Известные актеры недавно снялись в рекламном ролике о том, что «демократический социализм» ответственен за все, что есть в Америке хорошего. Это «государственная школа для ваших детей» (говорит Сьюзан Сарандон), «система межгосударственных дорог» (Розарио Доусон), «публичные библиотеки» (Джей Фергюсон), «неотложная медицинская помощь» (Итан Эмбри), «рабочие, которые убирают улицы» (Макс Карвер) и «ученые» (Дэнни Де Вито).

Знаменитости заканчивают видео так: «Мы можем добиться большего успеха, если будем работать вместе».

В этом есть своя правда, но звезды кино не знают, что первые автомагистрали Америки были построены подрядчиками-капиталистами. Они также, вероятно, не заметили, что государственные школы, снегоуборочная служба, неотложная медицинская помощь, библиотеки в основном финансируются на местном уровне.

Жизнь при социализме

«Пора им проснуться, — говорит Глория Альварес, уроженка Гватемалы. — Я видела влияние социализма. Мой отец сбежал из Кубы. Дед мучился под властью коммунистов в Венгрии, пока не сбежал».

«В детстве меня учили смеяться над социализмом, — говорит она, — но в демократическом социализме была своя прелесть. То, что правительство должно отвечать за экономику, казалось логичным. А потом я видела, как демократический социализм терпит неудачу в Венесуэле, Бразилии, Аргентине, Боливии, Эквадоре, Сальвадоре, Чили, Никарагуа. Я узнала, что каждый раз, когда страна идет по социалистическому пути, она переживает крах».

Но каждый раз, когда страна пытается пойти по этому пути, люди бурно этому аплодируют.

Когда Кастро пришел к власти, народ его приветствовал, потому что он был намерен помочь бедным и сделать всех равными. Но правительства не могут совершать эффективное планирование без цен и решений, которые предоставляют свободные рынки. Результатом был экономический застой и потеря свободы.

Череда поражений

Венесуэла ничему не научилась у Кубы. Она избрала Уго Чавеса, заявившего, что богатство будет распределено поровну.

Но когда у богатых больше нечего было отобрать, он делал то, что делают многие правительства (в том числе и наше): он напечатал еще денег. Это вызвало инфляцию, близкую к 1 миллиону процентов. Когда владельцы фирм повысили цены, чтобы попытаться идти с ней в ногу, Чавес и его преемник просто отобрали предприятия.

Опять же, венесуэльцы пришли в восторг. Все любят брать у богатых. Рамон Мучачо, бывший мэр Каракаса, говорит, что когда Чавес захватил предприятия, люди «восхищенно хлопали». Они думали: «Ну наконец кто-то вершит социальную справедливость!».

Как оказалось, правительства не умеют распоряжаться супермаркетами. Как сказал венесуэльский беженец: «Это похоже на апокалипсис. Ни еды, ни лекарств».

Но в США социализм по-прежнему привлекателен.

Ложные сравнения

«Многие социалистические страны ничем не похожи на Венесуэлу», — говорит комик Джон Оливер.

«Когда я говорю о демократическом социализме, я не смотрю на Венесуэлу, — говорит сенатор Берни Сандерс, — Я смотрю на Данию, Швецию».

Американские политики так часто называли Данию социалистическим раем, что премьер-министр Дании вынужден был объявить по телевидению: «Дания далека от социалистической плановой экономики. Дания — это рыночная экономика».

Именно так. Социализм, демократический или тиранический, означает, что правительство владеет предприятиями или осуществляет над ними контроль.

В Скандинавии бизнес предоставляют самому себе. Правительства даже не устанавливают минимальную заработную плату. У этих стран есть крупные программы социального обеспечения, но они финансируются за счет процветающего, свободного предпринимательства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.