«Не тормози там», — советовал один мой финский друг приятелю, который переезжал из Москвы в Санкт-Петербург.

Они оба стали почти москвичами, приехав сюда в командировку.

В Москве даже иностранец быстро привыкает к напряженному городскому ритму. Стеклянные двери всегда толкают очень энергично, и надо успеть быстро пробежать, чтобы избежать удара в лицо.

В метро словно постоянно танцуют: чтобы выйти на следующей остановке, пассажирам надо протиснуться как можно ближе к двери вагона и вовремя выскочить.

На улицах все проскальзывают мимо друг друга, развернувшись на 30 градусов, чтобы избежать столкновения — в том числе и с людьми, идущими навстречу.

Когда москвич приезжает в Санкт-Петербург, он уже на вокзале сталкивается с невероятно медленно фланирующим жителем культурной столицы.

В Санкт-Петербурге кажется, что время идет медленнее, говорит москвичка Александра Шелехова, работающая в руководстве металлургического предприятия.

«Если хаоса и скорости Москвы становится слишком много, Санкт-Петербург — отличный вариант, чтобы расслабиться», — говорит она.

Петербуржцы с гордостью называют свой родной город культурной столицей России. Эти хвалебные гимны звучат еще с тех пор, когда 300 лет назад Петр I воплотил свой масштабный замысел основать новую современную столицу в устье Невы на злополучном болотистом участке.

Возможно, великолепная архитектура и грандиозные коллекции Эрмитажа привели к тому, что манера передвижения петербуржца скорее напоминает сонную прогулку по музею.

«Я живу в центре Санкт-Петербурга именно для того, чтобы мои дети могли вырасти в окружении классической архитектуры и культуры», — говорит Наталия Кулагина у Зимнего дворца.

Наталия говорит, что сейчас работает гидом, хотя по профессии она актриса. Это отлично подходит под стереотип богемного жителя города.

Кулагина уважает Москву, но все же подчеркивает, что место российской культуры — в Санкт-Петербурге.

Спор Москвы и Санкт-Петербурга напоминает соперничество финских городов Турку и Хельсинки или американских городов Нью-Йорка и Лос-Анджелеса. В Эстонии за звание лучшего города соревнуются Таллин и студенческий город Тарту.

Москва всегда была объектом зависти для других городов России. В столицу вливают деньги, образ города обновляют, здания делают еще выше, улицы чистят.

Определенный шарм Санкт-Петербурга кроется в том, что краска на зданиях шелушится, а во время прогулки по зимним улицам нужно обращать внимание на лед под ногами и на карнизах крыш.

«Мне не нравится, что нас, москвичей, постоянно в чем-нибудь обвиняют», — с горечью говорит Филипп Рокин.

Сейчас он занимается поиском работы, и у него есть время, чтобы поразмышлять о репутации своего родного города. Рокин говорит, что завистники часто забывают о том, что уровень цен в столице значительно выше, чем в других городах России.

«Наши зарплаты не сильно выше, чего не скажешь об уровне цен», — говорит он.

Рокин не хочет продолжать обсуждение различий Москвы и Санкт-Петербурга. Для него выбор очевиден: Москва ведет.

Москва — многонациональный, но не очень международный город. В столицу постоянно прибывают мигранты из других городов России, из бывших республик Советского Союза, но все они говорят по-русски.

Неудивительно, что мы с моим финским другом, приехавшим ко мне в гости, вызываем большой интерес, когда начинаем трещать на родном языке.

«Извините, на каком языке вы говорите?» — спрашивает нас любопытная официантка.

Чаще всего нас принимают за немцев.

В Санкт-Петербурге иностранную речь можно услышать чаще, чем в Москве, особенно летом, когда в «Северную Венецию» приезжают туристы со всех концов света. Кажется, что здесь особенно много итальянцев — ну или они просто громче остальных.

В Москве туристических групп значительно меньше.

Студент Василий Марьинский начинает смеяться, когда слышит мой вопрос: что лучше, Санкт-Петербург или Москва?

«Я ненавижу Москву, как и все добропорядочные петербуржцы», — выдает он.

Его особенно сильно раздражает самомнение жителей столицы.

«В Москве у человека вырастает на голове корона», — говорит он.

Ну, раз уж мы находимся в культурной столице России, нужно познакомиться с ее культурой. В Главном штабе Эрмитажа как раз открылась выставка чилийского сюрреалиста Роберто Матты.

В зал входит пара. Женщина дает мужчине подробные инструкции и затем делает вид, что беспечно стоит перед большой картиной. Случайно — или нет — ее наряд полностью совпадает с картиной по цветовой гамме.

Позировать умеют и в Москве, и в Петербурге.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.