Креативный бизнес и объединения художников вдохнули новую жизнь в исторические строения Санкт-Петербурга — а также, как они надеются, вернули какую-то часть их культурной славы.

В центре Санкт-Петербурга на каждой улице можно встретить экстравагантные особняки, многоквартирные дома и дворцы, построенные во времена расцвета Российской империи. Однако не все они смогли сохранить блеск той золотой поры, — хотя кто-то может сказать, что есть что-то романтическое в этом легком ощущении увядания. Если история Санкт-Петербурга как культурной столицы России воплощена в его архитектуре, то следует признать, что со временем многие из этих запечатленных в камне гравюр несколько поблекли, — особняки и дворцы города превратились в гостиницы и кооперативные жилые дома, тогда как другие не используются и не ремонтируются. Около 15 тысяч зданий в Санкт-Петербурге были построены до 1914 года, и большинство из них остро нуждаются в реставрации.

Государство не откликается на этот призыв.

«Это случилось в то время, когда президентом был Дмитрий Медведев», — тогда отмечался рост экономики и качества жизни, — говорит Александр Басалыгин, основатель компании BS Art Development. По его словам, тогда существовал большой спрос «на новую жизнь эстетики — и особенно общественных пространств».

Два года назад его организация — по сути, это группа художников, — приобрела один из разваливавшихся особняков, и они были не единственными, кто это сделал. В период с 2013 года по 2016 годы ежегодно в Санкт-Петербурге открывались около 20 новых, ориентированных на искусство пространств — от галерей и частных музеев до помещений для коворкинга. Сегодня в городе — свыше 200 креативных пространств, расположенных в самых разных местах: от бывших дворцов до бывших советских складских помещений. Санкт-петербургские художники коллективно взяли на себя задачу по сохранению исторических зданий — не всех сразу, а поочередно, одно за другим.

Дом, который сегодня занимает группа Басалыгина, это особняк XVIII века на набережной реки Фонтанки, который раньше принадлежал Голицыным, семье российских аристократов. В течение многих лет он пустовал и разрушался, хотя в XIX веке был местом встречи известного тогда литературного общества «Арзамас». Компания BS отремонтировала здание, осуществила перепланировку, установила современные системы жизнеобеспечения и назвала его «Голицын лофт».

«Четыре года назад я мечтала о таком месте. Когда мы пришли его осматривать, я поняла, что моя мечта стала явью, — говорит Оксана Казакова, руководитель салона красоты ID39, одного из новых арендаторов. — Насколько мы могли, мы сохранили лепнину, печь, старые двери, хотя нам и пришлось для завершения работ продать нашу машину».

Пять строений «Голицин лофта», общая площадь которых составляет 7 тысяч квадратных метров, является самым большим креативным пространством в городе. Оно стало бурно растущим центром творчества, состоящим из выставочных помещений для дизайнеров, а также из баров, архитектурных мастерских, парикмахерских, студий татуировок и поэтических мастерских.

Всего в 10 минутах ходьбы от «Голицын лофта» на Большой Конюшенной улице находится трехэтажное здание, построенное в стиле «модерн». Его резной потолок тонкой работы продолжал разрушаться в 2015 году, когда в него вселилась ориентированная на молодежь группа художников под названием «Цархитектор». Сегодня здесь находятся бары, магазины по продаже одежды секонд хенд, а также ювелирные мастерские. А рядом расположилась «Пальма», еще одно многофункциональное пространство с архитектурными дизайнерскими студиями, репетиционными помещениями (в XVIII и в XIX веках там работали немецкие ремесленники и располагались дешевые общежития), а также спортзал, шахматный клуб и бальный зал, разрушенный во время Второй мировой войны.

Хотя «Пальма» были приобретена частыми инвесторами, многие виды реставрационных работ были оплачены с помощью пожертвований жителей города. В 2002 году в результате пожара была разрушена большая часть Анненкирхе, лютеранской церкви XVIII века на набережной реки Невы, и в течение долгого времени оно продолжало разрушаться и гнить. Но в 2014 году группа молодых художников организовала свою выставку в ее продолжавших разваливаться интерьерах, после чего им захотелось сделать что-то большее. Деньги на то, чтобы привести это здание в нормальное состояние, были собраны с помощью театральных постановок и концертов. «Всего нам было нужно 400-500 миллионов рублей (5-6 миллионов фунтов стерлингов), и 80% полученных от концертов доходов мы направили в фонд реставрационного проекта, — говорит пастор этой церкви Евгений Раскатов. — Оставшуюся часть денег мы направляем на содержание здания и на текущий мелкий ремонт. К сожалению, Лютеранская церковь не может помочь нам в этом деле».

Подобного рода артистические кластеры то появляются, то исчезают, что придает оттенок быстротечности этому аспекту городской жизни Санкт-Петербурга. По данным Университета ИТМО, средняя продолжительность жизни артистического пространства составляет всего четыре года, и объясняется это неизбежным резким повышением арендной платы, когда «владельцы этих зданий решают, что они могу найти более выгодные варианты, чем артистические пространства», — говорит Александра Ненько, научный сотрудник Университета ИТМО. Тем не менее, художники делают больше, чем другие, в том числе правительство, для сохранения исторических зданий этого города.

«Идеи и создание культурных продуктов становятся все более важными, — говорит Ненько. — Креативным производствам необходимо собственное место… Я уверена, что они будут продолжать вовлекать в свою орбиту заброшенные особняки и дворцы Санкт-Петербурга».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.