Главное

  • Группа мошенников специализируется на волонтерах и раненых бойцах АТО.
  • Аферисты выдают себя за представителей благотворительных фондов.
  • Ни в коем случае нельзя сообщать данные карточки и номера телефонов знакомых.

Подставной фонд

Правозащитник и волонтер Богдан Хаустов оказался в сложном положении, когда ему самому потребовалась помощь. «Мне на лечение нужно было 100 тысяч гривен. Я разместил об этом пост на своей странице в социальной сети. И буквально через пару дней на меня вышел некий Дмитрий, который назвал себя руководителем какого-то благотворительного фонда», — рассказал Богдан.

По словам мужчины, мошенник очень хорошо изучил его личную страничку. «Этот Дмитрий явно все промониторил, посмотрел, с кем я дружу, кто меня поддерживает. И в разговоре назвал пару фамилий знакомых мне волонтеров. Поскольку я ожидал, что в ближайшее время мне должны помочь, то эти фамилии как бы подкрепили мою уверенность, что фонд действительно существует», — говорит Хаустов.

Также мошенники были в курсе того, что Богдан только что перенес тяжелую операцию, он сам об этом сообщил в соцсети. А также вычислили примерное время, когда волонтеру придется ехать домой и отдыхать после операции. То есть в этот период он может быть вне зоны действия мобильной связи, просто отключится на несколько часов или даже пару дней.

«Я совершил ошибку»

Так называемый директор фонда начал выспрашивать у Богдана информацию о количестве собранных денег на карточке, о том, сколько еще нужно собрать.

«Спрашивал номера телефонов моих знакомых волонтеров, мол, нужно какие-то документы о вас собрать. Я был немногословен, в основном повторял информацию, которую написал в «Фейсбуке». И у меня уже очень давно нет привычки хранить деньги на банковской карточке, потому что я прекрасно знаю, что мошенники могут обчистить ее в один миг. К тому же, стараюсь не светить номер телефона, который привязан к банковской карточке. Но тут я совершил ошибку, в процессе переговоров я позвонил со своего номера, который связан с карточкой», — вспоминает пострадавший волонтер.

Для опытных мошенников не представляет труда собрать всю информацию о нуждающемся человеке. «И как раз когда я находился в поезде по пути в Закарпатье, мне снова позвонили. А мне нужно было отдохнуть, принять обезболивающие лекарства. Словом, часа три я мог отсутствовать в зоне доступа телефона и попросил связаться со мной немного позже», — говорит Богдан.

Однако как только на телефон поступило сообщение о блокировании сим-карты и сообщение с просьбой доступа к банковской карточке, мужчина все понял.

«Эти мошенники используют известную схему. Им как раз нужны были номера телефонов моих знакомых, чтобы провести операции с моей сим-картой. Потому что мобильный оператор для проверки спросит у них номера, на которые они часто звонят. Они пытались через привязку карты к телефону выяснить мой пароль. Но я успел быстро среагировать и восстановить сим-карту, мошенники ничего не смогли сделать», — подчеркнул Богдан.

Обобрали тяжелораненого АТОшника

Но это не единственный случай, когда мошенники обманывают бойцов АТО, волонтеров. «Я помню, в 2015 году таким образом лжеблаготворители выманили деньги у тяжелораненого бойца во Львовском госпитале. К сожалению, когда раненые или их родные оказываются в такой сложной ситуации, они не способны критически посмотреть на все это. Передают и номер карты, и код, и дату, до которой действует эта карточка», — пояснил Хаустов.

По словам волонтера, эта группа мошенников промышляет не только благотворительностью. По их номерам телефонов он выяснил, что аферисты продавали по якобы сниженным ценам автомобили.

«Правоохранители говорят, что часто таким мошенничеством занимаются люди, которые находятся в тюрьме. Но это далеко не всегда так. Те же правоохранители рассказывали, что как-то поймали мошенника, который окончил юридический университет им. Ярослава Мудрого в Харькове. Но не нашел ничего лучше, как выманивать у людей деньги за якобы розыгрыш автомобилей. Он создавал десятки фейковых сайтов, на которые клевали доверчивые граждане», — говорит Хаустов.

Также он отмечает, что полиция далеко не всегда хочет возиться с подобными делами. «Я подал заявление в киберполицию. Мне ответили, что нужно писать в киберполицию по месту жительства. А потом стали объяснять, мол, у нас УПК, все сложно, вряд ли мы докажем», — подытожил волонтер.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.