6 июня 1944 года началась одна из самых крупных военных операций мировой истории: в так называемый «День Д» союзные войска антигитлеровской коалиции высадились на побережье Нормандии. Они пробили западную линию обороны нацистской Германии — очень сильно укрепленный «Атлантический вал». В операции участвовали 150 тысяч солдат, во Францию их доставили сотни самолетов, военных судов и десантных катеров. Большинство солдат были американцами, британцами, поляками и канадцами.

Журналистка газеты «Зюддойче цайтунг» поговорила с военным историком Петером Либом о неожиданности нападения для немцев, о трудностях в координации огромной операции и о вопросе, действительно ли «День Д» был решающим днем во Второй мировой войне. Либ преподает в Центре военной истории и социальных наук бундесвера в Потсдаме, в 2015 году он выпустил в издательстве «К.Х.Бек-Ферлаг» книгу «Операция Оверлорд. Высадка в Нормандии и освобождение Западной Европы» (Unternehmen Overlord. Die Invasion in der Normandie und die Befreiung Westeuropas).

«Зюддойче»: Как вообще было принято решение о проведении подобной крупномасштабной операции в так называемый «День Д»? Ведь первоначально британцы придерживались совершенно другой стратегии — хотели измотать гитлеровскую Германию мелкими операциями на Средиземном море.

Петер Либ: Британцы опасались, что подобное крупное наступление, как высадка во Франции, повлечет за собой слишком большие потери на их стороне и вызовет негативную реакцию населения. Американцы же давно придерживались мнения, что немцев нужно атаковать в самом укрепленном месте и таким образом победить их одним ударом. Они хотели высадиться в Западной Европе еще в 1942 году. Но сначала взяла верх британская стратегия войны на Средиземном море. Лишь когда стало ясно, что дела там не продвигаются, британцы приняли сторону американцев.

— Немецкое командование знало, что на Западе планируется крупное наступление. Почему же несмотря на это оно не было полностью готово ко «Дню Д»?

— В конце 1943 года немцам было понятно, что союзники высадятся в Западной Европе и что нужно к этому готовиться. Самый популярный немецкий генерал-фельдмаршал Эрвин Роммель (Erwin Rommel) был специально переведен во Францию, чтобы усилить оборону. Роммель сделал ставку на строительство «Атлантического вала». Но на 6 июня 1944 года вал был далек от завершения. Вдобавок ко всему немцы точно не знали, в каком месте и в какой момент ударят союзники. Немецкая люфтваффе уже была практически недееспособной и не могла выполнять разведывательные полеты над британскими островами. Поэтому немцам пришлось ориентироваться только на прогнозы погоды. 6 июня было сообщено, что погода будет плохой. Поэтому Роммель поехал в Германию на день рождения жены. Многие другие генералы были на военных учениях в Бретани. Но тут погода временно улучшилась. И именно в этот момент союзники и высадились в Нормандии, застав немцев врасплох.

— С военной точки зрения «Атлантический вал» был сильным или слабым местом в обороне?

— Уже тогда этот важный вопрос занимал генералов. На «Атлантический вал» были израсходованы громадные ресурсы. Кроме того, он представлял собой довольно негибкую систему, которую хотя и трудно было пробить, но если уж пробить, то можно было идти дальше. Поэтому большинство генералов предпочитали делать ставку на мобильное ведение боевых действий с использованием танков, ударов с флангов и передвижения войск. Но Роммель настаивал на строительстве Атлантического вала. По опыту войны в Северной Африке он знал, что вести операции с танками и войсками будет трудно, поскольку союзники имели господство в воздухе. В конечном итоге, ни та, ни другая точка зрения не стала главенствующей. Гитлер ни на чем не настаивал, а оставил все в подвешенном состоянии, что было типично для него, по принципу «разделяй и властвуй».

— Масштаб операции «Оверлорд» был гигантским. Особую сложность представляла собой координация действий авиации, военно-морских сил и десантных войск. Как это происходило?

— Еще за несколько недель до операции британская и американская авиация подвергла бомбардировке французские тылы, чтобы парализовать немецкие пути снабжения. Непосредственно в «День Д» сначала из корабельной артиллерии были обстреляны немецкие дзоты, затем началась бомбардировка и лишь потом произошла высадка десанта. Так было запланировано, и так все и произошло на пяти участках побережья, атакованных союзниками. Лишь на пляже «Омаха» все пошло не так. Пляж «Омаха» — самый известный участок, там высадились американцы, это показано в фильме «Спасти рядового Райана» с Томом Хэнксом в главной роли. Корабельная артиллерия там не нанесла большого ущерба противнику — почему, неизвестно. А когда авиация пролетала над дзотами, они были скрыты слоем облаков. Опасаясь попасть в свои собственные войска, пилоты сбросили бомбы глубоко в тылу противника. Когда же солдаты высадились, то оказались перед практически неповрежденными оборонительными сооружениями немцев.

— Уже в первые минуты высадки погибли тысячи солдат. Можно ли было, хотя бы частично, избежать этих потерь?

— Союзники при планировании операции исходили из цифры потерь в 10 тысяч погибших. В реальности их было действительно очень много, но все же значительно меньше. Сделать какие-то оценки трудно, но сейчас принято считать, что на пляже «Омаха» было 2 000 погибших на стороне союзников, на других участках значительно меньше — по нескольку сотен. Большинство солдат погибли от обстрела из артиллерии и минометов, то есть в большинстве случаев не от прямых попаданий, а от осколков снарядов или взорвавшегося грунта. Опасны были и пулеметы в дзотах, они могли подобно косам «выкашивать» весь пляж. Кроме того, многие солдаты утонули, при десантировании груз экипировки потянул их на дно. Но союзники сделали все, чтобы максимально уменьшить собственные потери. Это проявилось и дальше, при боях в тылу. Союзники старались действовать так, чтобы сохранить жизни своих солдат, кстати, в том числе и за счет французского гражданского населения.

— Как пережило местное население захват территории?

— Большинство французов, конечно, ждали освобождения. Но в Нормандии отношения между гражданским населением и солдатами союзников вначале были весьма прохладными. Во-первых, из-за уже упомянутых бомбардировок и разрушений, во время всей битвы за Нормандию погибло около 19 тысяч гражданских лиц. Во-вторых, многие солдаты занимались грабежами.

— Была ли победа союзников предрешена?

— Тогда обе стороны думали, что исход дела неизвестен, хотя союзники и осознавали, что у них есть определенные преимущества. Задним числом, конечно, легче все анализировать: ясно, что ввиду огромного перевеса в живой силе и технике союзников у немцев едва ли была возможность отбить противника.

— А что, собственно, означает термин «D-Day»? Я читала разные толкования…

— D-Day — это Decision Day, то есть решающий день, иногда его называют еще и Day Day. Кроме того, это еще и понятие «День Х» — день, на который запланирована операция, но это обозначение еще не стало термином. Decision Day кажется мне наиболее вероятным вариантом.

— А был ли D-Day решающим днем? Предопределила ли победа в Нормандии поражение Германии?

— Нужно опять-таки различать тогдашнее видение этого события и сегодняшнее. Тогда обе стороны рассматривали его как решающую битву. Сегодня же мы знаем, что война уже тогда была немцами проиграна. Был и Сталинград, и огромные потери на востоке. Немцы с 1941 года теряли на восточном фронте по 2 000 человек в день — из-за прямых потерь, ранений или плена. Кроме того, к 1944 году немцы уже проиграли войну и экономически. С потенциалом военной промышленности союзников, в особенности американцев, немцы уже не могли тягаться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.