«Многоженство в Дании запрещено, но все равно практикуется», — говорит Лисе-Лотте Дук (Lise-Lotte Duch), руководитель объединения «Факти» (Fakti), занимающегося женщинами-беженками и иммигрантками.

Сотрудники объединения регулярно слышат рассказы женщин о мусульманских браках, когда один мужчина имеет несколько жен. Некоторые женщины рассказывают также, что они сами оказались в ситуации, когда у их мужа есть и другие жены.

Социальный советник Ина Йенсен (Ina Jensen) отвечает в объединении за проведение бесед с женщинами. По ее оценке, примерно 30% женщин рассказывали, что у их мужей есть также и другая жена.

«Женщины говорят, что это — самая обычная практика. Женщины считают, что у мужчины, согласно исламу, есть такое право. Но сама тема относится к разряду табу, потому что женщинам стыдно, когда муж заводит другую жену. Особенно если это происходит несмотря на то, что женщина вполне способна удовлетворять сексуальные потребности мужа. По мнению женщин, муж должен заводить вторую жену, когда первая не в состоянии выполнять свои супружеские обязанности», — объясняет Ина Йенсен.

Об объединении Fakti

В объединении Fakti работают профессионалы, занимающиеся оказанием помощи женщинам-беженкам и иммигранткам, живущим в Копенгагене. Они, в частности, предлагают обучение датскому языку, помощь социальных советников, проведение совместных мероприятий, дискуссий в кафе. Они также предоставляют еду. Ежедневно объединение посещает от 40 до 70 женщин. Цель, которую объединение перед собой ставит — сделать так, чтобы женщины чувствовали себя лучше (в Дании).

Объединение располагает помещениями и небольшим садом в северо-западной части Копенгагена.

На свадьбе имам не нужен

Мохаммад Хани (Mohammad Khani), имам и преподаватель в одной из двух крупнейших мечетей Копенгагена, в понедельник рассказал в интервью для «Берлингске» (Berlingske), что юридически он не должен сочетать браком мужчину, который приходит в мечеть и хочет жениться на второй жене. Но правило нетрудно и обойти, объясняет имам:

«Когда ты заключаешь с датским государством договор о получении гражданства, ты также заключаешь договор о том, что будешь соблюдать законы и нормы, существующие в стране. Так что юридически мы этого делать не должны. Единственное, что мы можем сделать, это рассказать людям о том, как они могут пожениться. Тут имам не нужен. Люди могут сами провести свадебную церемонию. Мы не делаем секрета из того, как это делается».

«Мы не скрываем также и то, что ислам разрешает иметь четырех жен, но вместе с тем упоминаем и о том, что по датскому законодательству в коммуне двух жен регистрировать нельзя», — добавляет имам.

Несвободные дочери ислама в Дании

Точно неизвестно, сколько женщин в Дании живет в параллельном обществе, где они подвергаются физическому, психическому, сексуальному и экономическому насилию со стороны мужчин, которые, в частности, используют иную культуру и исламскую религию для оправдания своих действий. Женщин удерживают силой, пользуясь их невежеством, и мусульманскими браками, вырваться из которых они не могут.

Berlingske рассказывает истории четырех таких женщин. Параллельно с ними эксперты рассказывают о проблемах, связанных с культурой, религией и датским законодательством.

Под покровом тайны

Другие знатоки исламской среды в Дании подтверждают, что запрет на многоженство действительно обходят.

Старший научный сотрудник Аника Ливерсаге (Anika Liversage) знает о случаях многоженства благодаря своему исследованию проблем интеграции в Национальном научно-исследовательском аналитическом центре проблем благосостояния (Det Nationale Forsknings- og Analysecenter for Velfærd, VIVE). Она сама беседовала с женщинами, чьи мужья женились на еще одной женщине, например, за границей.

«В общем и целом женщины не считают, что это нормально. Поэтому, как правило, все происходит под покровом тайны. Не думаю, что в Дании это распространено, но цифрами мы не располагаем», — говорит она.

Даже если некоторые женщины не соглашаются с тем, чтобы быть одной из нескольких жен, они не могут ничего поделать со своим браком, потому что разводиться муж отказывается.

«В некоторых случаях у мужчины есть власть, дающая ему возможность сказать: „Ладно, ты можешь думать, что мы разведены, но я все равно буду иногда заходить и требовать то, что мне полагается как супругу, хотя я и живу большую часть времени с другой женщиной, от которой также имею детей". И некоторые женщины вынуждены с этим жить», — говорит Аника Ливерсаге.

Юридически недействительны

Анита Йонсон (Anita Johnson), организатор портала «Этническая молодежь» (Etnisk Ung), оказывающего консультативную помощь, также знает о женщинах-мусульманках в Дании, оказавшихся в полигамной ситуации. Но с большим количеством подобных случаев ей сталкиваться не приходилось.

«Некоторые из тех, кто здесь живет, знают, что у их мужей есть жены в других странах, как правило, на родине. Некоторые говорят, что их мужья регулярно ездят на родину, и что у них есть ощущение, что там у мужей другая семья», — говорит она.

По мнению Аники Ливерсаге, с религиозными браками сложно что-то поделать. Мусульманские браки не подпадают под действие датских законов.

«Сложно распространить действие закона на то, что не имеет юридической силы. Можно пойти в лес и пожениться по закону Одина и Тора», — говорит она.

Брачное законодательство

В Дании можно сочетаться браком разными способами, являющимися юридически законными. Можно сочетаться браком в ратуше, в народной церкви или в религиозном сообществе, имеющем полномочия заключать браки.

Помимо этого, объясняет Аника Ливерсаге, можно жениться, например, по обычаю Одина и Тора или на исламский манер, но тогда — по датскому законодательству — брак будет недействителен. И здесь сложно применять те законы, которые касаются юридически действительных браков, например, закона о полигамии.

«Тот, кто ранее заключил брак или был одной из сторон в зарегистрированном партнерстве, не должен заключать брак, пока продолжается прежний брак или зарегистрированное партнерство», — так записано в параграфе 9 датского закона о браке.