Часть 1

 

Часть 2

 

Часть 3

 

Часть 4

 

Часть 5

 

Часть 6

 

Часть 7


Михаил Новотелков — лишь один из 150 тысяч человек, потерявших при создании Рыбинского водохранилища свои дома. В 1941 году советское руководство затопило в районе сегодняшнего Рыбинска два города, 700 деревень, 40 церквей и три монастыря. В разговоре со «Штерном» (Stern) Новотелков вспоминает роковой год, в котором не только погиб его отец, но и исчез под водой его родной город Молога:


«До того, как Молога исчезла в Волге, она была чудесным городом. В ней было всего пять улиц, но там были мастерские, конюшни, поля, церкви, три школы, библиотеки, рыночная площадь и добровольная пожарная дружина. И даже монастырь.

Развалины города Молога, затопленного при строительстве Рыбинского водохранилища, в Ярославской области.

Прекрасной была и окружающая местность вблизи Волги. Там было много болот и лесов, где люди собирали ягоды.


Одна из городских артелей варила из ягод экстракты, их продавали кондитерским и парфюмерным фабрикам. Летом приезжали отпускники. На берегу Волги был великолепный песчаный пляж, там люди купались.


Мой отец работал тогда техником на элеваторе, мать была учительницей. Правда, все наши предки были купцами, в Мологе было много магазинов, а также рыночная площадь. К счастью, мой дед обанкротился, как раз когда к власти пришли Советы. Возможно, это спасло ему жизнь.


В 1936 году суд сослал отца на шесть лет в один из лагерей ГУЛАГА, в Магадан, на край света. Его обвинили в том, что он вел агитацию против советской власти — на самом деле он рассказал антисоветский анекдот. Люди, затаившие на него обиду, донесли на него в тайную службу. Из заключения мы получили одно единственное письмо. А в марте 1941 года пришло официальное уведомление. Отец умер на шахте под названием „Одинокая". В том же году, когда умер отец, жители Мологи узнали, что их город будет затоплен. Оказывается, было принято решение построить тут гидроэлектростанцию, а для создания водохранилища перегородить Волгу плотиной. При заполнении Рыбинского водохранилища были затоплены два города и 700 деревень, а вместе с ними 40 церквей и три монастыря. С Угличским водохранилищем произошло то же самое — там затопили 100 деревень. До сих пор у города Калязина из воды торчит колокольня. Только из-за нашего водохранилища 150 тысяч человек потеряли свои дома. В том числе мы».

Колокольня затопленного Никольского собора


В России переезжают и деревянные дома


«Правда, нам повезло: комиссия осмотрела наш дом и решила, что дом может переехать вместе с нами. Все бревна пронумеровали, затем дом разобрали, погрузили на плот и отправили в Рыбинск, в котором мы сегодня живем. В некоторых местах дома еще видны номера бревен. На новом месте дом вновь собрали. Наших коз мы тоже забрали с собой. Перевозку осуществляли заключенные ГУЛАГА. Они также должны были подготовить город к затоплению — сжигали деревянные дома, вырубали лес, очищали землю, валили телеграфные столбы. Церкви они валили как деревья.


Для молодежи все это было просто, они так или иначе хотели уезжать из Мологи. А вот старики очень переживали. Они любили свой город.


Потом я ушел на войну, в 1945-м даже был в Берлине. В общей сложности я отслужил в армии семь лет, очень долго. Потом я выучился на инженера и стал работать в администрации, отвечал за сельское хозяйство области».


«Наши депутаты очень богатые! А многие люди бедные!»


«В Мологу я возвращался несколько раз. В 1972 году уровень воду опустился так низко, что мы могли увидеть остатки города. Меня с семьей отвезли туда рыбаки. Мы смогли различить остатки телеграфных столбов на улицах. По ним я и ориентировался, даже нашел рыночную площадь, рядом с которой когда-то стоял наш дом. Были видны и фундаменты некоторых домов.


Советский Союз отнял у меня мой город, мой отец погиб при Сталине, но потом советская жизнь была простой. Все жили приблизительно одинаково. Я зарабатывал 200 рублей в месяц, директор фабрики вдвое больше. Сегодня же рабочий получает 20 тысяч рублей, то есть 300 евро, а директор миллион. Наши депутаты такие богатые! А многие люди бедные. Моя дочь, отработав 40 лет, получает пенсию в 100 евро. Она бы рада была работать, но работы тут нет даже для молодых».


«Политика Путина мне не нравится»


«Сегодня у нас олигархи. Они отправляют деньги за границу, и им плевать на Россию. Наше правительство тратит столько денег на армию, полицию и другие органы безопасности. Иногда я думаю, что у нас полстраны кого-то охраняет или готовится к войне. Это же с ума сойти можно!


Поэтому за президента я никогда не голосую, я голосую за либерала Григория Явлинского. Политика Путина мне не нравится. Наша страна ничего не производит. Мы живем нефтью и газом. Мне осталось жить немного, но я переживаю за детей, внуков и правнуков.


В Мологе люди многое делали сами. У них были большие сады и огороды, на полях росли зерновые. У каждого были корова, свиньи или куры. Сегодня на наших полях растет трава, скотину почти никто не держит. Иногда я думаю, что тогда ушла под воду и другая жизнь. Но что самое абсурдное: сегодня это водохранилище никому не нужно, и электростанция тоже не нужна».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.