Российские власти начали бороться с политической активностью молодежи жесткими методами. Многих молодых активистов обвиняют в террористической деятельности или подготовке государственного переворота на основании комментариев в интернете. В то же время государственный контроль над интернетом будет усиливаться и дальше. На молодежь, взгляды которой формируются не только кремлевскими телеканалами, правительственная пропаганда действует не так сильно.

Дмитрий Гусев придет на встречу в центре Санкт-Петербурга, но место проведения вечерней демонстрации пришлось изменить. Рядом с местом сбора у Невского проспекта стоит полицейский патруль. Это не совпадение.

«Мы переписываемся в Телеграм-группах. Проблема заключается в том, что если кого-то арестовывают, ФСБ часто устанавливают на телефон программу, которая делает скриншоты закрытых бесед и пересылает фотографии полиции. В группы проникают и агенты ФСБ», — рассказывает Гусев.

Гусев входит в группу активистов, которая регулярно проводит демонстрации в центре Санкт-Петербурга. Это так называемые одиночные пикеты, которые можно проводить без специального разрешения. На практике плакат держит один человек, но «дежурные» по очереди меняются.

«Есть три кодовых слова: Путин, Украина и война. Если на плакате указано одно из них, полиция, конечно, вмешивается и задерживает демонстранта», — говорит Гусев.

Сегодня демонстрация успевает продлиться полчаса. Затем приезжает полиция и арестовывает Гусева, держащего плакат. Позже внимание полиции привлекает наша съемочная группа. Паспорта и документы об аккредитации изучают очень долго. Однако нам подтверждают, что документы все же в порядке, и мы можем продолжить наш путь.

Политическая активность является в России чем-то маргинальным. Однако часто бросается в глаза, что среди демонстрантов есть очень молодые участники. Молодежь принимала активное участие и в недавних демонстрациях против повышения пенсионного возраста.

Людям, родившимся в самом начале правления Путина, скоро исполнится 20 лет. Им не кажется самим собой разумеющимся, что ограничение гражданских свобод или, к примеру, ограничение интернета необходимо для гарантии политической стабильности. Молодые люди не строят свое мировоззрение исключительно на контролируемом государством телевидении, как это делали старшие поколения.

Некоторые молодые люди ведут себя активнее, и для правительства России это проблема. К вызовам подходят серьезно. Полицейские применяют дубинки, молодым участникам угрожают отчислением из учебных заведений. Сейчас используется и более серьезный подход: многих активистов арестовывают по подозрению в организации государственного переворота.

Ролевая игра как доказательство обвинений в терроризме

Дмитрий Пчелинцев ходит по тесному застекленному помещению и разговаривает со своими знакомыми и родственниками. В окружном суде Пензы начинается заседание, на котором будет приниматься решение о продлении предварительного заключения Пчелинцева. Пчелинцев и десять других активистов были арестованы в конце 2017 года. Прокурор обозначает группу как «сеть». Активистов обвиняют в планировании теракта и подготовке государственного переворота. В худшем случае осужденным грозит от 15 до 20 лет лишения свободы.

Группу активистов объединяют интересы к вегетарианской кухне и эйрсофту (ролевой военно-тактической игре). Активисты снимают на видео игры с использованием пневматики. После проведенного дома обыска видеозаписи попали к прокурору.

«В эйрсофте имитируют сражения, у участников есть свои роли. Это распределение ролей прокурор считает доказательством существования террористической группы», — рассказывает Светлана Пчелинцева, мать Дмитрия Пчелинцева.

Дмитрий Пчелинцев находится в Первом следственном изоляторе Пензы. Мы снимаем изолятор с улицы, но вскоре нас прерывают. Охранники задерживают нашу съемочную группу.

Предварительно нас допрашивают работники тюрьмы, затем они вызывают полицию. Полицейские, в свою очередь, приглашают агентов ФСБ.

Нас обвиняют в незаконной съемке, и фотограф Серхи Лавор (Serhi Lavor) вынужден удалить с камеры фотографии тюрьмы. ФСБ очень интересуется тем, почему мы делаем сюжет именно о пензенских активистах.

«Кто вам заказал эту работу? Вам за нее платят?» — спрашивает агент ФСБ, который не называет нам своего имени.

Полиция беседует с нами почти три часа. Затем мы продолжаем наш путь.

За решетку из-за репоста в Фейсбуке

«Речь идет о систематическом преследовании политически активной молодежи. Сейчас используется два традиционных метода ФСБ. Первый метод — пытки арестованных, второй — „подсаживание" в группы провокаторов, начинающих разговоры на темы, обсуждение которых можно трактовать как экстремистскую деятельность», — говорит Лев Пономарев, опытный специалист по вопросам прав человека.

Пономарев защищает молодых активистов и их семьи. Ситуация, похожая на пензенскую, была и в Москве. Молодых активистов тоже обвинили в подготовке государственного переворота на основании комментариев в интернете. Самой молодой участнице группы Анне Павликовой на момент задержания было 17 лет.

Активистская деятельность тяжела и для людей старшего возраста. 77-летнего Пономарева осудили в декабре на 25 суток, когда он сделал на своей странице репост сообщения о демонстрации с участием родителей активистов.

Запреты на рэп

«Представители власти боятся молодежи. У власти нет способов влияния на молодое поколение. Молодые просто не проглатывают телевизионную пропаганду. Поэтому чиновники используют меры, с которыми они знакомы и которые они умеют применять — то есть запреты и наказания», — говорит певица известной группы «Айспик» (Ic3peak) Настя Креслина.

Креслина знает, о чем говорит. Концерты экспериментальной электронной музыки группы «Айспик» отменяют по всей России по разным причинам. Организаторам концертов угрожают проверкой пожарной безопасности и санитарно-эпидемиологической проверкой, участников группы задерживают перед концертами.

Похожие проблемы были и у многих других рэперов и хип-хоп артистов.

«Когда они запрещают концерт, на него не попадает 300 человек. Об этом начинают говорить в СМИ, и потом об этом узнают уже миллионы людей. Запреты не действуют», — говорит участник группы «Айспик» Николай Костылев.

По словам чиновников, во многих рэп-композициях восхищаются наркотиками и подстрекают к насилию. Этот вопрос комментировали даже в Кремле. По словам президента Владимира Путина, рэп нельзя запретить, но его нужно направить в правильное русло. Тексты песен «Айспик» трактуются как политические и антикремлевские.

«Мы — не политическая группа. Мы — творческие люди и пишем песни на те темы, которые нас в какой-то момент волнуют. Сейчас мы обеспокоены жизнью в России», — говорит Костылев.

В России действия государства направлены не только на музыку, но и на другие сферы, которые так или иначе связаны с молодежью. Очень популярный в России мессенджер Телеграм пытались закрыть по решению суда. В то же время Дума, нижняя палата парламента, приняла закон, который делает возможным изоляцию российского интернета от мировой сети.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.