С момента выборов 2016 года прошло уже 600 дней, но многие американские избиратели до сих пор с глубоким недоверием — а порой даже с откровенным презрением — относятся к результатам политических опросов.


На самом деле результаты общенациональных опросов общественного мнения в 2016 году были достаточно точными: предполагалось, что Хиллари Клинтон одержит победу на голосовании с разрывом примерно в 3 пункта, и она действительно победила с разрывом в 2 пункта.


Однако те избирательные модели, которые позволили представить победу Клинтон как нечто решенное, заставили ее сторонников почувствовать себя преданными, когда благодаря системе коллегии выборщиков президентский пост достался Дональду Трампу. Сегодня для этих избирателей недоверие к результатам опросов, возможно, уже практически превратилось в нечто священное.


Тем не менее, хотя американцы, считающие, что Трамп причиняет вред их стране, зачастую с недоверием относятся к тем результатам опросов, которые могут показаться хорошими новостями для их единомышленников, те же самые американцы нередко торопятся верить таким цифрам, которые на первый взгляд свидетельствуют в пользу Трампа, но на самом деле преувеличивают крепость политических позиций президента.


Когда на прошлой неделе Трамп побил личный рекорд популярности — в ходе опроса, проведенного Gallup, 45% американцев высказались с одобрением по поводу его политики, а рейтинг одобрения Трампа среди республиканцев составил 90% — множество взволнованных противников президента задались вопросом, как такое могло произойти.


Но ничто не вечно: в понедельник, 25 июня, по результатам очередного опроса Gallup рейтинг Трампа понизился до 41%, и это было связано с тем, что американцам стали известны новые подробности его политики по разъединению семей мигрантов на американской границе. В действительности рейтинг одобрения Трампа оставался «невероятно стабильным» в границах между 36% и 43%, как отмечали аналитик Гарри Энтен (Harry Enten) и другие эксперты.


В нормальных условиях рейтинг одобрения существенно меньше 50% означал бы конец карьеры действующего президента и полностью исключал бы возможность переизбрания. А внутрипартийная поддержка в 90% в последнее время уже не является чем-то необычным.


«Не обращайте внимание на результаты опросов», — предупреждает 55-летняя ветеран армии США и сторонница Клинтон, которая пишет в твиттере под ником @politicalppatty и которая не хочет раскрывать свое настоящее имя, опасаясь потерять свои ветеранские льготы.


«Даже если говорят, что рейтинг Трампа падает, что ему грозит импичмент, не обращайте внимания. Демократы не могут добиться активного участия своих сторонников в выборах. Мы не можем объединиться. У нас нет такой стратегии, какая есть у республиканцев. Поэтому не обращайте внимания на результаты опросов. Если мы все не явимся, мы проиграем».


Некоторым избирателям трудно понять, как Трампу удается сохранять такую мощную поддержку со стороны республиканцев. Однако, хотя Трамп является необычным президентом — в смысле его политического стиля и поведения — определенные характеристики его президентства, такие как мощная поддержка его партии, вполне соответствуют историческим тенденциям, как сказала Линн Ваврек (Lynn Vavreck), профессор политологии Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе.


«Мне кажется, проблема заключается в том, что люди хотят думать, что Трамп должен быть другим, и у него не должно быть такого же рейтинга одобрения, как у "типичного" президента-республиканца», — сказала Ваврек.


«Но он президент и республиканец, поэтому возникает встречный вопрос: а почему мы считаем, что он должен быть другим? Ответ на него заключается в том, что он ведет себя по-другому. Но при этом партийный ярлык все еще имеет очень большое значение для обычных людей».


Если говорить о хороших новостях для критиков президента, то активная поддержка со стороны Республиканской партии, возможно, уже не такова, как прежде, потому что численность партии начала уменьшаться. Демократы добились преимущества в 7 пунктов по числу зарегистрированных избирателей, о чем свидетельствуют результаты опроса Gallup: в ноябре 2016 года они опережали республиканцев всего на 2 пункта.


Кроме того, республиканцы теряют очень влиятельных сторонников, таких как Стив Шмидт (Steve Schmidt), который в 2008 году руководил избирательной кампанией Джона Маккейна (John McCain) и который работал в Белом доме Джорджа Буша-младшего. В своей новой колонке в Washington Post влиятельный консервативный комментатор Джордж Уил (George Will) призвал республиканцев голосовать за демократов на выборах в Конгресс.


«Сегодня в Республиканской партии, которая стала игрушкой президента, тон задает только он, — написал Уил. — Поэтому, голосуя против его партии, вы восстановите достоинство страны и подвергнете его изоляции».


Но если критики Трампа, которые все же интересуются результатами опросов, задаются вопросом, как можно измерить масштабы нарастающей оппозиции, им не стоит чрезмерно фокусироваться на уходе влиятельных фигур из Республиканской партии. По словам аналитиков, гораздо большее значение для разгрома блока Трампа на будущих выборах будут иметь такие факторы, как явка избирателей, принадлежащих к меньшинствам, чьи голоса Трамп потерял в 2016 году.


Другой важной группой избирателей будут белые американцы из рабочего класса, которые голосовали за Барака Обаму. Согласно анализу официальных данных избирателей трех штатов, проведенному New York Times, почти каждый четвертый белый избиратель из рабочего класса, прежде поддерживавший Обаму, в 2016 году поддержал Трампа.


Останутся ли эти избиратели на стороне Трампа? Опрос, который совместно провели Economist и YouGov среди людей, голосовавших на последних президентских выборах, показал, что многие сторонники Трампа немного разочаровались в нем. Рейтинг президента упал на 7 пунктов, с 48% до 41%.


Ваврек рассказала о парадоксе Трампа, который мешает оценить масштабы и скорость политических ветров, вращающихся вокруг него. Будучи необычным кандидатом в 2016 году, Трамп сумел создать видимость необычных выборов, хотя на самом деле они были совершенно обычными в смысле поведения избирателей.


«Выборы 2016 года действительно во многих отношениях были обычными президентскими выборами. Проблема была в том, что в тот момент мы не могли этого понять, потому что тогда мы видели только то, насколько необычными они были», — объяснила она.


«Но говорить сейчас, что мы должны игнорировать все, что выглядит необычным, — нет, не думаю, что мы хотим это делать. Я не считаю, что урок выборов 2016 года сводится к следующему: если вы видите что-то, что выходит за рамки установившегося баланса, не обращайте внимания, потому что это и есть баланс».


«На самом деле все не так. Если вы видите перед собой нечто, что не соответствует историческим нормам, я думаю, нужно остановиться с спросить себя: что все это может значить?»


Для некоторых американских избирателей — самых разных политических убеждений — ответ на этот вопрос прост. Неважно, что говорят нам цифры: не обращайте внимания на результаты опросов и голосуйте.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.