Рано утром 26 апреля 1986 года в непосредственной близости от города Припять на севере Украины на Чернобыльской АЭС случилась авария. Из-за сбоя в подаче электроэнергии, некомпетентности сотрудников, ошибок проектирования и неспособности предотвратить эффект домино, когда ситуация начала выходить из-под контроля, один из реакторов взорвался. Весь район быстро подвергся радиоактивному заражению. Руководство АЭС сразу же попыталось преуменьшить масштабы катастрофы. А ученые стали фиксировать невероятно высокий уровень радиации в 400 километрах от места аварии.

Потребовалось больше недели для того, чтобы сдержать бушующий ад, возникший в активной зоне ядерного реактора. Ветер и другие природные явления способствовали распространению радиации в другие части России и Западной Европы. Зона отчуждения росла в геометрической прогрессии. Сегодня слово «Чернобыль» стало синонимом наихудших сценариев, в которых фигурирует ядерная энергия. По некоторым оценкам, к настоящему моменту та авария унесла жизни 93 тысяч человек. Согласно официальным данным Советского Союза, жертвами аварии стал 31 человек.

Пятисерийный проект «Чернобыль» канала «Эйч-би-оу» (HBO), премьера которого состоялась 6 мая, показывает, как идеальный шторм, сложившийся из ошибок, оплошностей и попыток скрыть правду, вылился в настоящую катастрофу, а также подробно освещает последующие разрушения, которые выглядят как настоящий кошмар в замедленном темпе.

История становится захватывающей с первых же минут сериала. Пройдя по квартире, окутанной темнотой и тишиной, в которой Людмила Игнатенко (Джесси Бакли) живет со своим мужем-пожарным, она заходит на кухню, чтобы сделать кофе. Сквозь окно ее кухни мы видим крошечную яркую точку вдалеке. Внезапно эта точка вырастает в практически идеальную сферу белого света. Женщина даже не замечает этого, пока спустя шесть или семь секунд ее дом не сотрясается от взрывной волны. Такой прием позволяет представить масштабную катастрофу с позиций обычного человека, чью жизнь она полностью перевернула. Это оказывает сильное воздействие.

История Игнатенко и ее попытки отыскать своего супруга, отправившегося на место аварии, — это одна из нескольких сюжетных линий, которые сценарист Крейг Мазин (Craig Mazin) и режиссер Йохан Ренк (Johan Renck) развивают в своем сериале. Зрители следят за ученым Валерием Легасовым (Джаред Харрис), который по распоряжению генерального секретаря Михаила Горбачева (Дэвид Денсик) возглавил расследование вместе с партийным чиновником Борисом Щербиной (Стеллан Скарсгаард). Зрители видят физика-ядерщика Ульяну Хомюк (Эмили Уотсон), ставшую одной из немногих людей, которые сразу же поняли масштабы произошедшего, и попытавшуюся убедить власти в необходимости принятия срочных мер. («Я говорю вам, никакой проблемы нет», — сказал ей чиновник, сидящий за своим столом. «Я говорю вам, что проблема есть», — настаивала она. На это он ответил: «Я предпочитаю придерживаться своего мнения, а не вашего».) Позже в сериале зрители знакомятся с Павлом — обычным человеком, который после начала эвакуации должен отвечать за бездомных собак. А потом зрители видят, как сотрудники станции, врачи, солдаты, фермеры и другие люди начинают тяжело болеть.

Сериал представляет собой взгляд на национальную трагедию как на сезон в аду, однако временами его создатели излишне увлекаются подробностями самой катастрофы несмотря на то, что они уделяют достаточно много внимания обычным людям. Здесь и бог, и дьявол скрываются в мелочах — от красной руки, касающейся зараженной одежды, сваленной в кучу в подвальном помещении (в конце сериала сообщается, что эта одежда до сих пор находится там и что она до сих пор излучает слишком мощную радиацию), до того, как цемент заливает покрытые свинцом гробы погибших. Настроение сериала серое, зловещее, апокалиптическое — в конце концов, этот сериал посвящен Чернобылю. И хотя число британских актеров, называющих друг друга «товарищами», временами навевает мысли о «Смерти Сталина» — хорошо еще, что никто не пытается имитировать русский акцент, — в сериале все же присутствует юмор, как откровенно черный, так и не очень. Кто-то может назвать это тяжелым испытанием — и не ошибется.

Однако этот пятисерийный «отчет о вскрытии» задумывался как нечто большее, чем просто точное воссоздание ужасов во имя привлечения подписчиков и зарабатывания денег. Да, вероятно, вас это действительно удивит, учитывая послужной список тех, кто создавал этот сериал (в копилке сценариста Мазина есть фильмы «Очень страшное кино», «Мальчишника в Вегасе» и «Белоснежка и охотник 2»; Ренк — шведский режиссер, который больше известен работой над музыкальными клипами и рекламными роликами). Однако и они, и актерский состав хорошо понимают, как эта авария могла метастазировать в нечто, что было способно уничтожить целый континент. Это произошло из-за протокола, в котором недомолвки и подмена понятий имели приоритет над решительными действиями; потому что гораздо проще отмахнуться от ученых, назвав их паникерами; потому что власти и мелкие чиновники предпочитают не прислушиваться к неприятным предупреждениям, чтобы сохранить лицо.

«Главная опасность в том, что, если мы наслушаемся лжи, мы вообще не сможем распознать правду», — говорит один персонаж. Если вам захочется обвинить создателей «Чернобыля» в уклонении от существенных фактов, вам стоит знать, что эта линия обозначается в первую же минуту. Однако эти слова продолжают звучать в голове на протяжении всех последующих 299 минут, пока вы смотрите, как все распадается на части. Этот сериал стал портретом аварии, которая произошла сразу на множестве уровней. Не нужно быть физиком-ядерщиком, чтобы понять, почему нам стоит оглянуться на те события прямо сейчас.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.