Украина не имеет мощностей по производству ядерного топлива, а потому вынуждена его импортировать для использования на своих четырех действующих атомных электростанциях. Если еще несколько лет назад все ядерное топливо для украинских АЭС поступало из России, то в последнее время оно все чаще замещается топливом производства американско-японской компании «Вестингхаус» (Westinghouse). «Апостроф» выяснил, может ли наша страна отказаться в будущем от российского ядерного топлива, и каковы шансы наладить собственное производство.

Ядерное топливо для атомных электростанций остается одним из импортируемых в Украину российских товаров, несмотря на ограничения в торговле двух стран вследствие агрессии РФ и аннексии ею Крыма.

В отличие от газа, который наша страна не покупает в России с ноября 2015 года, от российского ядерного топлива Украина пока отказаться не может.

При этом довольно успешно идет диверсификация поставок за счет наращивания импорта ядерного топлива американско-японской компании «Вестингхаус» (Westinghouse), которая его производит для Украины на своем заводе в шведском городе Вестерос. На сегодня топливо «Вестингхаус» используется на шести энергоблоках атомных станций Украины — на втором и третьем блоках Южно-Украинской АЭС, на первом, третьем, четвертом и пятом блоках Запорожской АЭС. Как ожидается, после 2021 года американское топливо появится на седьмом энергоблоке, который находится на Ровенской станции.

В Украине после остановки Чернобыльской АЭС в 2000 году в эксплуатации остаются четыре атомные электростанции — Запорожская (6 энергоблоков), Ровенская (4 энергоблока), Южно-Украинская (3 энергоблока, еще 1 законсервирован), Хмельницкая (2 энергоблока, строительство еще 2-х заморожено). На всех станциях используются ядерные реакторы ВВЭР-1000 (мощность 1000 мегаватт) — всего 13, при этом на Ровенской АЭС на 2-х энергоблоках установлены реакторы ВВЭР-440 (мощность 440 мегаватт).

Под покровом секретности

Российское топливо производства компании ТВЭЛ по-прежнему поставляется на большую часть энергоблоков украинских АЭС (на некоторых энергоблоках используется одновременно американское и российское топливо), однако в плане объемов поставок между «Вестингхаус» и ТВЭЛ с 2017 года наблюдается паритет.

В январе 2018 года оператор всех украинских АЭС — «Энергоатом» — продлил действие истекавшего в 2020 году контракта на поставку ядерного топлива с «Вестингхаус». В текущем году «Энергоатом» продлил и аналогичное соглашение с российским ТВЭЛом — контракт также действовал до 2020 года, и его пролонгировали до 2025 года.

При этом авторитетное издание «Зеркало недели» в одном из своих последних номеров опубликовало материал, в котором утверждает, что контракт с россиянами был продлен «в атмосфере секретности», притом, «когда Украина уже приняла политическое решение прекратить действие рамочного Договора о дружбе с РФ».

В материале также говорится, что «подписание этого документа, а также некоторые другие телодвижения украинской власти в атомной энергетике за последнее полугодие…. могут еще надолго закрепить (если не увековечить) доминирование страны-агрессора в стратегической отрасли, дающей Украине 55-60% электроэнергии, и значительно снизить энергетическую безопасность нашего государства».

Одним словом, самая настоящая «зрада».

Резонанс, произведенный публикацией, оказался нешуточным, в результате чего «Энергоатому» пришлось оправдываться в том плане, что, да, контракт с ТВЭЛ продлили, но никакой секретности вокруг него не было и нет.

Диверсификация набирает обороты

Что же до закрепления за страной-агрессором доминирующего положения в сфере поставок ядерного топлива в Украину, то, по мнению экспертов, опрошенных «Апострофом», об этом речь не идет.

Эксперт программы «Энергетика» аналитического центра «Украинский институт будущего» Андриан Прокип в разговоре с изданием отметил, что наша страна пока не может полностью отказаться от российского ядерного топлива, и это хорошо известно. «Поэтому тут (в продлении действия контракт с ТВЭЛ — „Апостроф") „зрады" нет», — заявил он.

По словам директора спецпроектов научно-технического центра «Психея» Геннадия Рябцева, Украина в ближайшие несколько лет просто физически не сможет отказаться от российского топлива для АЭС, и «те, кто в теме, прекрасно знали о том, что будет подписано дополнение к договору, которое продлит соглашение (с ТВЭЛ) до 2025 года». «К сожалению, мы будем зависеть в течение, по меньшей мере, ближайших пяти, а может и более лет от ТВЭЛа», — констатировал эксперт.

При этом, как отметил Рябцев, «движение в сторону диверсификации идет». «„Вестингхаус" провел очень большую работу для того, чтобы устранить все те проблемы, которые были с их ТВС-W (тепловыделяющие сборки „Вестингхаус" для ректоров типа ВВЭР — „Апостроф") в начале 2000-х годов. То есть все вопросы безопасности были закрыты, сняты», — заявил он нашему изданию. По его словам, в том, что касается поставок нового ядерного топлива, то уже достигнут паритет между ТВЭЛ и «Вестингхаус», «но, чтобы заменить все сборки, потребуются десятилетия».

Директор энергетических программ Центра Разумкова Владимир Омельченко также считает, что топливо от «Вестингхаус» находится в приоритете, и его доля в поставках с каждым годом увеличивается. «Но на сегодня у „Вестингхаус" технологических возможностей нет на 100% обеспечить украинские атомные станции своим топливом, поэтому это (продление действия контракта с российским поставщиком, — „Апостроф") — вынужденная мера. Если брать стратегически, доля „Вестингхаус" будет увеличиваться, и до 2035 года (до этого года принята Энергетическая стратегия Украины), я думаю, Украина значительно сократит или полностью избавится от зависимости поставок российского ядерного топлива», — сказал эксперт «Апострофу».

Собственный заводик

Ранее «Апостроф» писал, что Украине в поставках, в том числе и ядерного топлива, нужна именно диверсификация, а не смена одного монопольного поставщика на другого. В 2017 году руководство «Энергоатома» заявляло о переговорах с еще одним — потенциальным — третьим поставщиком ядерного топлива, однако пока ничего конкретного об этом неизвестно.

Существенно снизить зависимость от импорта — любого — могло бы собственное производство ядерного топлива в Украине. Но сейчас речь идет не о собственно производстве, а о фабрикации ядерного топлива — последнем его этапе. В любом случае, ключевым является вопрос о том, по чьей технологии будет производиться такое топливо. Раньше Украина собиралась строить завод по фабрикации ядерного топлива в Кировоградской области по российской технологии. После известных событий любое сотрудничество со страной-агрессором принималось в штыки. Но «Вестингхаус» также не горело желанием вкладываться в строительство такого предприятия в Украине, обещая в замен нарастить собственное производство, чтобы со временем обеспечить своим топливом все энергоблоки украинских АЭС.

Энергетическая стратегия до 2035 года предусматривает «обеспечение функционирования завода по фабрикации ядерного топлива в Украине для поставок топлива на внутренний и внешний рынок».

Однако, как отметил Владимир Омельченко, на сегодня «этого вопроса нет в повестке дня, он серьезно не рассматривается». «Об этом можно дискутировать только по поводу очень отдаленной перспективы. Это все пока абстрактно, конкретной проработки нет», — заявил эксперт.

По словам Геннадия Рябцева, если сейчас строительство такого завода и обсуждается, то «делается это без конкретики», а потому сейчас нельзя говорить, по какой технологии — российской или американской или еще чьей-нибудь — может производиться ядерное топливо на таком предприятии.

Кроме того, отметил специалист, шансы на то, что такой завод в принципе будет построен, очень низкие. «Если руководствоваться исключительно политикой, то такой завод можно было бы построить, но он будет убыточным. И об этом известно специалистам», — пояснил эксперт.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.