Необходима была большая победа — и чем раньше, тем лучше. Правда, в середине марта 1943 года немецкая армия отбила назад города Харьков и Белгород, которые потеряла всего месяцем раньше. Но этого было недостаточно, чтобы стабилизировать восточный фронт на более или менее продолжительный период. Вернуть свои позиции на фронте группа армий «Центр» и группа армий «Юг», сильно ослабленные после поражения под Сталинградом, могли, только нанеся Красной Армии серьезное поражение — в идеале в ходе большого сражения с противником, загнанным в «котел», как это было в конце лета 1941 года.


Но это был, как часто случается на войне, не в последнюю очередь вопрос правильно выбранного момента. 13 марта Адольф Гитлер в своем оперативном приказе № 5 распорядился, что наступление на Курск со взятием противника в «клещи» следует начать лишь после распутицы, то есть в конце весны. Операция получила кодовое название «Цитадель».


Однако с назначенной датой был не согласен Эрих фон Манштейн (Erich von Manstein), главнокомандующий группой армий «Юг» и главный стратег всего Восточного фронта: «Я считаю, что группа армий ‘Центр’ может без особого труда взять Курск уже сейчас», — такое сообщение он передал 18 марта 1943 года. По его мнению, русские в тот момент «уже не были способны на многое».

В разговоре в Манштейном начальник генерального штаба сухопутных войск Курт Цайтцлер (Kurt Zeitzler) отклонил это предложение: «Фюрер желает операцию от Чугуева к Изюму». Якобы таким образом должен был быть устранен маленький советский плацдарм на линии фронта группы армий «Юг».

Возникла парадоксальная ситуация: лучший стратег Вермахта хотел немедленной большой битвы, а диктатор и верховный главнокомандующий, обычно мыслящий крупными категориями, делал ставку на мелкую операцию. В результате, как свидетельствуют документы, сохранившиеся в Фрайбургском военном архиве Федерального архива и изученные историком Романом Тёппелем (Roman Töppel), Манштейн подчинился. Он приказал своим командующим армий предпринять в соответствие с пожеланиями Гитлера ограниченное наступление на Изюм под кодовым названием «Ястреб» (Habicht) в середине марта 1943 года.


Но начальники генеральных штабов обеих предусмотренных для наступления армий возразили: по их мнению, несколько мелких операций, следующих одна за другой весной и летом, потребуют значительно больших усилий, чем одно крупное наступление. Поэтому операция «Ястреб» была расширена и переименована в «Пантеру».

Одновременно оказалось, что Верховная ставка, советский генеральный штаб, распознала опасное положение Красной Армии на подходе к Курску и вокруг него и подтянула значительное количество войск к дуге в советско-германском фронте, протянувшейся на 200 километров с севера на юг и на 140 километров с востока на запад.

Движущей силой были генералы

В какой-то момент верховное командование сухопутных войск решило готовить одновременно все три операции: «Ястреб», ее расширенный вариант «Пантера», а также «Цитадель». Но генералы предусмотренных для выполнения операций частей отклонили первые два варианта и однозначно отдали предпочтение «Цитадели». Тёппель цитирует отрывок из неопубликованного военного дневника Манштейна, из которого следует, что «движущей силой при проведении операции «Цитадель» были ведущие генералы Вермахта, а не Гитлер, как всегда утверждалось позднее.


15 апреля 1943 года диктатор подчинился советам своих генералов и приказал: «Я принял решение, как только позволят погодные условия, начать наступательные удары этого года операцией «Цитадель». В качестве даты было назначено 3 мая. Но против этого запротестовало командование группы армий «Центр», считавшее лишь 15 мая реалистической датой начала наступления.

За этим последовала целая череда новых дат: генерал-полковник Вальтер Модель (Walter Model), один из новых фаворитов Гитлера в высшем генералитете, предостерег 27 апреля от слишком скорого начала наступления, которое могло увязнуть в советской позиционной системе. Затем поступило сообщение из министерства вооружений, что к 10 июня на восточный фронт будет поставлено большое количество новых танков, самоходных артиллерийских установок и противотанковых пушек. Гитлер назначил наступление на 12 июня.


Однако 1 июня начало наступления было перенесено на 25 июня, но четыре дня спустя опять передвинуто вперед на 20 июня, а 16 июня было объявлено, что с 18 июня следует ждать назначения точной даты. Но именно в этот день штаб оперативного руководства Вермахтом — нечто вроде группы личных советников Гитлера с генерал-полковником Альфредом Йодлем (Alfred Jodl) во главе — принял решение отложить операцию до выяснения общей стратегической обстановки.

Операция «Цитадель» — Курск 1943 год


Разумеется, это возымело совершенно обратное действие: диктатор решил как можно скорее ударить по Курску. По его мнению, поражение в Северной Африке, по числу попавших в плен солдат превзошедшее сталинградское, уже нельзя было нивелировать пропагандой, для этого были нужны успехи. Наступление должно было начаться 5 июля 1943 года.


«Мы ждем от этого наступательного удара, хотя и пространственно ограниченного, сокрушительного разгрома находящихся там большевистских соединений, — записал в своем дневнике Йозеф Геббельс (Joseph Goebbels). — Кроме того, мы сможем выяснить, какова в настоящий момент сила сопротивления большевистских войск».


Это немецкие солдаты действительно выяснили — быстрее, чем им хотелось бы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.