Спрос на сперму из Америки растет. И не только на сперму оттуда. Датская семенная жидкость тоже используется по всему миру. Причины здесь настолько различные и особенные, насколько различны и особены существующие правила и подходы этих стран к проблемам биоэтики и бизнеса.

Сперма из Соединенных Штатов и Дании доминирует на рынке, потому что "сырья" из этих стран в настоящее время больше всего на рынке, утверждают эксперты.

Врачи Эллы Расмуссен (Ella Rasmussen) начали настойчиво говорить с ней о детях, когда ей исполнилось 30 лет. Она жила одна, страдала от эндометриоза и рассматривала вариант, связанный с удалением матки. Через несколько лет подталкивания со стороны возымели действие. Поскольку она не была хорошим кандидатом на заморозку только ее яйцеклеток, ей посоветовали пройти процедуру оплодотворения in vitro и заморозить оплодотворенные эмбрионы.

В 2016 году Расмуссен, которая жила тогда в Австралии, в Квинсленде, решила пойти именно по этому пути. Один ее знакомый предложил свои услуги, однако ее беспокоила такая мысль: если она будет знать отца, а он не будет принимать никакого участия, то это может вызвать болезненные чувства у нее самой или у ребенка. Раз ей нужна сперма, то нужно ее купить.

Для Расмуссен — она яркая брюнетка мультиэтнического происхождения — внешний вид и привлекательность донора не были важным фактором. Не являлась фактором и раса; в любом случае, было бы сложно подобрать материал, который совпадал бы с ее собственным этническим багажом. Она хотела бы найти человека, который бы подходил ее семье по своим личным качествам. Это включало в себя любовь к музыке и чувство юмора.

В Австралии Расмуссен нашла менее 10 местных доноров. Ее врач сказал ей, что «из-за такого ограниченного количества доноров мужской спермы в Квинсленде, ее качество не является очень высоким, особенно с учетом того, что эти мужчины уже в течение некоторого времени сдают свою сперму, и это, в основном, люди в возрасте».

Ее доктор дал ей такой совет: отправляйтесь в Америку.

Ее центр фертильности предоставил ей ключевое слово для попадания на защищенный сайт — это был каталог. В нем содержались данные как на австралийских мужчин, так и американских. «Поезжайте туда и получите удовольствие, — сказал ей ее врач-андролог. — Возьмите с собой свою подругу, купите вина и сыра и выберите донора».

Расмуссен не понравилась эта идея. Вместо этого она среди самых современных методов создания семьи выбрала самый старомодный — она предоставила право выбора своему отцу.

«Истории моих знакомств все время воспринимаются в моей семье как постоянно повторяющийся анекдот. В этот момент я не хотела принимать решение одна. Я также подумала о том, что было бы неплохо привлечь к этому делу моего отца», — сказала она.

«Он взял мой ноутбук, зарегистрировался и около 45 минут очень серьезно все изучал, а затем вернул его мне и сказал: «Там есть только один». Он не сообщил ей, кто именно, сказала она, улыбаясь. «Тогда я сама просмотрела весь список и в конечном итоге пришла к такому же выводу. Я сообщила ему кодовое число, а он мне в ответ типа: «Ну, да».

И для отца, и для дочери 23-летний темноволосый американец с некоторой угреватостью оказался однозначным кандидатом, лучшим по качеству из 20.

На 17 страницах текста, предоставленного клиентом, он рассказал о том, что стал донором, «поскольку хотел распространить свои потрясающие гены по всему миру». По мнению Расмуссен, «это были весьма высокомерные слова. Меня это развеселило, так как, на самом деле, было ясно, насколько он молод. Я думала, что он шутит, говоря это, что это было что-то вроде юмора. Мы надеемся».

Спрос на сперму из Америки растет. И не только на сперму из Америки. Датская семенная жидкость тоже используется по всему миру. Причины здесь настолько различные и особенные, насколько различными и особенными являются существующие правила и подходы этих стран к проблемам биоэтики и бизнеса.

Сперма из Соединенных Штатов и из Дании занимает господствующее положение на рынке, поскольку эти страны в настоящее время имеют больше всего поставок, считают эксперты. Пока не ясно, является ли это соперничество серьезным, или это просто шутка, однако расположенная в Америке компания California Cryobank и датская фирма Cryos International — каждая из них — настаивают на том, что их хранилище спермы является самым большим.

Компания California Cryobank утверждает, что она является самым крупным банком спермы «по любым показателям»; Скотт Браун (Scott Brown), директор по работе с клиентами, заметил, что эта фирма работает с пулом, состоящим из примерно 600 доноров, и на ее счету 75 тысяч удачных рождений по всему миру с 1977 года. Компания имеет свои отделения в Пало-Альто, Лос-Анджелесе, Кембридже, Массачусетсе и в Нью-Йорке.

В Дании фирма Cryos, супермаркет по продаже спермы викингов, является главным игроком. «California Cryobank, несомненно, является самой крупной компанией в Соединенных Штатах, однако, если говорить обо всем мире, то мы их абсолютно опережаем», — сказал в интервью газете Guardian Кори Берк (Corey Burke), директор банка образцов отделения фирмы Cryos International в штате Флорида.

«В одной Европе у нас почти 1400 активных и реальных доноров, а в Соединенных Штатах около 200 доноров, — сказал Берк. — Мы продаем свой материал в 100 стран по всему миру. Европа полностью наша. Если вам нужна сперма в Европе, фирма Cryos его предоставит, всегда», — добавил Берк. На бланке электронного послания фирмы Cryos не без гордости располагается фраза: «Самое большое количество зарегистрированных беременностей в мире».

Около 90% датской спермы направляется в другие страны Евросоюза, сказал сотрудник Карлстадского университета Себастьян Мор (Sebastian Mohr), написавший книгу о датских банках спермы.

Вот одна из причин, по которым Соединенные Штаты и Дания занимают ведущие позиции на глобальном рынке спермы: законы позволяют сохранять анонимность доноров, — сказал Айо Вальберг (Ayo Wahlberg) профессор антропологии Копенгагенского университета.

«Отказ от анонимности во многих частях западного мира полностью изменил игру» в последние 10 или 15 лет, отметил Вальберг. В то время как большинство европейских стран не разрешают анонимность, Дания продолжает это делать. «Как только (направленное против анонимности) законодательство вступит в силу, показатели сократятся», — добавил он.

Компания California Cryobank изменила свою политику в этом году, и теперь там будут принимать только материалы с указанием источника. Гетеросексуальные пары традиционно выступают в поддержку анонимных материалов, а также за такое потомство, физическое сходство которого не будет основанием для вопросов по поводу отцовства. Однако в случае с лесбийскими парами и матерями-одиночками использование доноров является очевидным, а клиенты и их дети склонны испытывать определенный интерес к своему происхождению.

«В любом случае, концепцию анонимного донора сегодня довольно сложно контролировать с помощью таких служб как 23andMe и Ancestry, — сказал Браун из компании California Cryobank. — Вариант сказать донору о том, что он может остаться анонимным, не казался в тот момент реалистичным».

Что касается компании California Cryobank, то у нее такое распределение: 308 анонимных доноров, 116 «открытых доноров», которые согласились на контакт при условии, что банк будет выступать в качестве посредника; и 134 «с раскрытыми личными данными», то есть речь идет о тех людях, которые согласились на установление прямого контакта, сказал Браун. Во всех случая любые отношения инициируются исключительно представителями потомства, а не донорами.

Закон определяет, какому количеству семей донор может предоставить свою семенную жидкость, и это также влияет на практику использования спермы в стране. Так, например, в Соединенном Королевстве один донор может одарить свои материалом 10 семей внутри страны. В Испании, где предписывается анонимное предоставление спермы, речь идет о шести удачных родах (дети самого донора не учитываются).

В Соединенных Штатах нет ограничений на то, сколько семей могут использовать одного донора. В Дании один мужчина может предоставить свою сперму максимум 12 семьям. А если говорить о других странах, то ситуация там такая: один мужчина может предоставить свою семенную жидкость шести парам в Швеции и восьми парам в Швейцарии, и так далее. «Это не обязательно является незаконным, — сказал Вальберг. — Один донор в Дании может быть отцом 30, 50, 80 детей. Кто знает?»

Есть и другие факторы, влияющие на предоставление спермы. В Соединенных Штатах, Дании и Китае (в котором имеется огромный банк спермы, но китайцы ничего не экспортируют) донорам платят примерно сравнимые суммы денег (от 30 до 130 долларов за одну пробу). В Соединенном Королевстве, Канаде, Австралии, а также во многих странах Европейского союза доноры должны быть «альтруистами» — оплата там запрещена. Затраты на путешествие и по уходу за ребенком могут быть возмещены.

Кроме того, существуют технологии. «Методы тестирования и отбора в Соединенных Штатах намного более современные, а еще там существует большое разнообразие населения, в том числе среди людей, которые желают стать донорами, и, очевидно, что речь идет о большом количестве людей», — сказал Фредрик Андреассон (Fredrik Andreasson), финансовый директор компании Seattle Sperm Bank. По его словам, сперма белых людей пользуется спросом во всем мире, в том числе в Китае и в Индии.

Одна 36-летняя гражданка Голландии, работающая в престижной международной организации, сообщила газете Guardian о том, что она бы выбрала американскую сперму, даже если бы она не жила в Нью-Йорке, потому что услуги в области фертильности здесь на более высоком уровне, чем в Голландии.

«Донорский рынок в Соединенных Штатах больше, — сказала эта мать-одиночка, попросившая не называть ее имени. — Я не думаю, что на местах везде существует хороший контроль, но большой выбор банков — если у вас есть такие же средства, как у меня — это хорошо».

Для нее самым важным критерием было наличие у донора университетской ученой степени и готовность к установлению контакта с ребенком. Она выбрала белого человека со степенью доктора наук (PhD), который работает в НАСА, — если судить по фотографиям, это «очень красивый и веселый мальчик». Однако ее сын, которому шесть недель, похож не нее, говорит она.

В Соединенных Штатах не существует единых правил. «Мы, конечно же, не имеем каких-либо требований на федеральном уровне по поводу предоставления яйцеклетки и спермы, за исключением требования Управления по санитарному надзору (FDA), которое состоит в том, что образцы спермы должны проходить тесты на наличие инфекционных заболеваний», — сказал профессор Йельского университета Рене Алмелинг (Rene Almeling). По его словам, не существует требований относительно генетического тестирования.

«У нас пока нет правил относительно того, как часто доноры могут предоставлять свой материал, сколько они могут за это получать и какое количество детей могут родиться от одного донора».

Во Франции ситуация совершенно другая, и поэтому там возникают другие вопросы.

Во Франции существует управляемый государством национальный банк спермы. «Поэтому они точно знают, сколько у них доноров, как часто они предоставляют свою сперму, сколько родилось детей и с какими врожденными дефектами и так далее», — сказал Алмелинг.

Раньше во Франции для получения спермы нужно было быть гетеросексуальной женатой парой. «Они теперь убрали требование о браке, и сегодня нужно быть просто гетеросексуальной парой, однако одинокие женщины и лесбийские пары лишены такой возможности», — сказал Алмелинг.

«Таким образом, Франция регулирует предоставление спермы, однако существуют и зафиксированная в письменном виде дискриминация, и поэтому лесбиянки и одинокие женщины часто садятся на поезд и едут, скажем, в Голландию, чтобы купить сперму».

В ходе своего первого цикла оплодотворения ин витро Расмуссен смогла предоставить пять яйцеклеток. Три были оплодотворены и в настоящее время хранятся в Брисбене, где они живет.

Расмуссен знает, что эмбрионы вовсе не гарантируют материнство. Ей сказали, что ее шансы на рождение живого ребенка составляют менее 10%.

«На самом деле, это ведь не страховой полис. Просто я сделала то, что повышает мои шансы, и они были бы ниже, если бы я этого не сделала», — сказала она.

Совсем недавно она получила перспективную работу в области цифрового маркетинга, ей только что исполнилось 40, и она не уверена в своем будущем.

«В следующем году, наверное, я буду лучше понимать, что я собираюсь делать и стану ли я мамой», — сказала она. Однако у нее уже есть ответственность по поводу ее трех оплодотворенных яйцеклеток.

«Я себя чувствую их родителем. Я оплачиваю им аренду, но никогда их не вижу», — в шутку сказала она.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.