После проявленного доверия — когда были зарыты метафорические топоры межпартийных распрей — желто-зеленое правительство теперь следует судить по поступкам. И, в частности, перед судом общественности должен будет предстать новый министр по делам семьи, Лоренцо Фонтана (Lorenzo Fontana), известный своими твердыми убеждениями о том, что следует называть семьей (а что — нет) и о том, кто имеет право на получение субсидий в связи с рождением (а кто — нет). После своего назначения он подчеркнул, что необходимо дать срочный ответ о том, как решать проблемы, связанные с демографическим дисбалансом, возникшим в последние несколько десятилетий, и попытается использовать все доступные средства, чтобы вести надежную политику по делам семьи.


Важно, однако, чтобы эта политика в стремлении достичь результатов не расколола общество, чтобы она руководствовалась четкими представлениями о том, как оптимально распределить ресурсы. Фонтана привел в качестве примера Францию, но, если присмотреться получше, то ориентироваться следует скорее на Германию, которую не слишком любит нынешнее правительство.


Италия и Германия в демографическом отношении похожи. И там, и там наблюдается одинаковый дисбаланс, появившийся в результате спада рождаемости. Однако в последние десять лет наши страны шли двумя разными путями. Во время экономического кризиса рождаемость в Италии постепенно сократилась. Германия, напротив, отталкиваясь от показателей, которые были ниже, чем у нас, в тот же период запустила процесс стабильного роста, благодаря чему ей удалось выйти из условий очень низкой рождаемости (ниже 1,5 детей) и достичь средних показателей по Европе.


Таким образом, если мы посмотрим на абсолютные цифры, то Франция сохраняет хорошие показатели, но если нас интересуют условия и политика, позволяющая увеличить рождаемость, то Германия, безусловно, представляет собой гораздо более интересный случай. Ее успех последнего времени связан с разнообразными факторами, особенно с эффективным и решительным планом поддержки служб по уходу за новорожденными, который позволил в кризисный период, с одной стороны, не отказываться от работы тем, кто решил завести семью, а с другой — не отказываться от решения рожать детей тем, у кого была работа.


Показатели рождаемости среди немецких пар, таким образом, снова начали расти, но очень важную роль сыграл вклад, сделанный иностранными парами. В результате в конце рецессии Германия фиксирует увеличение рождаемости на более чем 100 тысяч новорожденных в год по сравнению с началом рецессии, в то время как в Италии этот показатель почти на столько же падает.


Интересно рассмотреть ситуацию в Берлине. В крупных городах все труднее и сложнее становится соотносить время работы и личной жизни, и именно тут, главным образом, можно измерить эффективность реализованной политики. Очень важным стал тот факт, что в немецкой столице рост рождаемости оказался выше, чем средние показатели по стране. Количество детей на одну женщину — изначально этот показатель находился на одном из последних мест в крупных европейских городах — в последние десять лет повысился от 1,29 до 1,56 (почти достигнув, таким образом, уровня Парижа).


Совершенно противоположная динамика отмечается в Риме, где усугубился общенациональный спад рождаемости, в результате чего столица Италии оказалась в ряду крупных городов с максимальным сокращением рождаемости за тот же самый период.


Берлин сегодня привлекателен не только своими экономическими условиями, но и качеством жизни и особым вниманием к службам для семей. Растущие показатели — это укрепление государственного предложения, гибкая интеграция с частными службами (которые координирует и отслеживает местное правительство), постоянный надзор за качеством, постепенное снижение цен. Отмечается также высокий уровень попыток использовать инициативы и возможности слияния трудовой и частной жизни внутри мелких и средних предприятий.


В целом пара, решившая родить ребенка в Берлине, — особенно, если у нее нет родственников, оказывающих поддержку, — знает, что сможет рассчитывать на доступ к эффективной системе информации и сервисов, которая постоянно улучшается, чтобы соответствовать разнообразным и переменчивым требованиям семей. И все это происходит в рамках открытой инклюзивной политики.


Теперь, когда кризис уже позади, Италия готова к перезагрузке при условии, что она не ошибется в политике, которая будет ее подпитывать и поддерживать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.