Итак, аккурат перед новым годом Верховная рада традиционно продлила мораторий на продажу земли сельхозназначения. Продлила в 11-й раз по уже накатанной схеме: мораторий вводится на год, до 2020 года — для предотвращения, так сказать, политических спекуляций. А за этот год правительство должно разработать основополагающий закон — об обороте земель сельхозназначения — и внести его на рассмотрения депутатов.

Собственно, все, как всегда. Начиная с 2001 года. Продлевается мораторий и появляется требование разработать законодательную базу, в частности, закон об обороте земель. И каждый раз сторонники и противники моратория ломают копья «в общем», но никто не спорит по существу закона — сколько можно давать пользоваться землей в одни руки, кому можно продавать, а кому нет, кто и как будет контролировать бережное отношение к «неньке-земле» и как будут наказывать недобросовестных землепользователей.

По большому счету, принимать еще раз решение о продлении моратория, особой-то нужды нынче не было. Ведь и так было ясно — мораторий действует до тех пор, пока парламент не примет тот самый злополучный и долгожданный закон об обороте земли. Впрочем, месяц назад именно так сказал и премьер, и на это же указывало руководство министерства аграрной политики и продовольствия.

Хотя сторонник рынка земли и яростный противник моратория, народный депутат Алексей Мушак считал по-другому. Еще в начале ноябре в разговоре со мной он, во-первых, наделся, что Конституционный суд даст оценку мораторию на землю — а тот взял и неожиданно для всех вообще отказался от рассмотрения этого вопроса. А во-вторых, Мушак был уверен — в парламенте уже есть голоса за отмену моратория или, как минимум, недостаточно для его продления. И в случае не продления моратория, как говорил Мушак, создавался бы легкий хаос.

С одной стороны, нет моратория, но и нет четких правил игры. Из-за этого правительство и народные депутаты были бы вынуждены принимать основной закон в любом виде. Возможности отступить не было. На деле все оказалась по-другому. Пропрезидентская фракция БПП, как фракция «Народного фронта», большинством голосов проголосовала за мораторий. И только единицы высказались против. В БПП — это депутаты Мушак, Вадатурский, Арьев и еще парочку человек. Первый вице-спикер Ирина Геращенко (до вступления в должность зампреда парламента — член БПП) вообще назвала решение о «моратории самым позорным решением Верховной рады за весь 2018 год», который идет на руку олигархам и владельцам крупных агрохолдингов. Но так ли все просто?

Давайте рассмотрим аргументы «за» и «против» моратория. Итак, главный аргумент «за» отмену моратория, на который особенно указывают инвестиционные банкиры, эксперты и некоторые народные депутаты, это то, что запретом на продажу сельхозземли Украина лишает конституционного права свыше 7 собственников паев распоряжается по-своему усмотрению активом. И это действительно весомый аргумент. Ведь жители городов имеют право продавать свои квартиры, а почему крестьяне не могут продавать землю? И если собственник пая попадает в тяжелую жизненную ситуацию (скажем, нужны деньги на лечение, обучение или строительство дома), то тогда у него должна быть возможность продать свою землю и по достаточно высокой цене. Правда, пока есть сомнения, что землю у «нашего селянина» купят по высокой цене, позже объясню, почему.

Идем дальше. Следующий аргумент — продление моратория стоит Украине едва до 2% ВВП. Правда, у директора Всемирного банка по делам Белоруссии, Молдавии и Украины Сату Кахконен несколько скромнее прогноз — снятие моратория на продажу земель сельскохозяйственного назначения, по ее мнению, даст дополнительно всего 1,2% роста ВВП. За счет чего будет рост ВВП, спрашиваю у экспертов. Ну, как — внедрение рынка земли привлечет дополнительные многомиллиардные инвестиции, говорят они. К тому же сейчас арендуемая земля используется либо неэффективно, либо по-варварски. Особенно большие злоупотребления с 10 миллионами га земли, которые по-прежнему находятся в государственной собственности. Но это же весьма спорные аргументы.

А причем здесь собственность на землю? К примеру, я знаю случаи, когда собственники паев контролируют, как фермер использует их землю, что сеет и чем обрабатывает. Но я бы очень хотел посмотреть, как собственник пая спрашивает у конкретного фермера Татьяны Засухи (есть такой известный пользователь не одной тысячи гектаров земли) — как она обрабатывает его землю? Думаю, в лучшем случае — она его пошлет спрашивающего очень и очень далеко. А то еще подзатыльник даст. Думаю, в больших агрохолдингах — ситуация аналогична. Там собственник пая — бесправное существо. Это, во-первых.

А, во-вторых, при чем частная собственность на землю, если государство неэффективно использует 10 миллионов га земли? Мне кажется, это вопрос коррупции. И НАБУ вместе с САП должны хорошенько «потрусить», как говорит генпрокурор Луценко, «винницкую организованную группировку». Ну, согласитесь, никто не даст гарантии, что с появлением рынка земли на землю, у нас появится суперэффективный и бережный хозяин. Ведь если сейчас (при арендных отношениях) государство, то ли не имеет, то ли не хочет контролировать земли сельхозназначения, то после перехода их частную собственность — тем более.

Еще один аргумент — с появлением рынка земли повысится плата за пользованием пая. Тоже все очень спорно. В последние годы правительство приняло ряд нормативных актов, которыми больше защитило права арендаторов земли, нежели арендодателей. К примеру, установлен минимальный срок аренды земли — 7 лет. И если агропредприятия платит собственнику пая небольшую арендную плату, тот ничего не сможет сделать. Даже договор аренды раньше срока разорвать нельзя. Вопрос — почему эта ситуация должна изменится с появлением рынка земли? Пока я не понимаю.

А теперь давайте спросим у самых аграриев, хотят ли они отмены моратория? Одна часть сразу говорит, что мораторий действительно лучше отменить, но — с определенными условиями. К примеру, Ирина Костюшко, собственник аграрной компании «Зоря» в Житомирской области в разговоре со мной подчеркнула такое требование: законодатель должен предусмотреть, что нынешние арендаторы земли должны иметь приоритетное право выкупа земли у собственников паев. И это наиболее распространенное условие, которое поддерживают маленькие и средние аграрные предприятия. Дело в том, что все они боятся, что с отменой моратория крупные холдинги перекупят арендуемые паи. Вполне объяснимое опасение.

Впрочем, есть и другое мнение — что отечественные холдинги не заинтересованы в отмене моратория. И им сейчас не до расширения земельных банков. Им бы сохранить уже существующие завоевания. Ведь в проекте закона об обороте земли — есть норма: в одних руках не должно быть более 200 тыс га земли.

А теперь самый главный вопрос — а есть деньги у аграриев на выкуп земли? Ведь есть даже статистика: в случае отмены моратория сразу около 10% собственников паев побегут продавать землю. И на это понадобится не менее 6 миллиардов долларов. Понятное дело, что крупным холдингам будет лучше всего найти финансовый ресурс. По крайней мере, они запросто могут взять кредиты у международных финансовых организаций под очень низкий процент. Остальным, наверное, будет потяжелее найти средства.

Так вот знаете, что предлагают некоторые депутаты и аграрные ассоциации? Они требуют создания ипотечного банка, который будет выдавать аграриям кредиты с минимальными процентами на выкуп земли. Очень интересная схема, правда. То есть, бюджет за счет налогоплательщиков должен профинансировать покупку латифундистами земли!!! А как же многомиллиардные инвестиции, которые должны влить в лучший в мире украинский чернозем? О чем тогда талдычат некоторые эксперты и банкиры?

Кстати, есть и аграрии, которые категорически против отмены моратория на землю сейчас. Допустим, Андрей Дикун, глава «Всеукраинской аграрной рады» (организация представляет интересы более 450 агрохозяйств) сказал, что «всегда за введение рынка земли, но только не сейчас». «Когда в стране страшно коррумпированы суды, полиция и СБУ — отмена моратория приведет к страшным последствиям», — сказал он. Лично я это замечание воспринял.

К примеру, в прошлом году в УНИАНе была пресс-конференция одного из учредителей в крупнейшей в Киевской области агрофирмы «Светильнское». Так вот он рассказывал, как местный следователь полиции, прокурор и судья отнимали у него хозяйство. Отбиться удалось только с помощью публичных акций протеста. Но особенно, сейчас весь бизнес напуган безнаказанностью регистраторов, которые за считанные секунды могут любого лишить собственности — от квартиры, участка земли и учредительства в предприятии.

А ведь еще Минюст хочет вообще упростить регистрацию купли-продажи земли. И чтобы это делали не специально обученные люди — нотариусы, а вообще секретари в сельсоветах. Ну, чтобы очередей не было для тех, кто земельку решит продаст. Как говорят, все условия для скупки. Или дерибана. Как в 90-тые годы. Понятное дело, что рынок земли нужен. И мораторий нужно отменять. И скорее всего, это последний раз, когда парламент продлевал запрет на продажу земли. Ведь в мире не так много стран, где еще запрещено продавать землю. Но тогда все нужно взвесить, нормы закона четко выписать. С приоритетом защиты собственников паев, «а не латифундистов и карабасам-барабасам». Кажется, так обещал Гройсман. Тогда глядишь, может и сумеем обеспечить конституционное право крестьян на продажу земли.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.