Лас-Вегас — Прежде чем взять в руки трофей, Алекс Овечкин повернулся к товарищам по команде, поклонился им в пояс, задрал вверх голову и издал торжествующий крик. В нем было все, поистине все, потому что Ови ждал этого момента 13 сезонов и 1 124 игры в НХЛ. Но прежде чем дотронуться до Кубка Стэнли, он посмотрел в лица своим парням.


«Приятно в этом участвовать», — сказал потом Овечкин.


Вот так Алекс Овечкин завоевал, наконец, Кубок Стэнли. Он считал себя частью команды, ведущим игроком и неотъемлемым звеном коллектива, готовым сделать все, что в его силах.


В пятой игре этого финала с «Вегас Голден Найтс», которая закончилась со счетом 4-3, Овечкин забросил одну шайбу, и она принесла «Вашингтон Кэпиталз» первый чемпионский титул. Он оправдывает все предшествовавшие этой победе разочарования. Да, Ови забил шайбу в большинстве, да, он получил пас от Никласа Бэкстрема, но все это кажется вполне уместным и закономерным, потому что эта пара хоть и соперничала, но в то же время, вместе делила горечь поражений.


Когда Овечкину разрешили подъехать к кубку, потрогать его, поднять над головой, поцеловать и забрать с собой, он ни на секунду не забывал о тех, кто дал ему такую возможность. Это такие люди как Деванте Смит-Пелли, который сравнял счет в третьем периоде, а в играх плейофф забил столько же голов, сколько и в регулярном сезоне. Это Ларс Эллер, забросивший победную шайбу за семь минут до конца матча. Обычно этого времени хватает только на чашку кофе, но оно стало вечностью для фанатов красно-белых, которые громко заявили о себе на арене «Ти Мобайл», не говоря уже о их собратьях, высыпавших на улицы родного города клуба.


В самые напряженные моменты он начинал сомневаться, что это вообще случится. В мире мало спортсменов, которые относятся к спорту так, как Овечкин относится к хоккею. Сомневался ли клуб вместе с ним? Было так много срывов и неудач, что они уже не казались совпадением.


«Этот момент, мы ждали его долго, очень долго, — сказал Овечкин. — С первого дня. Тут интересная история».


И он рассказал историю о первом годе своего пребывания в городе, о том, как он приехал домой к владельцу клуба Теду Леонсису. «Мы плавали в бассейне, — рассказал Овечкин, — и тут Леонсис повернулся ко мне и сказал: „Настанет день, и мы его выиграем"».


Тогда казалось, что это легко и просто. Боже, да что они знали о том, что их ждет впереди!


«Сколько прошло — 12, 13 лет?» — спросил генеральный менеджер Брайан Маклеллан. Вторая цифра точнее. «Пройти через все и добиться своего? Это выдающееся достижение».


Но чтобы это случилось, были нужны перемены. И перемены произошли. Последние два месяца Овечкин тщательно вымарывал многое из того, что могла стать его наследием. Не случись то, что произошло в четверг вечером, и он так и продолжал бы писать одну и ту же заезженную историю год за годом, сезон за сезоном: он не может обойти «Питтсбург», он не тот лидер, который нужен команде, ему чего-то не хватает, но он не может понять, чего.


Уйди он в отставку до этого исторического четверга, и не было бы дискуссий о том, кто лучший игрок в истории НХЛ, не сумевший завоевать кубок. Не было бы Марселя Дионна, Павла Буре, Эрика Линдроса и Кэма Нили. Был бы только Алекс Овечкин.


А что теперь? Теперь этот старый спор продолжится. Но в нем не будет фигурировать самый важный игрок в истории франшиз «Кэпиталз». Овечкин получил свой Кубок Стэнли. И даже не пытайтесь отнять его.


«Люди должны изменить свое мнение о нем, — сказал Маклеллан. — Он играл в тотальный хоккей. Он играл внутри системы. Он привел нас к чемпионству. Он действительно лидер».


Овечкину 32 года, и может быть, если бы он выиграл свой первый кубок тогда, когда плавал в бассейне у Леонсиса, он наслаждался бы славой гораздо больше. А так, остаток вечера в четверг Ови старался избегать внимания окружающих.


«Дело не во мне», — сказал Овечкин. Он отвечал на вопрос о Евгении Кузнецове, молодом центральном нападающем из России, который на этом турнире внес немалый вклад в 15 шайб, забитых Ови. Овечкин отдал должное не только талантам Кузнецова, но и профессиональной этике Смита-Пелли, и мощному голу Эллера. Это уже не тот пламенный юноша, который, радуясь забитой шайбе, бросался всем телом на стекло ограждения, как бы специально подвергая себя опасности. В какой-то момент эта неподдельная радость немного рассеялась, и Овечкин начал просто вкалывать. Его показатели после регулярного турнира прекрасны — 46 шайб за 97 игр. Но появился давящий груз, груз ответственности. Справедливо это или нет, но данный факт не вызывает сомнений.


Этот турнир все изменил. Весной все эмоции фанатов «Кэпиталз» отражались на лице у Овечкина. Когда его команда победила «Питтсбург Пингвинз» (сладчайший момент, не правда ли?), Овечкин устремил взор в небеса, и этим подвел итог матча. Когда вратарь Брэйден Холтби спас команду, обеспечив «Кэпиталз» первую победу в серии во второй игре (3-2), Овечкин закрыл лицо перчатками. Очень человечный жест.


«В этом году он какой-то другой, — сказал Маклеллан. — С начала года он становился все лучше и лучше, сильнее и сильнее. Это что-то внутри него. Он сказал: „Это мой шанс"».


Когда такой шанс ему представился, Овечкин перепрыгнул через бортик, а когда за воротами Холтби началась драка, он был не в центре свалки, а с краю. Когда Овечкин получал приз как самый ценный игрок плейофф, он сначала показал рукой в сторону товарищей по команде, и уже потом подъехал за наградой к комиссару НХЛ Гэри Беттману.

© REUTERS, Gary A. Vasquez-USA TODAY Sports
Игроки «Вашингтон Кэпиталз» празднуют победу


И вот кубок. Он капитан, и эту честь он заслужил, находясь на другой ступеньке своего развития. Капитан первым берет в руки Кубок Стэнли. Овечкин был готов к этому. Но у него был свой план.


«Он сказал, что потом отдаст кубок мне», — заявил Бэкстрем. Этим двум игрокам принадлежит наибольшая заслуга в том, что «Вашингтон Кэпиталз» изменили стиль своей игры. Это они создали такую ситуацию, когда фанаты толпой валят на арену, смотрят матчи по телевизору и тысячами выходят на улицы, чтобы посмотреть игру на больших экранах. И вот этот момент наступил — их общий момент.


«Мы так долго ждали», — сказал Овечкин.


Он первым проехал с кубком, он поднял его над головой, он поцеловал его. А потом передал Бэкстрему. Посмотрите эти кадры, и я обещаю, что вы потянетесь за носовым платком.


А когда Бэкстрем покатился по льду, Овечкин поехал вместе с ним. «Это было здорово, что он катался вокруг меня», — сказал Бэкстрем.


Это был их общий момент, момент коллективного участия и торжества. Когда игроки команды по очереди поднимали кубок, Овечкин всегда был рядом, каждый раз.


«Давайте сфотографируемся! — закричал он. — Давайте сделаем групповой снимок!»


Этого снимка он ждал всю свою карьеру. И когда щелкнули камеры, Овечкин был в середине с кубком, который, как ему иногда казалось, он никогда не возьмет в руки. Гораздо важнее было то, что его окружали парни, помогавшие держать эту награду. И то, что он понял: они внесли такой же вклад, как и он, чтобы этот момент, наконец, наступил.