Новое социалистическое правительство хочет перенести останки Франсиско Франко из мемориала, таким образом она хочет отмежеваться от черного наследия диктатуры. Но яростные дебаты в обществе показывают, что испанцы еще не покончили со своим прошлым.

Генерал Франсиско Франко ничуть не изменился. Во всяком случае, это утверждает человек, который в 1975 году руководил бальзамированием его тела.

Когда диктатора, правившего Испанией на протяжении 36 лет, по всей вероятности, вынесут из его мавзолея, о чем недавно сообщил новый премьер-министр Педро Санчес, круглая форма черепа, выдающийся нос, и, возможно, даже характерные узкие «фашистские усы» сохранятся.

И хотя в декабре будет всего лишь 40 лет с того дня, когда испанцы после упразднения диктатуры приняли демократическую конституцию, это «свидание» вызовет сильные чувства и приведет к тому, что бурные дебаты, которые идут уже сейчас, разгорятся с новой силой.

Как сторонники, как и противники переноса останков в последние недели провели демонстрации в Долине павших (Valle de los Caídos) — мемориальном комплексе к северу от Мадрида, где Франко покоится вместе с примерно 30 тысяч павших в гражданской войне с обеих сторон в 1930-е годы.

В СМИ политики и все, кто определяет общественное мнение, яростно обсуждают, как лучше всего можно объяснить тот деликатный компромисс, который сделал возможным восторженный переход от фашистского режима к современной демократии в 1970-е годы.

Больше исчезнувших было только в Камбодже

«Переход», как именуется процесс, основан на договоренности между теми, кто выиграл, и теми, кто проиграл, в Гражданской войне, между «черными» и «красными», подвести черты под прошлым.

Никакого юридического осуждения и никаких комиссий, ставящих целью установление истины, но, напротив, закон об амнистии за преступления против человечности и другие политические нарушения. Главным было смотреть вперед и строить новое общество.

Без договора мирная смена режима едва ли была бы возможной. Но по прошествии лет — во всяком случае, с точки зрения левого фланга, — все это кажется все менее приемлемым.

Бывший премьер-министр Хосе Луис Родригес Сапатеро в 2000-е годы попытался исправить некоторые из «несправедливостей» с помощью так называемого закона об исторической памяти.

А поскольку закон позднее долго «мариновали» при консерваторе Мариано Рахое, настало время решительно отмежеваться от черного наследия режима Франко, считает его преемник Педро Санчес.

«Сначала говорили, что раны еще слишком свежи, Потом — что не стоило копаться в старой и забытой истории», — сказал новый социалистический премьер-министр, рассказывая о своих планах, и продолжил:

«Сначала было слишком рано, потом — слишком поздно. Но если мы по-прежнему будем игнорировать неудобное прошлое, мы не сможем построить достойное будущее».

Новая и расширенная версия закона об исторической памяти Санчеса предусматривает, в частности, юридическую реабилитацию лиц, осужденных за политические преступления во времена диктатуры.

Одновременно с этим комиссии по установлению истины предстоит установить местонахождение многочисленных жертв Гражданской войны и последующих лет диктатуры, которые до сих пор лежат в братских могилах по всей стране, чтобы захоронить их по-человечески.

Предполагают, что в 1930-1940 гг. были убиты 140.000 гражданских лиц, и «это неприемлемо, когда Испания в мире уступает лишь Камбодже по числу исчезнувших людей», как сформулировала это министр юстиции Долорес Дельгадо (Dolores Delgado).

Обе задачи довольно сложны. И в первую очередь внимание оказалось приковано к тому, что имеет большее символическое значение в переменах Долины павших: забальзамированному телу Франко как большому зверю из «Откровений».

Примирение на условиях победителей

Строительство мемориала в Долине павших началось в 1940 году, непосредственно после окончания Гражданской войны. Он был задуман как памятник примирению после предшествовавших этому убийств, но примирению на условиях победителей.

Со своей криптой, которая углублена в скалу почти на 300 метров, с крестом на вершине, видимом на расстоянии многих километров, мемориал на самом деле прославляет «национал-католический крестовый поход» Франко против «анти-Испании».

Да, в Долине павших похоронены павшие с обеих сторон, но останки республиканцев были перевезены в церковные братские могилы без разрешения родственников. К истории следует добавить, что критики системы активно использовались для рабского труда на протяжении все 18 лет, что продолжалось строительство.

На самом деле погребение Франко у алтаря не планировалось. Но так получилось. И паломничество к могиле диктатора, где всегда лежат свежие цветы, говорит о героизации фашизма, которая было бы немыслимо не только в Германии, но и в Италии.

По той же причине ни одна из задающих тон в стране испанских партий напрямую не высказалась против планов Санчеса о перемещении тела Франко как звена в процессе, который должен «перекодировать» Долину павших и превратить это место в памятник, который был бы важен для всех испанцев.

Но хотя консервативная Народная партия воздержалась от голосования, когда подавляющее большинство в прошлом году приняло решение по этому вопросу, стоявшему в повестке дня, партия, в свое время основанная бывшими министрами Франко, далеко не в восторге.

Пабло Касадо (Pablo Casado) на прошлой неделе сменивший бывшего премьера Рахоя на посту лидера партии, дал понять, что «не потратит ни единого евро на то, чтобы выкапывать Франко». Новое социалистическое правительство раскалывает испанцев с помощью своей «поджигательской повестки дня», как утверждает он.

Во всяком случае, удалось мобилизовать силы на крайне правом фланге, которые не только проводят демонстрации против переноса тела, но также изо всех сил пытаются переносу помешать.

Настоятель монастыря бенедиктинцев, «в ведении» которого находится церковь в Долине павших, отказывается давать разрешение, которое необходимо в первую очередь.

Правда, верховный руководитель монашеского ордена или Папа могут заставить настоятеля, который в прошлом был кандидатом от фашистской партии «Фаланга», это сделать. Но даже когда (если?) это увенчается успехом, неясно, впрочем, что же потом произойдет с земными останками Франко.

Его потомки, которые против переноса, сотрудничать отказываются. Вместе с тем несколько муниципалитетов в родных местах диктатора в Галисии ясно дали понять, что они ни при каких обстоятельствах не хотят иметь его у себя.

Последняя битва в войне за право рассказывать историю испанской Гражданской войны и Франсиско Франко, а также о его долгом и кровавом правлении, идет полным ходом. И исход ее еще не ясен.

Каудильо — испанский «фюрер»

Франсиско Франко родился 4 декабря 1892 года в прибрежном городе Ферроле на северо-западе Испании.

Он сделал карьеру в северо-африканских колониях Испании и с 1936 года принимал участие в ряде мятежей против республиканского правительства, за которыми стояли высшее испанское офицерство, вдохновленное фашистскими идеями.

Во время последовавшей далее Гражданской войны, продолжавшейся три года, Франко был произведен в «генералиссимусы» и одновременно с этим начал использовать титул «каудильо» — дневнеиберийское название военачальника.

После победы в 1939 году Франко железной рукой выстроил тоталитарный режим. Лиц левой ориентации и других «анти-испанцев» бросали в тюрьмы или просто ликвидировали, около 300 тысяч уехали из страны.

В качестве своего преемника на посту главы государства Франко назначил Хуана Карлоса I, позднее ставшего королем. После смерти диктатора 1975 году Хуан Карлос поддержал переход к демократии.

Бывшая партия единства «Фаланга» сегодня поистине микроскопическая, но в большей части правого фланга испанской политики по-прежнему царит уважение к Франко. Например, прежнее консервативное правительство недавно подтвердило титул его старшей внучки «герцогиня Франко».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.