Когда Эндрю Джонсону на соревнованиях по борьбе отрезали дреды, это стало приговором тренеру, средствам массовой информации и всей системе спорта.

Впервые я подверглась оскорблению на футбольном поле в 11-летнем возрасте. Мой тренер стоял молча, потому что не знал, что делать — да и не хотел знать. С тех пор прошло 29 лет, но за это время мало что изменилось.

О том инциденте мне напомнил Эндрю Джонсон. Этот борец подросткового возраста — чемпион, но не потому что он победил на важных состязаниях, выступая в прошлую среду за свою школьную команду, а потому что ради этого он пережил акт насилия. Джонсон — талантливый чернокожий борец, учащийся в Нью-Джерси в старшем классе школы «Буэна». Накануне поединка белый рефери Алан Малоуни (Alan Maloney) сказал юноше, что он должен отрезать свои косички, потому что иначе ему засчитают техническое поражение. Малоуни заявил, что шапочка, которую носит Джонсон, противоречит правилам. Из ниоткуда появились ножницы, и уже очень скоро белая женщина срезала Джонсону его дреды. Наблюдать за этим мне было невыносимо больно.

Как можно принуждать подростка к такому бесчеловечному решению? Как можно столь постыдным образом издеваться над его самосознанием? Но когда всем командуют безразличные взрослые, такое не только возможно, но и весьма вероятно.

Сейчас Межшкольная спортивная ассоциация Нью-Джерси и организация гражданских прав Нью-Джерси проводят совместное расследование этого случая, задавая вопрос о том, можно ли было вообще допускать Малоуни до участия с состязаниях. В 2016 году несколько очевидцев обвинили его в расовых оскорблениях чернокожего рефери на совещании, после чего два судьи поссорились. Малоуни извинился за тот инцидент и не стал отрицать факт оскорблений. Обоих судей временно отстранили от работы, но потом запрет был снят.

В этом случае, как и в других аналогичных ситуациях, когда возникают проблемы с прической или формой, нетрудно увидеть расовую дискриминацию. Я почти 10 лет занимаюсь этой темой и пишу о несправедливых запретах в спорте, которые вводят против спортсменов маргинализованные общины, в том числе, о запретах на хиджабы, тюрбаны и косички. Такая политика имеет мало общего с интересами «безопасности», а предназначена для того, чтобы сдерживать чернокожих и смуглых атлетов.

Кристиан Пайлс (Christian Pyles) с сайта FloWrestling сообщил, что проблему судьи увидели не в «шапочке» Джонсона, а в «неестественном состоянии» его волос. Наверное, Малоуни нашел проблему в его дредах, и как это часто бывает, решил, что нормой применительно к волосам должны быть стандарты белых. Раньше Джонсон выходил на поединки в шапочке, и никаких проблем это не вызывало.

Я посмотрела видео, на котором Джонсону уродуют прическу, срезая дреды, а он, расстроенный, молча стоит, поддерживаемый белыми товарищами по команде и тренером. Я спортсменка, мать и принадлежу не к белой расе, и этот просмотр вызвал у меня чувство тошноты. Я также пришла в ярость. Я подумала о том, как расисты придумывают самые разные безосновательные и лицемерные причины для того, чтобы кромсать молодежи волосы, сохраняя систему привилегий для белых. Я вспоминаю истории о том, как ради удовлетворения белых колонизаторов детям туземцев срезали длинные косички, хотя они имели важное духовное значение и являлись традиционными. То были акты насилия. Над Джонсоном тоже учинили насилие.

Доктор наук Амира Роуз Дэвис (Amira Rose Davis), работающая в Университете штата Пенсильвания и занимающаяся исследованиями истории, полов и сексуальности, объясняет, что волосы очень часто используют для того, чтобы сохранять расовое статус-кво в спорте.

«Случившееся с Эндрю Джонсоном напоминает о том, что произошло, скажем, с Винус Уильямс, которая подверглась наказанию за вылезающие из прически косички. Или многочисленные истории, которые рассказывают родители чернокожих детей, против которых в балете действуют многочисленные правила и нормы. По их словам, чтобы наказать или унизить цветных артистов, администраторы часто придираются к их волосам, — говорит Дэвис. — Постоянные требования „укротить свои волосы и изменить прическу", чтобы соответствовать нормам белых в том или ином виде спорта, где они доминируют, звучат слишком часто. Требование о так называемой „интеграции" и силовые действия имеют целью указать цветным спортсменам на их место и на условия их включения в спорт».

Олимпийский чемпион и борец Джордан Барроуз в субботу в Твиттере выразил свою солидарность с Джонсоном. Он отметил, что Джонсону наверняка было очень трудно отстоять свои права, поскольку ни родители, ни тренеры не встали на его сторону.

Jordan Burroughs

@alliseeisgold

Я уверен, что многие из вас слышали о юноше, которого заставили обрезать волосы перед борцовским поединком, пригрозив дисквалификацией. Этот молодой человек — Эндрю Джонсон из школы «Буэна», что в Нью-Джерси. Для начала скажу, что я благодарен Джонсону за его мужество.

Тревогу вызывает и то, что тренера Джонсона Джорджа Максвелла едва не назвали героем. Тренер команды должен защищать и поддерживать своих спортсменов, отстаивая их интересы. А Максвелл молча стоял и наблюдал, как Джонсону срезают волосы. Задача тренера — понимать и защищать атлетов из тех общин, которые они представляют. Школы должны платить за работу цветных специалистов, которые научат тренеров понимать своих подопечных.

Средства массовой информации также уделяют этой проблеме недостаточно внимания. Майк Фрэнкел (Mike Frankel) из издания SNJ рассказал об этом случае в Твиттере и заявил, что Джонсон является «образцовым командным атлетом».

Но здесь Фрэнкел упустил главное. Проблема Джонсона стала примером того, как команда не сумела защитить своего чернокожего подростка. Потом Фрэнкел извинился, сказав обычную в таких случаях фразу «я не расист». Но он так и не понял собственную привилегированность как белого мужчины. В этой истории нет абсолютно ничего хорошего. Если бы Фрэнкел умел критически анализировать расовые проблемы в спорте, он бы знал об этом. Опять же, в этом его непонимании нет ничего удивительного. В спортивных СМИ преобладают белые мужчины, о чем постоянно говорят цветные журналисты типа меня. Спортивные средства массовой информации остро нуждаются в переменах, и это подтверждает произошедший с Джонсоном инцидент.

Я пишу о спорте, и я спортивная активистка. Меня трудно чем-то удивить и шокировать. Но смотреть на то, как Джонсону варварски отрезают дреды, было точно так же больно, как когда меня еще в детстве оскорбили на спортивной площадке за мою расовую принадлежность. Я этого не забыла. Думаю, что и Джонсон забудет об этом очень нескоро.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.