Я встретил первый Новый год после назначения в Москву. О дзони зони — блюдо японской кухни, представляющее собой суп с рисовыми лепёшками моти, — прим. ред.) и других новогодних угощениях и не мечтаю. 31 декабря я отправился на Красную площадь, чтобы немного ощутить новогоднюю атмосферу. По японской традиции первого посещения храма в новом году я надеялся зайти в Храм Василия Блаженного, известный своими куполами в форме луковиц.

Тем не менее мой пыл сразу же остудили. Многие улицы были перекрыты. Повсюду проверяют личные вещи. Более того, время прохода на Красную площадь было ограничено; перед рамками металлодетектора выстроились громадные очереди. Я прождал более 30 минут, и некоторые иностранные туристы начали гневно кричать, чтобы пускали быстрее. В конечном итоге я решил отказаться от хацумодэ.

В России, где теракты осуществляют в таких людных местах, как метро и аэропорты, антитеррористические меры намного жестче, чем в Японии. Поскольку речь идет о жизни, усиление безопасности необходимо. Тем не менее на мой взгляд, объяснения со стороны властей могли бы быть чуть подробнее. Кроме того, меня неприятно удивило бесцеремонное поведение многих представителей власти.

Кстати, я прочитал новость, что в преддверии Олимпиады в Токио правительство Японии обсуждает возможность организации экспериментальной проверки личных вещей на железнодорожных станциях. С учетом терактов по всему миру эти меры необходимы. Тем не менее есть и другие задачи: безопасность не должна вредить комфорту; также необходима соответствующая подготовка для полицейских. Как радушная Япония решит эти проблемы? Буду следить за ситуацией из России.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.