Во время чемпионата мира по футболу Россия хочет показать себя с наилучшей стороны. Для этого президент Владимир Путин сделал немало: двенадцать стадионов в одиннадцати городах были перестроены и расширены. Тысячи мигрантов из Таджикистана и Узбекистана работали на стройках по аккордной системе всю зиму, иногда при морозе в минус 20 градусов.


Чтобы подготовить все в срок, Россия привлекает иностранных рабочих — армию дешевой рабочей силы. «Но более половины мигрантов попадает в руки мошенников, — рассказывает 28-летний поденный рабочий Саид из Таджикистана, — особенно при подготовке к чемпионату».


По его словам, в России есть много работодателей, которые не платят обещанной заработной платы. «Или они дают лишь небольшую часть зарплаты, а затем вызывают полицию, чтобы та депортировала рабочих». Саид видел такое много раз и даже испытал это на собственной шкуре. «Ночами полицейские устраивают настоящую охоту на мигрантов».


«Они содержат людей как рабов»


Московский адвокат Бахром Хамроев говорит, что предприниматели обогащаются на рабочих-мигрантах, большинство их которых совершенно беззащитны. Работодатели забирают у них паспорта, люди работают затем полгода без зарплаты, живут в примитивных условиях. «И в один прекрасный день работодатели заказывают команду полицейских или инспекторов из миграционной службы, те сажают людей в автобусы и отправляют домой. Они относятся к людям, как к рабам и устраивают все так, чтобы тех выслали».


Многие мигранты ощущают себя дичью, на которую охотится полиция и на которой она наживается. Из-за этого чувства, говорит эксперт по терроризму Петер Нойман (Peter Neumann), некоторые из них становятся восприимчивы к пропаганде экстремистских проповедников.


Вербовка мигрантов происходит прямо на стройплощадках, в маленьких мечетях где-то на задворках и в социальных сетях. Там все время возникают агитационные ролики на русском языке. Есть и такие видео, которые непосредственно обращаются к таджикам-мигрантам. «Число русскоговорящих джихадистов растет», — говорит Нойман.


Плакаты о розыске на рынках


Таджикистан считается в Средней Азии приютом для бедных. Лишь немногие в этой горной стране имеют постоянную работу. После распада Советского Союза стране не удалось создать самостоятельную экономику. Почти 70% мужчин работают в России или перебиваются случайными заработками. Тут есть целые деревни, где живут только женщины и дети, а мужчины работают в России. И там некоторые из них становятся сторонниками радикальных идей.


Сейчас в Таджикистан есть целые районы, из которых десятки людей отправились на так называемую священную войну в Сирию. На рынках развешаны плакаты о розыске предполагаемых джихадистов, сражающихся за ИГ (запрещенная в России организация — прим. ред.). 80% таджиков, отправившихся на войну, до этого были рабочими-мигрантами в России.


Путин под прицелом


Последнее время в социальных сетях и в чатах появляются своеобразные угрозы исламистов в виде картинок, изображающих или Лионеля Месси (Lionel Messi) в руках джихадистов, или президента Путина в рамке оптического прицела. Федеральное управление уголовной полиции предупреждает о повышенной террористической опасности во время чемпионата. Призывы к насилию исходят, согласно данным внутренней службы безопасности России, почти исключительно от сторонников ИГ, а не непосредственно с адресов ИГ.


Россия уверяет, что держит проблему террора под контролем. Но руководство ни одним словом не упоминает, что страна уже давно стала одним из центров вербовки. Россия, которая с удовольствием представляет себя самым главным борцом с терроризмом в Сирии, уже давно сама стала одним из центров исламистского экстремизма.


«Кооперация в борьбе с терроризмом затруднена, потому что Россия рассматривает его лишь как проблему безопасности», — говорит эксперт по терроризму Нойман. По его мнению, Москва не проявляет никакого интереса к сотрудничеству с гражданским обществом и не мобилизует иных ресурсов, кроме разведки и полиции. «Тем самым она добивается обратного эффекта: люди, не являющиеся террористами, из-за сурового обращения в России считают, что стали объектом дискриминации, и могут стать приверженцами радикальных идей».