Снятые на оккупированных украинских территориях фильмы, героизирующие оккупантов и местных коллаборантов все чаще становятся участниками престижных международных кинофестивалей и даже получают на них награды. LB.ua попытался разобраться, почему так происходит и может ли Украина на это как-то повлиять.

Плевком в адрес Украины и всем, кто борется с терроризмом восприняли вручение приза на прошлогоднем кинофестивале независимого кино «Трибека фильм фестиваль» (Tribeca Film Festival) в Нью-Йорке российскому пропагандистскому короткометражному фильму «Дежурство». Так восьмиминутная картина автоматически попала и в лонг-лист премии «Оскар».

Российский взгляд от Нью-Йорка до Таллина

Вручение приза престижного кинофестиваля «Дежурству» вызвало бурную реакцию. От ожидаемо восторженной — у сторонников оккупации украинских территорий Российской Федерацией до крайне негативной — у украинцев и украинской диаспоры Нью-Йорка. От украинцев США посыпались массовые жалобы на официальную страницу кинофестиваля. Они писали, что «Дежурство» — пропагандистский фильм, поддерживающий российское вторжение на Украину и прославляющий тех, кто сбил пассажирский самолет MH17. Украинские активисты потребовали от кинофестиваля отменить награду и принести публичные извинения. Они напомнили, что Tribeca Film Festival был основан после террористической атаки 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке и что основной его целью является противопоставление кинематографа и искусства терроризму.

«Главный актер фильма Захар Прилепин — российский боевик, присоединившийся к террористической организации ДНР. Он должен быть в тюрьме за военные преступления, а не получать награды. Это громадное пятно на репутации кинофестиваля», — написал в отзывах один из украинских активистов.

«Дежурство» снято с точки зрения российского террориста, который пребывает на оккупированной Россией территории Украины. Его режиссером, продюсером и автором сценария выступил дебютант в кино, живущий в Москве философ, лингвист и переводчик Ленар Камалов.

На самом кинофестивале отзывать награду не стали. «Мы судили короткометражные фильмы исключительно из позиций киноискусства, — заявила американский кинорежиссер и член жюри Tribeca Film Festival Онди Тимонер. — Мы все согласились, что эта картина быстро и эффективно рассказала уникальную, убедительную историю и показала трагедию войны с человеческим лицом».

«Дежурство» — далеко не единственный пример фильма, снятого на оккупированной части Донецкой или Луганской областей. В прошлом году российские медиа сообщили о завершении в «ДНР» съемок первого короткометражного игрового музыкального фильма «Восхождение к Солнцу». Его режиссерами и сценаристами выступили солистка-инструменталистка Донецкой филармонии Оксана Сарычева и актер и музыкант Антон Баешко. По словам последнего, он «сознательно решил отойти от военной тематики» и посвятил свой дебютный фильм «любви и человеческим взаимоотношениям».

«ЛНР» тоже не отстает. Выход первого снятого в самопровозглашенной «республике» игрового фильма «Ополченочка» анонсирован на май этого года. Сюжеты о его съемках в медиа и не в последнюю очередь участие в них депутата Государственной думы РФ, «экс-прокурора» оккупированного Россией Крыма Натальи Поклонской превратили еще не вышедшую картину в объект насмешек пользователей соцсетей. Этот сугубо пропагандистский фильм повествует о некоей Екатерине, которая собрала в «ЛНР» женский танковый экипаж и ведет его воевать за «русский мир» против украинцев.

Но не только шизофреническим сюжетом и участием фанатки последнего российского императора Николая II оказалась примечательной «Ополченочка». Создатели и другие участники упомянутого произведения — тоже знатные. В одной из главных ролей в нем сыграла «заслуженная артистка «ЛНР», актриса Луганского музыкально-драматического театра Наталья Стародубцева, а режиссером выступила Татьяна Дремова, уроженка Санкт-Петербурга, вдова командира шестого отдельного «казачьего полка», украинского коллаборациониста с российскими оккупантами, «коменданта» оккупированного Стаханова Павла Дремова, взорванного в автомобиле в конце 2015 года. Для нее этот фильм тоже стал дебютом. К слову, в свободное от съемок время Татьяна Дремова успевает работать постановщицей в Луганском муздрамтеатре, программным директором «Казачьей медиа-группы», «рядовой» «народной милиции «ЛНР» и преподавательницей в академии культуры и искусств в Луганске.

Если упомянутые выше пропагандистские фильмы с позиций киноискусства можно рассматривать не более чем банальный курьез, с другими снятыми на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей картинами, как и в случае с «Дежурством» не все так просто. Два следующих примера показывают, что на международных кинофестивалях все чаще приходится сталкиваться с российским взглядом на войну на Украине. И, очевидно, придется столкнуться еще не раз.

В первую очередь стоит упомянуть документальный фильм «Своя Республика» довольно известной в Украине российского кинорежиссера Алены Полуниной («Варя», «Непал форева»). Его международная премьера была анонсирована в Лиссабоне в октябре 2018 года, на кинофестивале «ДокЛисбоа» (DocLisboa). Снятая на оккупированной территории Украины картина посвящена террористическому батальону «Восток», созданному другим украинским коллаборационистом, руководителем «службы безопасности» так называемой «ДНР» Александром Ходаковским.

Намерение кинофестиваля показать этот фильм вызвал протесты украинской диаспоры в Лиссабоне и посольства Украины в Португалии. Весьма показательной стала ответная реакция Алены Полуниной и «либерально» настроенного российского киносообщества, которому у нас почему-то принято приписывать проукраинскую позицию.

«В Португалии самая большая в Европе украинская диаспора, в которой, полагаю, произошел свой раскол из-за гражданской войны на Донбассе. И украинские эмигранты, квазиевропейцы, продемонстрировали свое понимание демократии: запретить фильм, не допустить его до зрителя! Но Синтия Жил, программный директор фестиваля DocLisboa оказалась боец: несмотря на все давление и обвинения она громко возмутилась тому, что украинцы так нагло пытаются подавить свободу», — так написала об этой истории сама Алена Полунина на своей странице в Фейсбуке.

В защиту Полуниной выступил известный в России кинокритик, консультант кинофестиваля в Локарно по кинематографу стран СНГ, консультант швейцарского фестиваля искусств «Л'имажин е ля парола» (L'Immagine e la Parola) Борис Нелепо. По его утверждению, Алена Полунина является «минимально склонной к манипуляциям режиссером», а сам ее фильм — «очень важный для показа и обсуждения, снятый не по государственному заданию».

На Украине скандал вокруг показа «Своей Республики» на DocLisboa прошел почти незамеченным. Как и получивший в декабре 2018 года главный приз конкурсной программы «Повстанцы с идеалами» (Rebels with a Cause) Таллинского международного кинофестиваля «Темные ночи» (PÖFF) российский фильм «Мира» выпускника школы Марины Разбежкиной Дениса Шабаева. Составители программы Rebels with a Cause с самого начала анонсировали этот дебютный игровой фильм известного своими документальными работами режиссера (которые в том числе были участниками Международного фестиваля документального кино о правах человека «Докьюдэйс» (Docudays UA)) как посвященный «реальным событиям на Донбассе».

«Денис Шабаев хотел показать ту реальность, ту бездну, в которую погружается целый регион и тысячи людей», — подчеркивалось в пресс-релизе этого фильма.

Героем, судя по всему, первого снятого на оккупированной территории Луганской области фильма стал играющий сам себя словак Мирослав Рогач. В основе сюжета — реальная история его жизни: убил жену и ее любовника, отсидел в тюрьме, начал перебиваться заработками по всей Европе, а после украинской Революции достоинства рванул в Донецкую область воевать на стороне российских оккупантов. Затем он попал в плен к украинским военным и был обменен на одного из наших солдат. После освобождения вернулся в Лондон, но в «опостылевшей» Европе решил не задерживаться и снова отправился на оккупированную часть востока Украины.

Несмотря на сильное разочарование «русским миром» Мира обосновался в Луганске, где приступил к восстановлению заброшенных памятников Ленину и местным шахтерам. На помощь он призвал местных сторонников России, среди которых оказались не менее любопытные персонажи. Один из них — уроженец Лисичанска Александр Заславский. 12 апреля 2014 года он был среди участников вооруженного захвата Славянска. «Тогда он воевал на стороне ДНР, а теперь живет в Луганске и абсолютно не доволен тем, что там происходит. Сейчас он не воюет, получает пенсию в 2 тысячи рублей в месяц от России и не понимает, что ему делать дальше», — рассказал Денис Шабаев после показа фильма в Таллине. Впрочем, бывший (бывший ли?) террорист и коллаборационист нашел чем себя занять: съемками в кино. Тем более, что кроме участия в «Мире» он задействован и в уже упомянутой «Ополченочке».

Историю с советскими памятниками в фильме Шабаева так и тянет воспринять как метафору ослепления жителями восточных регионов Украины и наемников из европейских стран «русским миром», а также их веры в рассказы о «кровавых украинских фашистах», якобы запрещающих русский язык и «уничтожающих» бесценное советское наследие. Но как бы режиссер не убеждал зрителей в своем стремлении дистанцироваться от войны и не становиться на чью бы то ни было сторону, поверить в это оказалось непросто. К такому выводу подталкивала и контроверсийность главного героя, Миры, и публичные антиукраинские заявления продюсера фильма Натальи Мокрицкой во время его представления на Таллинском кинофестивале, и даже слова благодарности в титрах разнообразным «государственным структурам» в так называемой «ЛНР».

Откровенно антиукраинская позиция Натальи Мокрицкой, высказанная во время авторитетного международного кинофестиваля также осталась незамеченной на Украине. Хотя эта история, вместе с участием «Своей Республики» Алены Полуниной на кинофестивале в Лиссабоне, свидетельствует о том, что подобные антиукраинские дискуссии могут иметь место и на других киносмотрах в других частях света. И вовсе не из-за пророссийской позиции организаторов фестивалей, а благодаря авторитету, который имеют создатели тех или иных фильмов.

Тем более, что та же Мокрицкая хорошо известна и на Украине. Она продюсировала фильмы Кирилла Серебренникова, Михаила Сегала, Ивана Твердовского. Выступила она продюсером и фильма своего мужа Сергея Мокрицкого «Незламна», выпущенного в России под названием «Битва за Севастополь».

Каким бы критичным не был взгляд Дениса Шабаева на «русский мир», фильм «Мира» ретранслирует точку зрения представителя страны-агрессора. А заявление Натальи Мокрицкой о том, что «Украина бросила своих людей» из оккупированных Россией территорий ставит под сомнение всю беспристрастность авторов «Миры» и ставит их на один уровень с российской пропагандой, не устающей повторять это снова и снова.

Схожая ситуация и со «Своей Республикой». «Этот фильм — несомненно апология Донецкой Народной Республики, показывающая человеческое измерение воюющих на ее стороне. Картина Полуниной без прикрас и фальшивого героического пафоса показывает будни бойцов и жесткие, но братские отношения внутри коллектива», — отзывается о ней российский кинокритик Алексей Артамонов на страницах журнала «Сеанс» (процитировано дословно).

О своей «полной идентификации» с российскими оккупантами и местными коллаборантами заявила в интервью тому же «Сеансу» сама Алена Полунина. «Потому что это моя сторона, а та (украинская, — прим. автора) — не моя… Это русские люди, они считают себя русскими, они смотрят на Москву, и они разочарованы сейчас Москвой из-за того, что никто их не собирается присоединять к России. Я не вижу разницы между ними и нами… В войне есть своя романтика. В мужском братстве есть своя романтика. Зачем это отрицать? У многих хороших ребят, которые ехали в 2014-м на войну (на Украину, — прим. автора), были, наверное, и эти соображения. А у некоторых только эти», — призналась режиссер фильма «Своя Республика».

Пребывая на относительно безопасном расстоянии от Украины и от несомненно лучше осведомленного о происходящем здесь зрителя российские кинематографисты могут себе позволить высказывать свое мнение о нашей стране. Но история с фильмами «Мира» и «Своя Республика» показывает, что даже пытаясь выдерживать дистанцию по отношению к российско-украинской войне (или хотя бы делать такой вид), у их создателей это очень плохо получается. Демонстрируя приверженность к «либеральным ценностям» они все равно спотыкаются на вечном для России «украинском вопросе».

Крым, кино и оккупанты

Если в оккупированных регионах Донецкой и Луганской областей снимают кино местные или российские энтузиасты, то оккупированный Россией в марте 2014 года Крым за последние пять лет успел стать излюбленной площадкой для производства российских фильмов и телесериалов. Местная оккупационная власть почти сразу же решила судьбу и Ялтинской киностудии, передав это частное предприятие назначенному Москвой «Министерству культуры Крыма». «Глава Крыма» Сергей Аксенов с первых дней на своей «должности» стал призывать вкладывать инвестиции в незаконно национализированную студию. И хотя с декабря 2015 года она, как и целый ряд других крымских и российских предприятий, оказалась под зарубежными санкциями, на российское кинопроизводство на аннексированной территории это никак не повлияло.

Весьма скромные успехи киностудии, переименованной оккупационной властью полуострова в «государственное унитарное предприятие республики Крым «Киностудия «Ялта-фильм» подтолкнули местных «чиновников» передать ее в федеральную собственность Российской Федерации. Сергей Аксенов объяснил это необходимостью вложения в восстановление «предприятия» как минимум 4 миллиардов рублей из российского бюджета, «поскольку частные инвесторы не хотят этим заниматься». Процедура передачи, по словам «министра культуры Крыма» Арины Новосельской, началась летом 2018 года. Что лишний раз убеждает в том, что в нынешних условиях никакого будущего у незаконно переданной киностудии нет и быть не может. До деоккупации Крыма максимум, на что она сгодится — выступать в качестве базы для съемок российских фильмов. Именно это с ней сегодня и происходит.

Первой услугами сворованной Ялтинской киностудии в 2015 году воспользовалась московская документалистка Гюзель Гатауллина, снявшая на ее площадке за деньги Министерства культуры РФ пропагандистский фильм «Крым наш». В том же году при участии студии на полуострове было снято еще пять проектов — телесериалы «Крымская сакура» о юных годах «прокурора Крыма» Натальи Поклонской, «Один против всех» (Мостелефильм Дистрибьюшн по заказу НТВ) и «Синяя роза» (БФГ Медиа, Монблан-фильм), а также фильмы «Домик у моря» и «После убийства».

Провалился и снятый за 400 миллионов рублей пропагандистский фильм Алексея Пиманова «Крым» о любви между сыном «доблестного» севастопольского офицера и киевской журналисткой на фоне оккупации и последующей аннексии полуострова. Инициатором создания «Крыма» выступил министр обороны РФ Сергей Шойгу. Идея, как с гордостью сообщали создатели, получила одобрение в администрации президента РФ и Владимира Путина. А производством занималась кинокомпания «Пиманов и партнеры», получившая поддержку российского «Первого канала», скандально известного медиахолдинга «Красная звезда» Минобороны России, Фонда кино и «правительства» Крыма.

По информации российского издания «Комсомольская правда», всего с 2014 года в Крыму было снято более 35 картин.

Среди них: телесериалы «Сын ворона» (Мотор Фильм Студия), «Час сыча» (Киностудия «Версия»), «Саша добрый, Саша злой» (Top line film company), «Это была только шутка», «Научи меня жить» (Амальгама Продакшн), «Большие деньги», «Мурка» (Студия Бонанза, Кинокомпания П), «Модель счастливой жизни» (K-12, RU Media), «Крещение Руси» (Первый канал, Стар Медиа), «Анна Каренина» Карена Шахназарова (Мосфильм), «Завтрак в постель» (Кинокомпания «Русское»), «На краю судьбы», «Нулевая мировая» (Первый канал, Star Media, Бабич Дизайн), «Черно-белый танец» (Всемирные русские студии), «Гурзуф» (Epic Media), «Золотая орда» (Марс Медиа Энтертейнмент, Амедиа Продакшн), «Неуловимые» (Киностудия КИТ, кинокомпания «Тим Филмз»), «Пляж. Жаркий сезон» (Браво), «Четвертая смена» и другие.

И фильмы: «Соучастники» Романа Просвирнина, «Викинг» Андрея Кравчука, «Время последних романтиков» Светланы Сухановой, «Монах и бес» Николая Досталя, «Антон Чехов. Крымская ривьера» Елены Дудченко, «Вурдалаки» Сергея Гинзбурга, «Матильда» Алексея Учителя, «Скиф» Рустама Мусафира, «Вечная жизнь Александра Христофорова» Евгения Шелякина, «Каникулы президента» Ильи Шерстобитова, «Спитак» Александра Котта и другие. Единицы из упомянутых фильмов были показаны вне конкурса на международных кинофестивалях, в том числе класса «А» (например, в Таллине). Однако подавляющее большинство подобной продукции демонстрировалось лишь на территории РФ и ее нескольких стран-сателлитов.

Все участники съемок вышеупомянутых фильмов и сериалов на оккупированной территории автоматически попадают в число нарушителей законодательства Украины, в частности, о незаконном пересечении украинской государственной границы. Такими нарушителями рискуют стать и члены съемочной группы полнометражного фильма «Маскерад» режиссера Михаила Шевчука. Съемки в Крыму, в частности, в Ялте намечены на апрель-май этого года.

«Экранизация классики такого космического масштаба, как пьеса «Маскарад» Михаила Лермонтова — это крупное резонансное событие не только российского, но и зарубежного кинематографа. Мы взяли за основу созданный гением Лермонтова, неповторимый поэтический шедевр, а автор сценария перенес действие «Маскарада» в наше время. С огромным вниманием и уважением к Лермонтову, изучив все редакции пьесы, сценарист дописал и усилил драматический акцент так, как того требует современный киносценарий», — так описывают идею будущего фильма его создатели.

После начала оккупации в Крыму открыли и свой кинофестиваль — «Евразийский мост», оргкомитет которого возглавляет все тот же Сергей Аксенов. Учитывая токсичность захваченного Россией полуострова, привозить на упомянутый киносмотр свои фильмы могут разве что режиссеры третьесортных фильмов. Не удивительно, что среди гостей там отмечаются либо открыто поддерживающие российскую военную агрессию россияне и иностранцы, либо имеющие щедрое финансирование из российских источников участники. Например — Кирси Тюккюляйнен из Финляндии, кинорежиссеры Патрик Казаль из Франции, Гарет Джонс из Великобритании и малоизвестные персоны из Болгарии, Индии, Кореи и других стран.

Интерес к российскому кинематографу на международных кинофестивалях остается стабильно высоким. А учитывая, что последние в отборе фильмов-участников своих программ ориентируются прежде всего на их художественные достоинства и мало обращают внимания на токсичность участников их съемочных групп или мест съемки, в дальнейшем можно ожидать появления новых снятых в оккупированном Луганске, Донецке или Ялте российских фильмов на киносмотрах. И бороться с этим можно только в том числе снимая конкурентноспособные фильмы, за которые бы боролись кинофестивали, и интересные не только местному, но и иностранному зрителю.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.