Модульные городки, построенные как временное жилье для вынужденных переселенцев с Донбасса, становятся депрессивными гетто, а сроки их эксплуатации истекают, пишет журнал Новое Время.

Временное поселение становится постоянным

Такси c журналистом НВ едет по Харькову, сворачивает с трассы, еще с километр трусит по грунтовке и наконец прибывает в пункт назначения. Здесь на окраине обустроен городок для вынужденных переселенцев. Раньше тут был пустырь, а когда‑то давно — свалка.

Большинству из 249 здешних жителей идти некуда

Зимой 2015 года участок площадью в гектар был обнесен металлической сеткой, затем появились разномодульные немецкие строительные вагончики — на одну семью и побольше, целые общежития с санузлами, бойлерами и даже стиральными машинами. Городок строили ненадолго: срок его эксплуатации истек еще год назад. В некоторых местах протекает крыша, вышла из строя кое‑какая бытовая техника. Но люди не спешат выселяться. Большинству из 249 здешних жителей идти некуда: 90% из них социологи назвали бы людьми социально уязвимых категорий — инвалиды, пенсионеры, многодетные семьи.

«Люди годами живут одними и теми же проблемами, варятся в собственном соку. Какая интеграция, если они вообще не общаются с внешним миром?» — задает риторический вопрос Алла Фещенко, глава правления общественной организации Станция Харьков.

Самое страшное, что в некоторых городках начинают формироваться своеобразные гетто

Подобных транзитных поселений в Украине семь — в Запорожье, Павлограде, Кривом Роге, Никополе, Каменском и Днепре. В общей сложности их открытие обошлось в € 25 млн. И во всех городках — где больше, а где меньше — одни и те же проблемы.

«Самое страшное, что в некоторых городках начинают формироваться своеобразные гетто», — констатирует Григорий Селищук, директор департамента гуманитарных программ благотворительного фонда Каритас Украина, которая помогает в том числе и людям, пострадавшим от войны на востоке Украины.

Коммунизм закончился, а проблемы остались

В первый год после заселения дончане ни копейки не платили за проживание, и даже интернет у них был бесплатный. Со временем за все пришлось платить: сначала 50%, а на третий год — 100%. Теперь летом в каждом вагончике набегает коммунальных платежей до 1,5 тыс. грн в месяц, в холода — 2,5-4,5 тыс. грн. Нравится это не всем.

Летом в каждом вагончике набегает коммунальных платежей до 1,5 тыс. грн в месяц, в холода — 2,5-4,5 тыс. грн

«С основными должниками мы расстались, остальным объясняю: все, коммунизм закончился», — рассказывает Артур Стаценко, начальник управления обслуживания городка в Харькове.

В летний зной металлопластиковые контейнеры нагреваются и превращаются в «термос» — находиться в них невозможно. Поэтому вопреки правилам Стаценко разрешил устанавливать в домиках кондиционеры и сооружать деревянные навесы. «У меня скорые регулярно забирали детей с тепловым ударом», — оправдывает Стаценко свою вольность.

Харьковский городок считается самым успешным — в других ситуация значительно хуже. И гигантские коммунальные долги — наименьший грех тамошних жителей.

«Даже таксисты отказываются туда ехать, — вспоминает свой опыт посещения модульного городка в Кривом Роге Руслан Калинин, глава Всеукраинской ассоциации переселенцев. — Люди, которые там живут, не стимулированы работать. Это неблагополучные, зачастую многодетные семьи. Они получают помощь от государства, работы вокруг нет, но и уезжать они не хотят. Процветают алкоголизм, наркомания».

Калинин также уверен: главная проблема для переселенцев — это жилье. Медленно, но уверенно эта проблема решается тремя профильными министерствами. Его рецепт решения проблемы — перерегистрировать переселенцев, чтобы знать их точное количество. А затем запустить электронный реестр с балловой системой, чтобы выстроить справедливую очередь на получение жилья, когда баллы будут определять очередь семьи в жилищных программах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.