Новые угрозы со стороны американских политиков, обещающих ввести против России новые санкции в связи с ее вмешательством в американские выборы, заставляют россиян сомневаться в том, что саммит президента США Дональда Трампа и президента России Владимира Путина действительно был успешным. По словам Кимберли Мартен (Kimberly Marten), директора программы по российско-американским отношениям в Колумбийском университете, теперь, когда наступает осознание реальности, россияне начинают испытывать тревогу. Ниже приведена расшифровка беседы Мартен с Хари Сринивасаном (Hari Sreenivasan).


Хари Сринивасан: За ту неделю, которая прошла с момента встречи президента Трампа и президента Путина в Хельсинки, на нас обрушился головокружительный поток заявлений. Кроме того, мы продолжаем строить догадки о том, что именно эти два лидера обсуждали во время двухчасовой встречи один на один в понедельник, 16 июля. Пресс-секретарь Белого дома назвал ее началом диалога с Россией, Госдепартамент сообщил, что никаких соглашений достигнуто не было, а г-н Трамп заявил, что «результатом этой встречи станет множество положительных вещей». А что об этом саммите думают россияне, и что они надеются увидеть дальше?


Ко мне присоединилась Кимбери Мартен, директор программы по российско-американским отношениям при Колумбийском университете и профессор политологии в Барнард-колледже. Итак, каково настроение на улицах России, и как оно помогает Владимиру Путину добиться того, чего он хочет?


Кимберли Мартен:
Поначалу все восприняли как невероятный триумф то, что Путину удалось встретиться на равных с американским президентом. Россия с давних пор к этому стремилась — чтобы к ней относились серьезно, чтобы ее считали неотъемлемой участницей любых дискуссий, касающихся международной безопасности. Однако теперь постепенно к людям приходит осознание реальности, и они начинают понимать, что на самом деле поведение Трампа на саммите было воспринято в США не самым лучшим образом. И россияне начинают задумываться над тем, что это может значить для них? Теперь возникла тревога, а в Конгрессе США уже появилась пара законопроектов об ужесточении антироссийских санкций, и люди задумались о том, какими могут оказаться эти новые санкции. Поэтому, возможно, речь идет о некотором разочаровании.


— Какими последствиями эти санкции обернулись для российской экономики? Я имею в виду, Россия вовсе не так сильна в экономическом смысле, как США, ее экономика гораздо меньше американской, и Путин крайне заинтересован в том, чтобы снять эту напряженность, это давление.


— Да, я думаю, именно поэтому он призвал провести эту встречу между руководителями бизнеса двух стран. Нам известно, что санкции, несомненно, наносят России ущерб. В первую очередь, они наносят ущерб нефтяной и газовой индустрии России. Однако экономическая слабость России на самом деле обусловлена сочетанием повсеместной коррупции, которая в некотором смысле облагает дополнительным налогом любую заключаемую сделку, потому что людям всегда приходится платить кому-то, и неспособности провести реструктуризацию экономики таким образом, чтобы крупные государственные нефтяные и газовые компании, чтобы все эти сырьевые компании перестали быть центром экономики. В настоящее время российские законы не вдохновляют владельцев малого и среднего бизнеса на то, чтобы занимать активную позицию и внедрять инновации.


— Что вы думаете о будущих саммитах? Что должно случиться, чтобы будущие саммиты оказались более эффективными?


— С моей точки зрения, этому саммиту не хватило должной предварительной подготовки, когда эксперты более низкого уровня собираются, чтобы подробно все обсудить, прежде чем встречаются два лидера — то есть прежде, чем встретились Путин и Трамп. В связи с этим хорошей новостью является то, что госсекретарь США Помпео и министр иностранных дел России Лавров уже начали обсуждать по телефону то, что может произойти дальше. Но нам нужно сделать намного больше. Нам нужно создать основу для диалога, прежде чем Трамп и Путин смогут снова встретиться — чтобы им нужно было только внести завершающие штрихи, а не прорабатывать технические детали.


— Какие проблемы существуют и какие силы сейчас действуют внутри России, заставляя Путина реагировать на них?


— Ситуация в России сильно отличается от ситуации в США, поскольку Путину на самом деле не нужно волноваться по поводу, к примеру, своего переизбрания. Однако ему приходится волноваться о том, что его база думает о нем, а его база — это простые люди, простые рабочие, простые пенсионеры. И то, что сейчас происходит в России, имеет действительно большое значение, потому что сейчас обсуждается закон — и его вполне могут принять — о повышении пенсионного возраста. Пенсионный возраст мужчин увеличится с 60 до 65 лет. А причина, по которой это имеет большое значение, заключается в том, что российские мужчины умирают в гораздо более раннем возрасте, чем мужчины в других развитых странах мира. В настоящий момент в России возникло мощное сопротивление этим переменам со стороны простых людей, которые выходят на акции протеста. Однако победа, одержанная на внешнеполитической арене, позволяет немного отвлечь внимание простых людей от того, что происходит внутри страны: теперь он сможет выйти и сказать, что он — человек, который снова сделал Россию великой, и, возможно, снова немного повысить свой рейтинг, который резко снизился в связи с обсуждаемой пенсионной реформой.


— С нами была Кимберли Мартен из Колумбийского университета. Благодарю вас за то, что вы к нам присоединились.


— Спасибо, Хари.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.