Мне в районе 30 лет, и я прожила в России около пяти лет, однако за этот период скончалось четверо моих знакомых. Я присутствовала на их похоронах. Более того, несчастье произошло во время написания этой статьи. В России сейчас разгар летних отпусков. Мой знакомый перепил на курорте и умер от алкогольного отравления. Ему было всего 30 лет. Поток похоронок не прекращается, поэтому меня стали беспокоить различные поездки, и я начала задумываться о собственных похоронах. 

 

Россияне ненавидят все, что связано со смертью

 

В основном россияне не понимают такой подход. Большинство россиян суеверны, но если речь заходит о смерти, они становятся еще более суеверными. Они считают, что думать о смерти во время жизни — это к несчастью, поэтому они ненавидят эти темы. Мой друг погиб в авиакатастрофе во время командировки, поэтому я всегда чувствую себя не в своей тарелке перед полетом. Я хотела передать записку начальнику на случай своей смерти, но он наорал на меня, сказав, что это к несчастью. 

 

Предсмертная записка и подготовка к своим похоронам выходят за рамки воображения россиян

 

В Японии похороны могут проходить в различном стиле: используются биоурны, пепел могут развеять или же из праха изготавливается бриллиант и так далее, однако россиянам спокойнее пойти по пути традиционного погребения. Чаще всего россиян хоронят на кладбище. Территория огораживается забором и устанавливается надгробие, на котором высекаются имена усопших. Иногда прикрепляют фотографию. Несмотря на это, русские не хотят думать о подготовке к собственным похоронам. 


По данным Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ на 2017 год, на собственные похороны откладывают деньги менее одной четвертой россиян в возрасте старше 65 лет. Если что-то случиться, придется воспользоваться муниципальным кладбищем. Московские кладбища переполнены. Такие кладбища называют «закрытыми». На закрытые кладбища можно подать заявку только в крайне редких случаях: если там захоронены родственники или же если мэрия проводит аукцион. 

Похороны экс главы правительства РФ В.Черномырдина состоялись на Новодевичьем кладбище

Могилы стоят как квартира в городе

 

Если у похороненного на закрытом кладбище человека не осталось родственников, его могила ликвидируется и место выставляется на аукцион. Стоимость места на центральных кладбищах доходит до стоимости квартиры. В этом случае покупается право на пожизненное пользование участком. Землю купить невозможно. Кстати, самое известное кладбище Москвы — это Новодевичье кладбище. Там похоронены такие известные люди, как Ельцин, Чехов, Гоголь и так далее. Это кладбище включено в туристические маршруты. Простому человеку на такие кладбища не попасть. Там хоронят только тех, кто отличился перед отечеством. 

 

Для горожан есть открытые кладбища за городом. При жизни место забронировать нельзя. Заявка подается после смерти. Заказ оформляется через Государственное бюджетное учреждение «Ритуал», однако выбрать место нельзя. Оно выделяется автоматически. Стандартный пакет стоит 43 тысячи йен (примерно 23 805 рублей — прим. ред.). Кремация стоит дешевле. Минимальная цена — 38 тысяч йен (21 тысяча рублей — прим. ред.). Это цена только захоронения. Отпевание и так далее проводится за отдельную плату. Тем не менее в РПЦ эта услуга стоит не более 10 тысяч йен (5 тыс рублей — прим. ред.)

 

Во время погребения выкапывается яма, и туда опускается гроб. Меня шокировало то, что наемные рабочие приносят гроб из похоронного автомобиля и чуть ли не бросают его в яму. Мне показалось именно так. На похоронах присутствуют крепкие на вид мужчины, но они не пытаются помочь. Дело в том, что есть суеверие, что близким нельзя трогать гроб. 

 

Суеверия сильнее веры

 

С точки зрения веры, по крайней мере, РПЦ не считает это проблемой. Суеверия сильнее веры. По информации «Ритуала», рабочих для похорон можно нанять за сумму от 20 (команду из четырех трудовых мигрантов) до 200 тысяч йен из шести русских (от 11 тысяч рублей до 110 тысяч рублей — прим. ред.). Новейший тренд — лифт для гроба. При его использовании исчезает опасность того, что неаккуратные рабочие могут уронить гроб. Суеверные родственники довольны, однако аренда такого лифта стоит немало — более 300 тысяч йен (160 тысяч рублей — прим. ред.). 

 

Одна из проблем — непорядочные бизнесмены

 

Похоронным бизнесом может заниматься кто угодно. Одна из моих знакомых рассказала мне, что когда умерла ее мать, ей сразу же позвонили мошенники, и она заплатила им 700 тысяч йен (387 тысяч рублей). «Почему ты не зашла на городской сайт?», — спросила я у нее, на что она ответила: «Я была в панике и сделала все, как мне сказали. Но похоронами я удовлетворена». Обычно она ведет себя крайне внимательно и замечает банковские, а также другие виды мошенничества, однако именно в этот раз она не смогла принять решение хладнокровно. 

 

По информации «РБК», 60% ритуальных услуг находится в руках черного бизнеса

 

По словам президента НКО «Верум» Владимира Горелова (организация по защите прав потребителей в сфере ритуальных услуг), информацию о смерти продают полиция и медики за примерно 40 тысяч йен за одного человека(22 тысячи рублей). Похоронный бизнес легко окупает эти вложения. Большие суммы требуют постоянно, и это даже не вызывает никакого резонанса. Если в конце концов похороны проходят так, как надо, клиенты уже счастливы только благодаря этому. В феврале этого года под Калугой вырыли гроб с телом на следующий день после похорон. Семья заплатила родственнику небольшую сумму, чтобы он вырыл могилу для погребения усопшего дедушки.

 

Недобросовестный бизнес процветает

 

Когда гроб опускали в яму, подошел директор ритуального агентства «Ангел» и сказал, что поскольку кладбище закрытое, они должны прекратить похороны. Семья проигнорировала его требование, а на следующий день гроб был выкопан. Семья заявила: «Преступник — директор „Ангела“. Ему не понравилось то, что мы не воспользовались сервисом его фирмы». Проверка показала, что, действительно, в прошлом году кладбище стало закрытым. Директор «Ангела» подчеркнул: «Это — проделки конкурентов, которые хотели меня подставить. Дело в том, что я против захоронений на закрытом кладбище. Много черных агентств, которые хоронят на закрытых кладбищах незаконно». 

Похороны убитых в результате стрельбы у собора Георгия Победоносца в Кизляре. 20 февраля 2018

В ходе дальнейшего расследования стало известно, что члены семьи ранее работали в конкурирующей организации «Вознесение». В итоге непонятно, было это дело рук самой семьи или других людей. Когда я писала эту статью, я выяснила, что мать знакомой, с которой потребовали 700 тысяч йен, была похоронена на закрытом кладбище. Как я отметила выше, нельзя хоронить на закрытом кладбище, если у тебя там не похоронены родственники, поэтому велика вероятность того, что с нее не только взяли большие деньги, но и похоронили мать незаконно. Меня это очень беспокоит: я не знаю, сказать ей об этом или нет. 

 

Россия — громадная страна, но нехватка кладбищ — это серьезная проблема. В последнее время в Москве и Московской области доля кремации превысила 50%, опередив традиционное погребение. Из-за больших расстояний транспортировка тел также представляет проблему. Во время войны в Афганистане гробы с телами погибших солдат называли «грузом 200». Это был военный термин, но он распространился в повседневной жизни, и сейчас его обычно используют в значении транспортировки тел. Мой знакомый умер в сочинском реанимационном отделении, поэтому его отправят в Москву «грузом 200». 

 

Вес гроба 200 килограмм

 

Почему 200? Есть разные версии: вес цинкового гроба составляет 200 килограмм; также документы о транспортировке оформляются под номером 200. 

 

Если говорить о чем-то позитивном, то стоит упомянуть уникальные надгробия

 

Есть самые разнообразные варианты: от простых до близких к произведениям искусства. Такие надгробия интересно рассматривать: заядлый рыбак изображается с рыбой в руке, кто-то — со своим питомцем. У каждой могилы свой дизайн и размеры. Все крайне индивидуально и не привязано к определенной форме, что очень по-русски. Живя в России, в одно из мгновений я осознала смерть на фоне повседневной жизни. Всей кожей я ощутила известную фразу из романа Харуки Мураками «Норвежский лес»: «Смерть существует не как противоположность жизни, а как ее часть». Я не хочу обманывать себя до конца своих дней, и мне не хочется, чтобы меня отправили «грузом 200» в Японию, поэтому я все же оставлю записку, несмотря на то, что это может не понравиться россиянам.