Жена бывшего руководителя компании «Ниссан» Карлоса Гона призвала правозащитные организации обратить внимание на «драконовское» обращение японской прокуратуры с ее мужем после его ареста по обвинению в финансовых преступлениях.

В длинном письме в японское отделение «Хьюман Райтс Уотч» (Human Rights Watch) Кэрол Гон утверждает, что прокуратура подвергает ее супруга ежедневным многочасовым допросам, пытаясь добиться от него признательных показаний.

В письме она также заявляет, что Гона, который на прошлой неделе на непродолжительное время слег с температурой, содержат в неотапливаемой камере, где по ночам не гасят свет, и что ему не дают необходимые лекарства.

Гон находится в заключении с 19 ноября, и ему предъявлено обвинение в занижении суммы зарплаты на десятки миллионов долларов, предположительно во избежание критики со стороны сотрудников компании в получении слишком высоких доходов. Есть и другое обвинение: что свои личные инвестиционные убытки он переложил на «Ниссан», а также выплачивал деньги своему коллеге по бизнесу из Саудовской Аравии из средств компании.

Появившись на прошлой неделе на публике впервые с момента своего ареста, Гон на специальном судебном заседании заявил, что невиновен, что его «обвинили неправомерно», а «задержали несправедливо».

Длительное содержание Гона под стражей стало причиной международной критики в адрес японской юстиции, которая «берет заложников», разрешает прокуратуре проводить повторные аресты подозреваемых по разным обвинениям и содержит их под арестом длительное время с целью получения признательных показаний.

Более 99% уголовных дел в Японии заканчиваются обвинительными приговорами, причем в большинстве случаев они являются результатом признания вины.

«В Японии прокуроры сплошь и рядом проводят неоднократные допросы обвиняемых в отсутствие их адвокатов, подозреваемые лишены возможности выйти под залог до предъявления им обвинений, имеют очень ограниченный доступ к юридическим консультациям, и вынуждены сидеть на допросах и выслушивать вопросы даже тогда, когда пользуются правом хранить молчание», — написала Гон в своем письме.

«Доказательством реальности такой драконовской системы может послужить обращение с моим мужем. Прокуроры допрашивают его ежедневно на протяжении нескольких часов. Они запугивают и бранят его, читают ему нотации, делая это в отсутствие адвокатов, чтобы выбить признание».

Главный адвокат Гона Мотонари Оцуру (Motonari Otsuru) на прошлой неделе отверг заявления о том, что на его клиента оказывается давление с целью получения признательных показаний, и добавил, что он не жаловался адвокатам на условия содержания в токийском следственном изоляторе. По словам Оцуру, Гон, которого вначале содержали в крохотной камере с матрасом на полу, был переведен в камеру побольше, где есть кровать.

Родственники Гона пока лишены возможности навещать его в тюрьме. Разрешение на посещения и встречи с ним имеют только адвокаты и представители посольства.

По словам Кэрол Гон, ее мужа держат в неотапливаемой камере площадью семь квадратных метров, а кормят в основном рисом и перловкой. За последние две недели он похудел на семь килограммов. Ему разрешают делать физические упражнения в течение 30 минут и принимать ванну два-три раза в неделю, добавила она.

Адвокаты Гона сообщают, что экс-директор «Ниссана» может остаться в заключении вплоть до начала суда — в основном из-за того, что он заявляет о своей невиновности и может скрыться от правосудия. Дата судебного процесса пока не назначена, и может пройти как минимум полгода, прежде чем дело Гона будет передано в суд.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.