В эти дни исполняется 10 лет войне между Грузией и Россией. С тех пор мечта о хороших отношениях между Россией и Западом испарилась.

О положении вещей нам напомнили недавно, когда российский премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что членство Грузии в НАТО будет совершенно безответственным шагом и станет «угрозой миру». Сказал он это после того, как генеральный секретарь оборонительного альянса, Йенс Столтенберг, в июле вновь поддержал Грузию, находящуюся на пути к членству в НАТО.

Истина где-то посредине. Поскольку «замороженный конфликт» продолжается, новой войны между Грузией и Россией не будет, для Грузии это будет слишком дорогостоящим делом. И Грузия никогда не станет членом НАТО, пока конфликт «заморожен». По одной простой причине: альянс не принимает в свои ряды членов, имеющих нерешенные пограничные конфликты.

Война, случившаяся 10 лет назад, развеяла некоторые иллюзии. Она показала, что Владимир Путин всерьез намерен доминировать в своих сферах влияния. География — это судьба. Во времена Путина это означает, что страны, граничащие с Россией, имеют ограниченную свободу действий во внешней политике. Это знает, в частности, Украина, которая четыре года тому назад осуществила революцию, потому что президент Виктор Янукович хотел еще теснее привязать ее к России. Главным вопросом революции было: состоит ли будущее Украины в том, чтобы опереться на запад и ЕС или на восток и Россию. Когда Украина после революции предпочла ЕС, Россия аннексировала Крым, а российские органы безопасности начали пророссийский мятеж в Восточной Украине. Возник новый «замороженный конфликт», который, по мнению Кремля, служит интересам российской безопасности.

Десять лет тому назад в Грузии мы стали свидетелями того, как формируется внешняя политика. Во-первых, прелюдия к войне. Автономные республики Южная Осетия и Абхазия с точки зрения международного права являются частью Грузии, но войны в 1990-е годы оторвали их от Грузии. Они искали поддержку у России, которую не надо было долго упрашивать. И вот, после нескольких эпизодов с российскими «миротворцами» и грузинскими солдатами, президент Грузии Михаил Саакашвили пошел на такой глупый шаг, как начало «интервенции» там, что, по международному праву, было их территорией в Южной Осетии.

Россия снова не заставила себя долго упрашивать, и через несколько дней грузин прогнали из Южной Осетии, а российские танки стояли всего лишь в нескольких милях от грузинской столицы Тбилиси (1 норвежская миля равна примерно 10 км, — прим. перев.). Мы, журналисты, встречали старые танки и солдат в поношенной форме, которые устало, но вполне откровенно, рассказывали о своем задании.

Из короткой войны, длившейся всего пять дней, можно извлечь три важных урока. Один из них был извлечен Кремлем, где Путин только что начал играть гостевую роль премьер-министра, в то время как Медведев на четыре года стал зиц-президентом. Они тут же начали осуществление программы радикальной модернизации вооруженных сил. Путин тоже видел армию со старыми вооружениями и солдат, уровень мотивации которых был не самым высоким. Другой урок был извлечен грузинами, которые довольно быстро проголосовали за то, чтобы ранее столь популярный Саакашвили покинул страну. Его авантюристская политика была слишком рискованной для страны, которая прежде всего хотела покончить с коррупцией, что Саакашвили удалось, и хотела мира, что ему не удалось. Третий урок можем извлечь мы все. Он состоит в том, что Россия Путина требует контроля над своими границами и традиционными сферами влияния.

Последнее может нам нравиться или нет. Тем не менее, это — реальность, которой НАТО не станет или не должна бросать вызов. Хотя Столтенберг и прочие западные политики тепло говорят о демократии и праве наций на то, чтобы самим определять направление своей политики безопасности. Но география — это судьба. Об этом знают даже в маленькой Грузии.