazábal), можно увидеть торт «Наполеон» и пироги с картошкой. Там предлагают и борщ. В одном из холодильников стоят бутылки водки, лежит ржаной хлеб и булочки в форме цветов. Столовая принадлежит Вере Харенко и Андрею Свидруку — супружеской паре из Сочи, которая в разгар политического и экономического кризиса в России решила в 1994 году переехать в Аргентину.


Андрей приглашает попробовать еду. Он предлагает десерт, приготовленный из подогретого вина, агар-агар и яблочного пюре. «Врачи говорят, что это полезно для мальчиков, потому что там содержится пектин».


Иммигрантов из Восточной Европы мало где ждали с распростертыми объятиями. «Здесь мы смогли остаться, начать с чистого листа, основать бизнес. Здесь родились наши дети. Мы уже стали аргентинцами», — улыбаясь, говорит Вера, а Андрей добавляет: «Для нас Россия отодвинулась на второй план. На первом — Аргентина».


Столица иммигрантской провинции. В доме на углу улиц 13 и 165 в городе Бериссо, расположенном в провинции Буэнос-Айрес, обосновался Клуб «Восток», ставший центром белорусской общины. «Большая часть клубов от русской, белорусской и украинской общин, потому что приезжавшие сюда после войны объединялись в клубы. Когда был основан наш, это стало местом спасения, белорусским прибежищем», — говорит Юлиан Вак Галюк, президент клуба.


Будучи портовым городом, Бериссо стал плавильным котлом для иммигрантов. Сейчас там проживает 21 община. С начала XX века город стал по преимуществу русским. При входе в клуб висит картина с изображением Красной площади. Суббота, 6 часов вечера, репетирует «Чайка» — танцевальная группа, исполняющая русские и белорусские танцы.

 

«Русский танец сильнее, чем остальные европейские танцы. Может, из-за климата, потому что, чтобы согреться в холод, приходится разминать мышцы. Поэтому и водку пьют», — рассказывает Катриель Ваненок, преподаватель танцев, который пригласил нас посетить занятие. На девочках черные, синие, зеленые и красные юбки. Мальчики в шортах или штанах. Все танцоры, а их более пятнадцати, в кроссовках. Они тренируют индивидуальные движения, потом работают в парах и группах. Они много кружатся, а движения их похожи на пируэты.


Приходит Ольга Козлова, которая с 2017 года преподает в клубе русский язык. «Я из Нижнего Новгорода, где во втором матче сыграет Аргентина. Этот город большой, как Буэнос Айрес. Мой любимый город». О футболе она упомянула, чтобы дать представление о том, где находится город, а так футбол она не любит. Матчи она смотрит очень редко.


Одна из членов общины, Надя Денисина, говорит: «Мы спросили у Ольги, не может ли она помочь нам с русским. Проблема в том, что в Белоруссии и Украине языки другие, а по-русски говорят, только потому, что он был распространен раньше».


Ольга застенчива, но уже освоилась в клубе: «Благодаря им я становлюсь больше похожей на аргентинцев, потому что в России все люди очень замкнутые».


— Как Вы приехали в Аргентину?


— Я приехала на каникулы. На самом деле я приехала познакомиться с Катрин Фулоп (Catherine Fulop), актрисой из сериала «Мятежный дух» (Rebelde Way).


— И Вы с ней познакомились?


— Да, она всегда была очень милая.


В первый раз Ольга и Катрин встретились в 2002 году. После этого Ольга вернулась на родину, лично встретилась со своим будущим мужем, с которым познакомилась на Фейсбуке. «У мужа русско-украинские корни. Его дед был из Украины». Сейчас Ольга преподает русский, чтобы поддерживать русскую культуру и язык ее предков в Аргентине. Она раскрыла ученикам секрет оливье, ведь аргентинцы часто забывают про важнейшие ингредиенты — огурцы и ветчину.