Всемирно известная пианистка Анжелика Акбар (Anjelika Akbar), ставшая гражданкой Турции после распада Союза Советских Социалистических Республик, побеседовала с «Сабах» (Sabah). По словам Акбар, к этим землям ее притягивает красивая душа турецкого народа. Акбар отмечает, что президенты Эрдоган и Путин очень похожи друг на друга с точки зрения своих лидерских качеств…


— Вы автор более 500 композиций, музыкант, который дает концерты во многих частях мира. Какое место музыка занимает в вашей жизни?


— Музыка для меня — сама жизнь. Так как мои родители — тоже музыканты, я еще в утробе матери стала неотделимо связана с музыкой. В два с половиной года я знала ноты. В четыре с половиной года — сочинила свою первую мелодию. А в пять лет — дала свой первый концерт.


Я полюбила душу турок


— Тот день, когда вы впервые ступили на землю Стамбула, вы называете «своим праздником». Что делает Турцию такой ценной для вас?


— Притягивают меня к этим землям люди и их прекрасное сердце. У Анатолии, на мой взгляд, есть особые чары. Все, что живет в том или ином месте, имеет свое слово. А слово этих земель — душа. Это очень широкое и глубокое понятие; в том смысле, который мы в него вкладываем, это слово есть только в турецком языке. Есть особое состояние, которое испытывают и излучают люди, живущие в Анатолии, «состояние души» как средоточие многих чувств, настроений, помыслов… Именно это состояние меня манит. Побывав во многих странах мира, я могу сказать, что нигде больше я не встречала такого особого «состояния души», какое характерно для людей на этих землях. В том числе в России. Я очень люблю чистосердечность, искренность, отзывчивость турок, их готовность прийти на выручку. Турецкий народ в полной мере не осознает свою особенность и силу. Это очень сильный народ, но, возможно, от скромности в турецком обществе принято считать: «Мы не очень хороши». Скромность — это, конечно, хорошее качество, но все должно быть в меру. Если мы осознаем нашу ценность, мы сможем уверенно держаться перед внешним миром. Для того чтобы крепче стоять на международной арене, мы должны сначала познать и полюбить себя.


— Когда вы говорите о Турции, вы употребляете слово «мы»…


— У меня одно гражданство, и это гражданство Турции. В Турцию я приехала еще до распада Советского Союза, вскоре союз распался, и у меня остался советский паспорт, хотя страны такой больше не было. Потом я стала гражданкой Турции, и все это время мне даже в голову не приходило принимать гражданство еще какой-нибудь страны. Я так люблю Турцию, что, когда бываю за границей и слышу что-нибудь негативное о нашей стране, я не могу смириться с этим. Я совершенно нетерпима к тем или иным высказываниям против Турции. За рубежом в том числе под влиянием масс-медиа ведется множество дезинформационных кампаний против Турции, публикуются фейковые новости. А это, к сожалению, влечет за собой возникновение предубеждений в отношении нашей страны. Сталкиваясь с такой ситуацией, я сразу же выражаю свое несогласие и рассказываю о Турции, которую я знаю и люблю. Когда я встречаю несправедливую, негативную новость о Турции, меня охватывает дрожь и досада.


Церемония «Сабах» была чудесной


— Что вы думаете о президенте России Владимире Путине?


— Я люблю Путина. Это сильный лидер со стойкой позицией. Думаю, что между президентами Путиным и Эрдоганом есть весьма схожие стороны с точки зрения лидерства. Эрдоган и Путин являются очень сильными лидерами и обладают чрезвычайно высокой силой воздействия. Это лидеры с крайне сильными характерами, которые открыты для новых идей.


— Вы приняли участие в церемонии вручения наград в области культуры и искусства «Звезда Сабах». Как вы оцениваете эту церемонию?


— Это был прекрасный, успешный, продуманный до мельчайших деталей вечер. И члены жюри, и награжденные лауреаты — профессионалы, добившиеся успеха в своих областях. Я выходила на сцену для вручения награды лучшему музыкальному учреждению и очень волновалась. Речи, звучавшие в момент вручения награды Кенану Ышыку (Kenan Işık, турецкий актер, телеведущий, журналист — прим. пер.), тоже очень меня растрогали.


— Над какими проектами вы сейчас работаете?


— У меня есть проект «Стамбул Айвазовского», который реализуется под эгидой администрации президента Турции. Айвазовский, один из самых любимых российских художников, написал много картин о Стамбуле, в который он был влюблен. Как руководитель и композитор проекта я написала «Рапсодию Айвазовского», переведя картины этого художника на язык музыки. Администрация президента Турции поддержала этот проект. С точки зрения российско-турецких отношений этот проект выполняет функцию культурного моста.


Я черпаю вдохновение в турецком народе


— Есть ли такие места, где вы черпаете вдохновение при написании музыки?


— Есть. Мосты, например. Я в восторге от мостов, которые связывают Европу с Азией. Я ощущаю всю исключительность каждого момента перемещения из Азии в Европу, и это чувство делает меня очень счастливой. Ни в одной стране мира нет ничего подобного, что делало бы тот или иной город таким особенным. Особенность Стамбула как моста между двумя континентами, на мой взгляд, дает этому городу большую ценность. Турции следовало бы больше ценить эту особую сторону Стамбула с точки зрения туризма. Стамбул богат и историческими местами. Наряду с Босфором я черпаю вдохновение и в таких исторических местах, как Султанахмет. Но больше всего — в турецком народе.


Мы возлагали вину на христианство из-за того, что сделал Гитлер?


— Как вы оцениваете попытки Запада в последние годы поставить ислам в один ряд с терроризмом?


— Я знаю, что значение слова «ислам» — мир. Наравне с тем, как мы, например, не можем связывать с христианской религией теракт, совершенный кем-то, кто определяет себя христианином, так и действия, причиняющие людям вред, со стороны кого-то, кто называет себя мусульманином, мы не можем ассоциировать с исламом. При оценке терактов следует исходить из человеческого фактора. Речь идет об индивидуальной трактовке террориста, которая не связана с религиями. Разве в Европе, например, не создавали суды инквизиции, используя христианскую религию, не убивали людей? Мы увязывали эти суды с христианством? Нет. Или Гитлер, который убил миллионы людей, был христианином. Из-за вреда, который он причинил обществам, мы возлагали вину на христианство? Нет. Таким же образом мы должны относиться к тем, кто убивает людей, называя себя мусульманином. Здесь значение приобретает фактор собственного естества человека. Ни с религией, ни с какой-нибудь доктриной это не связано.


В период самолетного кризиса я несколько недель плакала


— Россия и Турция — две страны, которые с исторической точки зрения обладают сильными и укоренившимися связями. Как вы оцениваете нынешнее сотрудничество между двумя странами?


— Меня очень беспокоил кризис, произошедший в отношениях России и Турции в связи с уничтожением российского самолета, я много плакала, много молилась. Для преодоления кризиса я встречалась со многими людьми как из России, так и из Турции. Поверьте, очень многие молились за то, чтобы отношения наладились. Я могу сказать, что русские очень любят турок и Турцию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.