В отношении событий, которые связаны с захоронением в Сандармохе под Медвежьегорском, начался новый виток путаницы. Последнее пристанище для семи тысяч застреленных в холмистом сосновом лесу находилось здесь уже 80 лет, когда Министерство культуры России решило изучить это захоронение с другой точки зрения.

Исследователи Университета Петрозаводска Сергей Веригин и Юрий Килин представили в 2016 году версию, согласно которой в Сандармохе могли быть захоронены в том числе и советские военнопленные, расстрелянные финнами. В августе по заданию министерства активисты Военно-исторического общества начали раскопки. Они выкопали куски материи, которые должны были доказывать действия финнов. Вскоре после раскопок была проведена пресс-конференция.

Архивных данных в поддержку гипотезы предоставлено не было. Все финские исследователи, которые решили выразить свое мнение по данному вопросу, посчитали заявление не доказанным. В военные годы в Медвежьегорске не было лагерей.

С Сандармохом связаны и другие истории. 62-летнего исследователя места расстрелов и захоронений Юрия Дмитриева арестовали в 2017 году по подозрению в совершении сексуального преступления. Шумиха утихла, но летом Дмитриева опять задержали, и 9 октября суд вновь поместил его в следственный изолятор до 25 декабря.

Неожиданным совпадением является и то, что 65-летнего Сергея Колтырина, директора карельского Медвежьегорского районного музея, высказывавшего критику в отношении раскопок под Сандармохом, арестовали 2 октября — тоже по подозрению в совершении сексуальных преступлений. Ранее его призывали молчать о Сандармохе, хотя он очень хорошо разбирался в этой теме.

Переписывание истории?

Когда Военно-историческое общество начало раскопки, группа родственников людей, захороненных в Сандармохе, публично призвала отнестись к памяти погибших с уважением. Сами исследователи на данном этапе с прессой не общались, но шло  активное обсуждение. В российских СМИ споры продолжаются до сих пор, поскольку многих волнуют дела Дмитриева и Колтырина.

Самый влиятельный критик этого вопроса — руководитель проекта «Возвращенные имена» при Российской национальной библиотеке Анатолий Разумов. В начале 1990-х он занимается сбором данных о людях, пропавших и погибших во время блокады Ленинграда.

По словам Разумова, в Сандармохе повторяется то, что в свое время произошло с Катынью и еще несколькими местами расстрелов. В этих случаях советская власть пыталась обвинить других в преступлениях, совершенных НКВД. В 1940 году в Катыни расстреляли около 22 тысяч поляков — офицеров и других военных. СССР официально заявил, что речь шла о действиях нацистов. Только в период правления Бориса Ельцина поляки узнали правду.

В случае с Сандармохом преследуется определенная цель. Организаторы раскопок должны заявить о том, что рядом с памятником жертвам репрессий Сталина должен быть установлен памятник военнопленным, которых расстреляли финны.

Активные дискуссии продолжаются

Многие источники беспрекословно проглотили «новость» Военно-исторического общества о причастности к расстрелам финнов, но практически все люди, следящие за развитием событий, такой информации не верят. Особенно активно споры ведутся в Фейсбуке и на некоторых новостных интернет-страницах. Газета «Новая газета» и радиостанция «Эхо Москвы» тоже поднимали этот вопрос.

Подробный репортаж о деле Колтырина появился в интернет-издании «7×7». Люди, давшие этому изданию интервью, в том числе знакомые и брат арестованного, удивлены происходящим. По мнению директора Медвежьегорского городского центра культуры и досуга Александра Плеханова, после скандала многие встали на сторону Колтырина.

Преподаватель Тамара Шикова, которая знает Колтырина больше 30 лет, обращает внимание на странное совпадение: некоторые московские газеты еще до ареста знали, о чем идет речь. Обвинения еще не изучены, напоминает она.

Больше всего удивляют совпадения, связанные со словами Колтырина и подозрениями в том, что он совершил преступление. Он заявлял еще в феврале, что не верит в гипотезу Веригина и Килина. После этого ему запретили высказываться по этой теме, и поэтому он не принимал участие в памятной церемонии, которая проводилась в Сандармохе в начале августа.

Колтырин поделился с журналистами «Новой газеты» своими опасениями о том, что он может повторить судьбу Дмитриева. Своими страхами он поделился еще с одним петербургским журналистом.

Веригин, Килин, Дмитриев

Исследователи Сергей Веригин и Юрий Килин, которые выдвинули гипотезу о расстреле советских военнопленных финнами, в какой-то степени известны и в Финляндии. Два труда Юрия Дмитриева, изучающего историю Сандармоха, обязательно нужно перевести на финский. Работа Веригина о сотрудничестве с вражеской стороной в Карелии в период военного времени вышла на финском языке в 2014 году («Предатели или жертвы войны»).

В гипотезе Килина о Сандармохе есть данные финского источника, который используется в качестве доказательства правоты российской стороны. В качестве одного из доказательств представляют статью в издании «Калева» (Kaleva) за июль 2016 года. Килин критикует финских исследователей за то, что они не брали во внимание «расстрелы в Сандармохе».

Журналистка из Петрозаводска Анна Яровая написала, что статья «Калева» не учитывает действия НКВД и дает возможность «пересмотреть историю» массового захоронения.

В двух произведениях Дмитриева упоминаются примерно 1340 финнов — наряду со многими другими жертвами расстрелов в Сандармохе и Красном Бору. Названия этих произведений — «Место расстрела Сандармох» (1999 год) и «Красный Бор» (2017).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.