Медведь Войтек, который помог польским солдатам выиграть одно из самых жестоких сражений Второй мировой войны, станет героем анимационного фильма работы исполнительного продюсера детской рождественской классики — «The Snowman».

В то время как в центре повествования «The Snowman» находится ребенок, летающий вместе с волшебным снеговиком под песню «Walking in the Air» в исполнении детского хора, «Медведь по имени Войтек» покажет битву при Монте-Кассино, в результате которой были убиты или ранены 75 тысяч человек.

Однако находящийся в поисках партнера по финансированию экс-продюсер «The Snowman» Иэн Харви должен убедить того, что «Медведь по имени Войтек» — потенциально не менее душещипательная история, чем фильм «Боевой конь», рассказывающий о дружбе между людьми и животными во время боев Первой мировой войны.

«Это фантастика — иметь кусочек магии, который реален», — сказал «Таймс» Харви из Иллюминейтед Филмз, признав, что первоначально посчитал историю «военного медведя» «чистой воды фантазией».

Однако история Войтека реальна. Она началась в горах Эльбурс на севере Ирана, когда бурый медвежонок осиротел из-за охотников, которые застрелили его мать.

Сначала тогда еще маленького и пушистого медвежонка нашел и приручил мальчик.

Затем осенью 1942 года мальчик и медвежонок повстречались с группой польских солдат, которые шли через Иран, держа путь в Ирак.

В то время подрастающий медвежонок выглядел усталым и голодным. Солдаты сочувствовали ему. Они сами знали, каково это — быть усталыми и голодными.

Они оказались в Иране, освободившись из российских концлагерей, когда сталинский Советский Союз, который в 1939 году вторгся в Польшу вместе с гитлеровской Германией, перешел на другую сторону после нападения нацистов на СССР в 1941 году.

Разлученные со своими семьями солдаты, которые должны были войти в состав 22-й артиллерийской роты польского II корпуса, купили у мальчика осиротевшего медведя в обмен на персидские монеты, порцию шоколада, швейцарский армейский нож и банку говядины.

Сначала они прятали медвежонка от своих старших офицеров, кормя его разбавленной сгущенкой из старой водочной бутылки с импровизированной тряпичной соской.

Однако довольно трудно скрыть сирийского бурого медведя — подвид, родственный североамериканскому гризли, который вырастает до 1,82 метра в высоту и весит 200 килограммов. Старшие офицеры в конечном итоге обнаружили новобранца.

Медведю, однако, разрешили остаться, он стал новым талисманом отряда.

Молодой солдат по имени Петер Прендис был назначен «охранником» Войтека, и обучил его отдавать честь.

Войтек перенял и другие солдатские привычки.

В те времена о риске для здоровья животного из-за обращения с медведем, как с человеком, знали куда меньше, поэтому Войтек пил пиво, хотя и не напивался, поскольку одно пиво мало влияло на его массивное тело.

Он курил, хотя всегда делал только одну затяжку, прежде чем проглотить сигарету.

Он также попадал в неприятности в тылу.

Когда поляки переместились в большой военный лагерь союзников в Ираке, игривый медведь, как утверждается, украл целую бельевую веревку с женским нижним бельем, принадлежащим размещенным здесь женщинам-военнослужащим.

Также рассказывали, что когда поляки собирались готовить угощения к своему традиционному празднику — рождественскому Сочельнику 1942 года, они обнаружили, что Войтек перед этим зашел в продовольственный магазин, разгромил его и проглотил все, что показалось медведю вкусным.

Однако в следующем году необычный рекрут более чем искупил свою вину, захватив в плен предположительно антибританского боевика.

В жару в Газе, которая тогда входила в состав управляемой англичанами Палестины, Войтек научился охлаждаться, пробираясь в купальную палатку и включая душ.

Однажды медведь вошел в палатку и потревожил местного противника британской власти над страной, который прокрался в лагерь в надежде украсть боеприпасы. Крики ужаса человека, загнанного в угол медведем в душевой палатке позволили быстро его арестовать.

Войтек был вознагражден двумя бутылками пива и правом находиться в душе неограниченное время.

И вот, когда пришло время отправляться на войну в Италию, поляки захотели, чтобы их медведь пришел с ними. Само собой разумеется, что у британских военных властей были другие идеи на этот счет.

Они настаивали на строгой политике в отношении военнослужащих, в рамках которой было место только солдатам. Так, легенда гласит, что польские солдаты быстро добились выдачи для своего медведя служебного номера, звания (рядовой — прим. автора) и официальной зарплатной книжки (хотя платили ему всегда только едой — прим. автора). Все было выписано на хорошо подобранное имя Войтек, что означает «улыбающийся воин».

«Но это же не человек!» — воскликнул британский офицер, взяв в руки журнал посадки.

«Рядовой Войтек вдохновляет бойцовский дух польских солдат!» — последовал вдохновенный ответ.

Медведя пустили на борт.

Медведь Войтек во время шуточной драки с солдатами 22-й артиллерийской роты польского II корпуса

И поэтому Войтек столкнулся со многими ужасами, которые пережили во время итальянской кампании солдаты-люди.

Говорят, что когда он впервые попал под обстрел в мае 1944 года, во время финальных этапов битвы при Монте-Кассино, он забрался на дерево.

С этой высокой точки Войтек видел своих товарищей, которые носили ящики с артиллерийскими снарядами.

Либо из желания помочь друзьям, либо узнав, что копирование поведения людей — это способ получить еду, Войтек спустился с дерева, встал на задние лапы и протянул две передние.

Говорят, что солдаты дали ему три ящика с артиллерийскими снарядами. Несмотря на шум и неразбериху битвы, аккуратный, но могучий медведь, как рассказывают, продолжал носить ящики с боеприпасами.

И в самом деле, авторы документального фильма 2011 года «Войтек — медведь, который был на войне», нашли одного британского ветерана, который клялся, что в пылу битвы был ошеломлен, увидев медведя, пробирающегося мимо него с ящиком минометных снарядов.

18 мая 1944 года польскому Второму корпусу удалось добиться успеха там, где потерпели неудачу еще три подразделения, в том числе часть, состоявшая из гуркхов: они захватили у немцев, казалось бы, неприступную, стратегически важную «горную крепость» Монте-Кассино.

С одобрения польского верховного командования 22-я артиллерийская рота снабжения поменяла свой значок на изображение медведя, несущего артиллерийский снаряд.

Ветераны, служившие рядом с Войтеком, полюбили его.

В 2011 году 86-летний Войцех Наребский, впервые встретившийся с медведем в 17-летнем возрасте, сказал «Би-Би-Си»: «Я чувствовал, что он — мой старший брат».

«В эти очень трудные дни войны его присутствие было для нас с психологической точки зрения очень важным».

Ну а после победы в войне, однополчане Войтека продолжали защищать его.

Учитывая предыдущий опыт обращения с ними со стороны сталинской России, многие не хотели возвращаться домой — в страну, которая все более попадала под коммунистический контроль.

Вместо этого они воспользовались возможностью отправиться в лагерь-поселение на аэродроме Уинфилд, расположенный на шотландской границе. Они взяли Войтека с собой, расстроив этим коммунистов, которые хотели поместить медведя в зоопарк в Польше — к тому времени зверь стал чем-то вроде национального героя.

Но по мере того, как солдаты-люди переходили к новой жизни за пределами лагеря-поселения, пришло время подыскать новый дом и Войтеку.

Он переехал в Эдинбургский зоопарк, прожив там до своей смерти в 1963 году в возрасте 21 или 22 лет.

За это время он настолько полюбился шотландцам и полякам, что в 2015 году они объединились, чтобы собрать 300 тысяч фунтов стерлингов на бронзовую статую Войтека в Уэст Принсес-стрит-Гарденс в Эдинбурге.

Монумент установили на платформе из польского гранита.

«Войтек не смог вернуться в Польшу, — сказал Наребский, открывая памятник другому ветерану, — но он сохранил польскую душу».

И кажется, что до конца своих дней Войтек никогда не забывал своих прошлых товарищей по оружию.

Говорят, что всякий раз, когда он слышал в зоопарке польский язык или польский акцент, старый солдат-медведь вставал на задние лапы и махал передней, как будто отдавая честь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.