В понедельник Швеция возобновила расследование в отношении основателя «Викиликс» (WikiLeaks) Джулиана Ассанжа (Julian Assange) по делу об изнасиловании. Судя по прошлым прецедентам, есть высокая вероятность того, что даже если Великобритания решит его выдать Швеции, Ассанж так и не будет осужден. И тогда США, — а они обвиняют Ассанжа в краже правительственных документов, — придется добиваться экстрадиции уже в рамках шведского правосудия.

Феномен «отсева» в делах, касающихся изнасилования, следователям хорошо известен. Для начала, далеко не все случаи доводятся до сведения полиции. Кроме того, дела отсеиваются на каждом этапе судебного разбирательства. Исследование в этой области, проведенное в 2009 году в пяти англоязычных странах, показало, что в тех же США лишь 67% выдвигаемых обвинений в изнасиловании и покушении на изнасилование заканчиваются приговором. В Великобритании и Канаде этот показатель падает и вовсе до 50%. Но и чтобы просто выдвинуть обвинения, от жертвы требуется время, усилия и зачастую недюжинная решимость. По оценкам авторов исследования в пяти странах, Кэтлин Дэли (Kathleen Daly) и Бриджит Бухур (Brigitte Bouhours) из университета Гриффита в Австралии, обвинительным приговором заканчивается лишь 15% зарегистрированных дел.

Некоторые правозащитные группы утверждают, что о большинстве изнасилований не сообщается вовсе. А столь низкий процент обвинительных приговоров означает, что большинство насильников, — по данным Национальной сети по изнасилованиям, жестокому обращению и инцесту, — только в США 995 из 1 000 остаются на свободе. Швеция, однако, отличается тем, что высокий процент изнасилований фиксируется правоохранительными органами, — исторически уголовный кодекс Швеции трактует изнасилование шире, чем в большинстве других стран. А учитывая, что и уровень доверия к правоохранительным органам в Швеции выше среднего, обращаться в полицию жертвы не боятся. Примерно по 92% зарегистрированных случаев начинается расследование, — что свидетельствует о низком уровне отсева на ранних стадиях.

Однако доля обвинительных приговоров по делам, касающихся изнасилований, в Швеции все же низка. В 2016 году лишь 12% зарегистрированных случаев изнасилований привели к обвинительным приговорам, свидетельствуют данные Шведского национального совета по предупреждению преступности. Что касается преступлений на сексуальной почве вообще, то там доля обвинительных приговоров еще ниже — порядка 5% по данным за 2017 год. Правда, надо принять во внимание всплеск преступлений на сексуальной почве, — возможно, он повлиял на статистику.

После конференции «Викиликс» в Стокгольме в 2010 году одна шведка обвинила Ассанжа в изнасиловании. Он заявил, что половой контакт был по обоюдному согласию, и в письменных показаниях под присягой показал, что шведские власти могли предъявить обвинения по политическим мотивам. Он также заявил, что обвинений в изнасиловании женщина выдвигать не хотела, однако в прошлом месяце это утверждение опровергла ее адвокат. По ее словам, ареста Ассанжа в Лондоне они с клиентом «ждали с нетерпением с 2012 года».

Каковы бы ни были обстоятельства дела, рассматриваемые события произошли почти десять лет назад. Под действие нового шведского закона об изнасиловании, — по нему изнасилованием считается любой половой акт без явного согласия, — они не подпадают: он вступил в силу лишь в прошлом году. Дела давно минувших лет расследовать вообще сложнее. А на практике получается, что осуждать людей за изнасилование шведские суды расположены все менее: количество таких приговоров в период с 2007 по 2016 год снизилось на 21% — при том, что число зарегистрированных изнасилований в период с 2008 по 2016 год выросло на 23%. «Эмнести интернешнл» (Amnesty International) в 2016 году частично списала это нежелание на решение Верховного суда Швеции от 2009 года: оно предписывает строже оценивать достоверность показаний заявителя.

Другими словами, если Ассанжа выдадут Швеции и обвинят в изнасиловании, его шансы на оправдательный приговор остаются весьма высоки — если, конечно, суд обойдется без политической подоплеки. И вопреки опасениям Ассанжа политическое преследование также маловероятно. Всемирный проект правосудия, международная некоммерческая организация, ставит Швецию на четвертое место по показателю верховенства закона, — причем, самые высокие баллы она получила именно за соблюдение законности и прав обвиняемых. Для сравнения, США в этом списке на 20-м месте, а Великобритания — на 12-м.

Таким образом, если Великобритания вообще согласится на экстрадицию Ассанжа, ему было бы выгоднее отправиться в Швецию, чем в США. Если даже он докажет свою невиновность в изнасиловании перед беспристрастным судом, связанным строгими доказательственными нормами, требование США о высылке, скорее всего, никто не аннулирует. Но тогда он встретит его свободным человеком, а не узником тюремной камеры. И он поборется с ним в стране, которую «Репортеры без границ» по свободе прессы поставили на третье место в мире. Для сравнения, Великобритания в том же списке заняла аж 33-е место.

Когда возможные обвинения в изнасиловании таят в себе некие возможности, это вряд ли хорошая ситуация. Но Ассанжу нужно попытаться смыть с себя шведские обвинения до того, как им завладеют США. Если даже Швеция — нейтральная страна, где царит свобода прессы, а не военный союзник США, — выдаст его американскому правосудию, то вариантов у него не останется. Разве что в странах, где его согласятся приютить по политическим мотивам — но и они наперечет.

Леонид Бершидский — обозреватель «Блумберг» по европейским делам. Один из основателей российской деловой газеты «Ведомости» и основатель сайта Slon.ru.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.