— Haló noviny: 12 июля в Праге вы открыли выставку своих картин под названием «Российская пропаганда». Вы не боитесь такого названия?


— Алексей Куделин: Нет. Выставка действительно называется «Российская пропаганда», но я не хочу, чтобы это название кого-то отпугивало. Я хотел найти громкое, выразительное название, которое привлекло бы внимание посетителей. В моих картинах пропаганды нет — они, скорее, пародия на пропаганду. Я отчасти ее высмеиваю и хочу, чтобы со мной вместе смеялись и люди. Я хочу посмеяться над собой, вами и вашими и нашими страхами. Своим абсурдом я хочу ответить на информационную ерунду, чтобы мир стал чуть веселее.


Если говорить о пропаганде и России, то я хочу сказать, что я русский, я вырос в России и очень ее люблю. Это хорошая страна. Так что пропагандировать Россию — не грех, как не грех пропагандировать и Чешскую Республику. Обе страны прекрасны.


— Почему вы взяли псевдоним Вася Ложкин?


— Даже не знаю. Он появился как-то случайно из социальных сетей. Ложкин в русском фольклоре означает немного наивное и веселое существо.


— На вашей пражской выставке вы показываете настоящие картины. Так вы больше художник или карикатурист, как о вас иногда можно подумать?


— Конечно, я художник, рисующий картины. В Прагу я привез 70 своих работ, а некоторые даже специально создал для пражской выставки. Другие картины мы подобрали с коллегами так, чтобы они вписывались в контекст темы. Политика меня не интересует, но я хочу навести небольшой мост между людьми, чтобы они пришли, посмотрели, посмеялись, поняли, что не все так страшно, как кажется.


— Вас относят к лидерам русского анималистического примитивизма. Как вы к этому относитесь?


— Мое творчество не примитивизм, как его преподносят некоторые мои критики. Мои картины живут и дышат. Меня даже не так интересует соотношение формы и цветов — я только выражаю основные человеческие чувства: радость, разочарование, восторг, печаль… И именно то, что иногда кто-то перед моей картиной «даст волю чувствам», то есть расплачется или рассмеется, как сумасшедший, означает для меня, что я умею работать с этими чувствами.


— На пресс-конференции в рамках вернисажа вы очень хорошо отозвались о Чешской Республике, сказав, что любите приезжать к нам. Сколько раз вы уже бывали в Чехии?


— Четыре. Я люблю к вам возвращаться, потому что здесь я всегда встречался с милыми и приятными людьми, и все было превосходно. Я бывал тут как простой турист, в основном в Праге, но один раз ездил и в Кутна-Гора.


— Вы говорите, что немного высмеиваете российскую пропаганду в своих картинах. А есть ли она на самом деле?


— Честно говоря, я не знаю. Я человек искусства, а не политик. Я знаю, что в последнее время появилось много выдумок о том, что русские якобы влияют своей пропагандой на Соединенные Штаты Америки, что вмешиваются в разные выборы, в том числе в Европе, и так далее. Думаю, что все это скорее игры СМИ, которые хотят привлечь к себе внимание. Само словосочетание «российская пропаганда» уже похоже просто на восклицательный знак.


В России мне живется хорошо, разумеется, потому, что я родился и вырос в этой стране. Что касается российской пропаганды, то, вспомните, недавно в России прошел чемпионат мира по футболу, и не возникло никаких проблем, трений между болельщиками и организаторами, местными жителями и иностранными гостями. Те, кто приехали к нам и хотели посмотреть футбол, просто увидели, что в России живут нормальные люди, у которых те же заботы и интересы, что и у них. Да, и это тоже пропаганда.


— Тогда логично предположить, что любое государство, а тем более любая держава, проводит свою пропаганду. То есть существует не только российская пропаганда, но и французская, немецкая, американская… и да, еще и чешская.


— Да, ведь я имею в виду не только политическую пропаганду, но и пропаганду здоровья, трезвости, каких-то моральных ценностей, спорта и прочего. Каждое государство стремится в этом смысле пропагандировать самого себя. Это нормально.


— То есть вы воспринимаете пропаганду как нормальное явление?


— Да.


— А знаете ли вы, что в Чешской Республике есть очень встревоженные представители СМИ и политической арены, которые предостерегают от российской пропаганды, боятся ее, и у нас даже создан специальный отдел МВД, в задачи которого в том числе входит борьба с российской пропагандой?


— В деталях о том, что у вас происходит, я не знаю. Но сейчас, пожалуй, во всей Европе существует тенденция критиковать Россию за все. Мы живем в мире, где есть определенные противоречия между Западом и Востоком. Я бы даже подчеркнул, что кое-кто заинтересован в том, чтобы преувеличивать разницу между нами. Хотя и тут, и там живут одинаковые люди. Обычные люди живут одним и тем же и у вас, и у нас.


Также нужно понимать, что во всех странах государство, то есть его представители, пропагандируют свои флаги, символы, национальные и государственные праздники, годовщины, обычаи, патриотизм. Это нормально, и не стоит считать это пропагандой в негативном смысле.


— Я говорила, что часть чешского населения поверила заявлениям об угрозе вездесущей российской пропаганды. Другая часть, наоборот, восхищается русской культурой, любит Россию. Приближается годовщина 21 августа 1968 года, и, несомненно, много будет сказано против современной России. Когда же отмечается годовщина освобождения от фашизма в 1945 году, то мероприятий и слов мало. Как вы это оцениваете?


— Мы знаем, что люди в разных войнах воевали друг против друга. Кто-то победил, кто-то проиграл. Такова история. Мы должны научиться ее преодолевать. Я стараюсь снизить градус напряженности между людьми, в том числе информационной, чтобы давление подлинной пропаганды ослабло и между людьми, и между государствами. Для этого и проводятся мои выставки. Это мой вклад в нормальные отношения и нормальный мир. Потому что иначе действительно покажется, что мир сходит с ума.


А ведь обыкновенные вещи одинаковы во всем мире, как я уже сказал. Мы все хотим быть здоровыми, живыми, работать, хотим, чтобы наших детей хорошо учили в школе. Я отношусь именно к таким людям, самым обычным. Я не «селебрити».


По-моему, взгляд на разные события меняется каждые десять лет. Я уже через это проходил, хотя мне всего 42. Когда я учился в школе, я был пионером, а потом все закончилось. Все стало по-другому. Пионеров уже не было. О коммунизме и социализме говорить перестали. Что касается исторических событий, включая упомянутые вами, то, по-моему, мы не можем изменить прошлое. Но я, конечно, не разбираюсь в вашей чешской внутренней политике.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.