Фердинанд Фогельман — артист балета из России. В 1991 году он закончил старейший театральный ВУЗ России — Московскую государственную академию хореографии. В 1995 году Фогельман отправился ненадолго поработать в китайской балетной труппе в Гуанчжоу и вот уже 23 года живет в КНР. 

Балет в Китае имеет российские корни. В конце 50х — начале 60х годов ХХ века советские специалисты привезли в страну классический русский балет, что стало основой для развития этого искусства в КНР. На распространении китайского балета очень негативно сказался разрыв отношений между Китаем и СССР, так как многие деятели искусства покинули страну. Затем случилась Культурная революция, которая также отрицательно сказалась на нем. Начиная с внедрения политики реформ и открытости, китайский балет сделал поворот на Запад и впитал в себе европейско-американские черты.

Несмотря на превратности судьбы, российский и китайский балет тесно связаны. В репертуаре балетных трупп Китая до сих пор есть классические русские постановки. Публика Китая всегда восхищается мастерством и изящностью российских артистов. А в хореографических школах КНР преподают российские учителя. В одном из университетов Гуанчжоу на факультете балета работает россиянин Фердинанд Фогельман. В интервью он поделился своими впечатлениями о жизни и преподавании в Китае.

Хуаньцю шибао: Почему Вы выбрали балет в качестве профессии? Где Вы учились?

Фердинанд Фогельман: Я учился в Московской государственной академии хореографии при Большом театре. Это — одно из лучших учебных заведений в мире в сфере балета. В детстве у меня не было мечты танцевать, но моя мама надеялась, что в будущем я смогу стать танцором. Она уговорила меня сходить на просмотр в Академию. Я успешно прошел собеседование, и меня незамедлительно приняли.

— Как сложилась Ваша профессиональная карьера после выпуска?

— После выпуска мне предложили работу в Кремлевском балете и в театре «Русский балет». Кремлевская труппа более престижная, поэтому я выбрал ее. Однако, проработав там немного, я понял, что для получения главной роли ждать придется очень долго, поэтому перешел в «Русский балет». Там я выступал 2.5 года и даже съездил на гастроли в Аргентину. Затем работал в театре классического балета Смирнова-Голованова. За два года выступлений там, мне удалось побывать в Японии, Великобритании, на Кипре. Еще полгода я проработал в Испании.

— Как же Вы оказались в Китае?

— Когда я вернулся в Москву, одна подруга предложила мне стать ее танцевальным партнером и поехать с ней работать в балетную труппу в Гуанчжоу. Я был очень удивлен. В 90-х вообще ничего не знал о китайском балете. Слышал только о коллективах Пекина и Шанхая. Я решил рискнуть и принял предложение. Так, в 1995 году оказался в Китае. В начале мне казалось, что пробуду здесь недолго. Затем прошло три месяца, а потом еще и еще. В Гуанчжоу я завел новых друзей, познакомился с женой и создал семью. Вот и живу в Китае уже 23 года.

— Какое у Вас было первое впечатление о работе в Китае?

Ф: Самой сложной была первая неделя, особенно из-за общения. Окружающие люди не говорили по-английски, и я не владел ни им, ни китайским. Полагался на эмоции и жесты. К счастью, в балете язык международного общения — французский, поэтому указания наставника понимал отлично. Потом у меня появились друзья, которые помогли начать изучение китайского. Балетные круги Гуанчжоу произвели на меня хорошее впечатление, а уровень труппы был достаточно высоким.

— Как Вы развивались в профессиональном плане в Гуанчжоу?

— Я начинал с кордебалета. Во время работы над постановкой «Анна Каренина» хореограф заметил, что у меня хорошо получается парный танец, поэтому поставил меня танцевать па-де-труа (номер, исполняемый тремя партнерами). Так, я постепенно стал получать более значимые роли. С 1998 по 2005 годы был солистом. Сейчас уже не выступаю, а преподаю студентам предметы «Композиция и постановка танца» и «Парный танец».

Мне очень нравится китайский балет. В репертуаре нашего театра есть древняя легенда о любви «Лян Шаньбо и Чжу Интай». В постановке я исполнял классический танец с веером. Наставник высоко оценил мои навыки. Он не ожидал, что человек из России может так хорошо передать содержание и особенности древнего китайского искусства. Мне даже выпала честь выступить в дуэте с руководителем нашей труппы. Начиная с 2000 года, я преподаю в Университете искусств в Гуанчжоу.

— Есть ли в Китае другие преподаватели балета из России? Сможет ли в КНР развиваться классический русский балет?

— В Гуанчжоу существует ансамбль песни и пляски, которым руководит семейная пара из Бурятии. На протяжении 7-8 лет они обучают классическим танцам. Еще знаю, что в провинции Ляонин в балетном училище также работает пара из России.

Что касается русского балета, то, к сожалению, сейчас в Китае предпочитают западное направление. Педагогам, которые знают русский балет, уже по 70-80 лет. Получается, что попросту никто не может передать молодежи эти знания, поэтому о русском классическом балете забывают.

— Как преподаватель и артист балета, а также знаток русской культуры, что Вы привнесли в Китай?

— Я думаю, что помог хореографам и артистам моей труппы уделять больше внимания постановке и композиции танца. Меня самого этому научили выдающиеся мастера. Я старательно объяснял своим коллегам все тонкости. Так, выступая, артисты стали проживать историю героя, отражать его чувства, а не только показывать технику владения движениями.

Обучая ребят, я всегда призываю их наслаждаться музыкой и внимательно вслушиваться. Ведь только так можно понять и передать подлинный смысл танца. Мои ученики хорошо преуспевают в этом аспекте. Что касается парного танца, то тут меня научили уважению к партнеру. Это я и передаю ребятам. Например, мужчина должен аккуратно выполнять поддержки, чтобы девушка чувствовала себя комфортно.

— Какие у Вас планы на будущее?

— Какие планы в мире искусств могут быть у человека 45 лет? Хочу продолжить преподавать свои предметы. При этом, я очень скучаю по сцене. Надеюсь, что мои ученики еще прославят меня. Конечно, еще я продолжу заботиться о семье и воспитывать детей.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.