В некоторые моменты американской истории действия российского государства откровенно сопрягались с американской расовой политикой, и это происходило с очевидными для всех последствиями. До появления движения против насилия в отношении чернокожего населения «Блэк Ливс Мэтта» (Black Lives Matter, BLM) коммунисты временами обеспечивали людям с черным цветом кожи полную и недвусмысленную защиту, даже если эта защита иногда использовалась в целях международной пропаганды против Соединенных Штатов.


Так что современные российские тролли, которые в 2016 году после гибели Филандо Кастиля (Philando Castile), убитого полицейским в Сент-Поле, штат Миннесота, создали в «Фейсбуке» фальшивый аккаунт и запланировали демонстрацию, вписались в эту долгую и сложную историю. Но Советский Союз, который ушел в прошлое, рекламировал себя как государство, где расовой дискриминации нет, и это привлекало некоторых чернокожих людей, таких как Пол Робсон, которые ездили по стране и иногда там жили. Теперь российское государство «управляемой демократии» периода после холодной войны подобных иллюзий у нас не вызывает. Более того, российский «проект» при президенте Владимире Путине стремится дестабилизировать американскую демократию, настраивая друг против друга внутренних демонов США.


Во времена Великой депрессии Советский Союз на весь мир трубил о явных свидетельствах несправедливости расовой дискриминации как доказательстве неискренности заявлений США о свободе и демократии. Несправедливое лишение свободы девяти афроамериканских юношей в Скотсборо, штат Алабама, по ложному обвинению в изнасиловании двух белых женщин в поезде в 1931 году стало главной пропагандистской победой коммунистической партии. Компартия также помогла обеспечить ни в чем не повинным чернокожим обвиняемым столь необходимую юридическую, финансовую и моральную поддержку в тот момент, когда основные правозащитные организации делали вид, будто ничего не происходит.


В разгар холодной войны интерес коммунистов к жизни чернокожих был неоднозначным. С одной стороны, по-настоящему искренние американские коммунисты действительно верили в марксизм как средство достижения расового равенства. Белые американские коммунисты настолько упорно отстаивали это убеждение, что (в некоторых случаях) рисковали своим здоровьем или жизнью, организуя межрасовые союзы, нарушая «цветной» барьер на севере и юге и заключая браки с афроамериканцами, когда это было незаконно. Для этих истинных приверженцев расового равенства отмена расизма и белого превосходства была ключом к искоренению отвратительных политических и экономических явлений, появившихся в условиях глобального капитализма.


С другой стороны, представители руководства КПСС, аппаратчики и газеты видели в расовом кризисе, нараставшем в США, возможность защитить Советский Союз от критики в отношении его собственных нарушений прав человека, ползучего авторитаризма и почти нескрываемых имперских амбиций.


Холодную войну, которая началась после Второй мировой войны, иногда называют идеологическим конфликтом между либерально-демократическим капитализмом и коммунизмом советского образца. Президент Рональд Рейган свел ее к битве между добром и злом. По правде говоря, во время начинавшейся эпохи деколонизации Африки и Третьего мира сердца и умы имели не меньшее значение, чем идеология, а возможно — даже большее.


Администрации Трумэна, Эйзенхауэра, Кеннеди и Джонсона управляли Америкой в самые жаркие годы холодной войны. За эти два десятилетия США разработали свой собственный вид изощренный расовой пропаганды, чтобы противодействовать реальным и иногда придуманным пропагандистским стереотипам Советов. Госдепартамент, Информационное агентство США и целый ряд федеральных агентств организовывали международные поездки, гастроли джаз-бэндов и публиковали информацию о выдающихся достижениях в области межрасовых отношений, которые обычно шли под рубрикой «Негры — первые» («Negro Firsts»), чтобы разрекламировать прогресс в решении расовых вопросов в Америке.


В то же время в своем телеобращении к народу 11 июня 1963 года президент Кеннеди, говоря о расовых проблемах, заявил: «Сегодня мы придерживаемся принципов всемирной борьбы в защиту прав всех, кто хочет быть свободным… И когда американцев отправляют во Вьетнам или в Западный Берлин, мы требуем отправлять туда не только белых».


В самый разгар расового недовольства, которое совпало со 100-летием провозглашения эмансипации, Кеннеди, выступая на национальном телевидении, косвенно признал, что для реализации американского проекта свободы и демократии необходимо обеспечить расовую справедливость афроамериканцам.


Как тогда, так и сегодня (хотя ситуация изменилась) этот проект остается незавершенным. В прошлом объектами российской пропаганды (или позднее хакерских атак) становились, в частности, Олимпийские игры 1984 года, во время которых КГБ от имени Ку-Клукс-Клана посылал поддельные письма спортсменам из Африки и Азии, Национальный комитет Демократической партии и президентские выборы 2016 года. В отличие от таких объектов у местных инициативных групп и у сетей активистов, ориентированных на СМИ, нет ни ресурсов, ни инфраструктуры, позволяющих заранее предупредить эти атаки. Или ответить на них эффективным способом — если они вообще поймут, что являются объектами этих атак.


Попытки России использовать социальные сети для дискредитации, манипуляции или подрыва движения BLM, подчеркивает уязвимость существующих в нашей стране движений за социальную справедливость. За ними по-прежнему (как и в прошлом) ведут слежку власти; за ними пристально наблюдают и подвергают преследованию правоохранительные органы; в глазах правых и консервативных противников они являются козлами отпущения, и их используют в своих интересах тролли, стремящиеся подорвать американскую демократию.


Иногда незаконные преследования и слежка за организациями чернокожих активистов со стороны местных и федеральных правоохранительных органов также служили аргументами для обвинений со стороны Советского Союза в том, что расовая дискриминация по-прежнему неотступно преследует американскую демократию. Как известно, в 1960-е годы в ряды политической партии «Блэк Пантерс» (Black Panthers, «Черные пантеры») проникли информаторы ФБР, нанеся тем самым урон и ослабив организацию, которая могла стать главной силой в американском обществе. Основных лидеров «Пантер» арестовывали по сфабрикованным обвинениям, их обманом сталкивали с конкурирующими организациями, выступавшими под лозунгом «Блэк пауэр» (Black Power, «Черная сила»), а в некоторых случаях — расстреливали и убивали руками сотрудников правоохранительных органов, фактически получивших разрешение нападать на организацию. А в 1969 году, когда один из информаторов предоставил полиции Чикаго точную информацию, по этой наводке было совершено шокирующее убийство харизматичного лидера «Пантер» Фреда Хэмптона (Fred Hampton).


Таким образом, в 1960-е годы за активистами организаций правозащитников и групп чернокожих, выступавших под лозунгом «Черная сила», вели незаконную слежку, прослушивали их телефонные разговоры и проникали в их организации в рамках печально известной программы ФБР «КОИНТЕЛПРО» (COINTELPRO, Counter Intelligence Program), направленной на подавление деятельности американских радикалов. Сегодня активисты антирасистских движений точно так же становятся мишенью для российских хакеров, пытающихся дискредитировать их важную работу.


И все же, несмотря на все исторические параллели, есть несколько отрезвляющих истин, изобилующих знаками, предупреждающими об опасностях в будущем.


Наиболее очевидным является то, что вмешательство России в выборы 2016 года, возможно, изменило ситуацию в пользу президента Трампа, четко сформулированные расистские взгляды которого в значительной мере способствовали подрыву репутации Америки внутри страны и за рубежом. Что характерно, Трамп сначала прославился тем, что выступил за смертную казнь для обвиняемых по делу «Сентрал Парк файв» (Central Park Five, «пятерых, совершавших пробежку в Центральном парке»). Это дело стало горьким напоминанием о юношах, осужденных в Скоттсборо, дело которых закончилось пересмотрами и освобождением лишь после того, как они в общей сложности провели в тюрьме несколько десятков лет.


Из-за коллективной неспособности Америки противостоять расизму, направленному против чернокожего населения, мы особенно уязвимы на просторах интернета для манипуляций тех самых внешних сил, против которых раньше выступали участники холодной войны.


Наконец — последнее и самое главное. Сегодня, как и в годы холодной войны, нам по-прежнему предстоит пройти путь к расовой справедливости. И эту цель следует провозгласить сердцевиной американской демократии. Страна, инвестирующая не в строительство стен, а в детей, считающая границы не местом разлучения, а возможностью для взаимодействия, и признающая, что расовая справедливость является главной американской ценностью, никогда не поддастся на манипуляции извне.