Корреспондент Карел Харинг отправился в гущу Чемпионата мира по футболу из Москвы в Санкт-Петербург на специальном ночном поезде вместе с болельщиками.


Чтобы огромные расстояния между городами и путешествия на самолете не опустошили счета болельщиков, ФИФА предложила им несколько железнодорожных маршрутов бесплатно. Эти поезда ходят только по ночам, и конфузов в них не оберешься.


«Не забудьте приехать на вокзал за полчаса до отправки», — такой совет вам дадут, если вы собираетесь отправиться в дальний путь с одного из крупных московских вокзалов. На то есть свои причины. Если вы прибежите в последний момент, то можете попасть впросак.


Среда, вечер, начало одиннадцатого. Однако перед вокзалом на Комсомольской площади намного больше людей, чем обычно бывает в это время. Хотя на билете и пишут «вокзал Москва-Октябрьская», используется другое название — Ленинградский, поскольку все поезда идут в этом направлении, то есть в современный Санкт-Петербург. Тут же находится Ярославский и Казанский вокзалы.


Люди стоят на ступеньках перед входом в зал, потому что перед металлодетекторами, где проверяют багаж, собираются очереди. Но у касс не так много народу: у большинства уже есть билет. Международная федерация футбола (ФИФА) предложила обладателям билетов и аккредитованным журналистам бесплатный проезд в некоторых поездах и в некоторых вагонах.


С 21 до 23 часов в одном направлении отправляются сразу три состава. Это подтверждает популярность направления, и большинство билетов на эти поезда уже заранее забронированы. Когда билет заказывал я (при резервации нужно указать конкретную игру, на которую вы идете, а также номер аккредитации или билета), вагон был еще относительно пуст, и у меня зародилась напрасная надежда, что народу будет немного. Как я ошибался…


После осмотра службами безопасности пассажиры направляются к поездам. У каждого из 15 вагонов стоит проводник в серой форме, который проверяет билет и паспорт. Я поднимаюсь по лестнице, вхожу сразу во второе купе, где нахожу верхнюю полку под номером 88. Пока купе пусто, и я сразу надеваю шорты и майку для сна. Справа от меня пока только рослый португальский журналист ожидает свою компанию, а в купе слева — азиатская пара. Потом к ним присоединяются новые пассажиры.


Я стелю постель, когда входит русский лет 54 с двумя взрослыми сыновьями. Я немного расстроен, так как хотел с кем-нибудь поболтать. По-английски они не говорят, а у меня после уроков русского в начальной школе в голове остались только базовые фразы.


Семья делит полки, а я жду в коридоре и наблюдаю, как быстро они обустраиваются. Снимают ботинки, носки и — хоп и они уже в тапках. Из купе раздается вонь в стиле «папа, ты разулся». М-да, что ж. После прохождения срочной службы в Военной части 7214 в Чаславе я привык ко всему, однако с тех пор сильно подрастерял способность игнорировать разные запахи.


Я ищу туалет, а по пути незаметно присматриваюсь к другим купе. Все пассажиры, которые только знакомятся, немного стыдливо ожидают и в основном сидят в вещах, в которых вошли в вагон. Когда я возвращаюсь, мои попутчики уже одеты в тренировочные штаны и майки. Глава семьи отправляется на вечерние гигиенические процедуры.


Через маленькое окошко запах носков еще не выветрился, но придется идти внутрь. Я ощущаю непрямое давление от большей части пассажиров нашего купе и понимаю, что никаких разговоров не будет, поэтому ложусь спать. Я взбираюсь на узкую полку, неловко ложусь, но еще работаю на ноутбуке.


Они не возражают и даже оставляют двери в купе открытыми. На короткий вопрос: «Закрыть?» — старший из сыновей отрицательно мотает головой. Мол, не надо. Кажется, мы одни поступили так смело. Рассудительное большинство для безопасности закрылось на замок, а мы оставили дверь открытой до самого утра, и проводнику не пришлось стучать нам в дверь, чтобы разбудить.


Странное ощущение, когда просыпаешься среди ночи (несколько раз), поворачиваешься на полке, а на расстоянии чуть большем того, на котором привык видеть жену, лежит в одних трусах, сбросив одеяло, парень, которого ты прежде никогда не видел и, наверное, уже никогда не увидишь. А под ним еще один. Третьего не видно, но зато слышно из-за его постоянного покашливания.


Я вспомнил английского журналиста Джорджа Колкина, который несколько дней назад описывал свой 30-часовой путь в Екатеринбург. Ему повезло: в купе с ним была в том числе одна молодая женщина.


Что ж, родителей и попутчиков в спальном вагоне из Москвы в Петербург не выбирают…


Через восемь часов (и семьсот километров) мы приближаемся к цели. На улице уже давно светло. В эти дни в Санкт-Петербурге не бывает темно: это период белых ночей, который начинается 11 июня и заканчивается второго июля.


«До свидания», — мы прощаемся. Все постепенно движутся по вагону к выходу, а эти трое пьют чай из традиционных стаканов в кованых подстаканниках. Они еще в тренировочных штанах и не спешат: они знают, что у выхода с вокзала будет большая очередь. Мы особенно-то не поговорили, зато я многому от них научился.


Впечатления во время нынешнего Чемпионата можно получить не только на стадионах и в барах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.