Ужасная авария, произошедшая на Чернобыльской атомной электростанции (ЧАЭС), расположенной в трех километрах от украинского города Припять, 26 апреля 1986 года, снова возникла на мировой повестке дня после выхода сериала «Чернобыль» от HBO. В рамках Европейского Союза (ЕС) в 2004 году был разработан проект, нацеленный на обеспечение безопасности четвертого энергоблока, на котором произошел взрыв. Останки энергоблока были накрыты гигантской стальной конструкцией. В этом проекте принимала участие и одна турецкая компания. Юджель Мусаоглу (Yücel Musaoğlu) был одним из тех, кого компания доставила в Чернобыль и кто оставался там пять лет. «Я не говорил жене и семье, что работаю в Чернобыле», — рассказывает он.

26 апреля 1986 года весь мир потрясла страшная авария, произошедшая на ЧАЭС. После аварии на станции, которая принадлежала в то время Союзу Советских Социалистических Республик (СССР), жители близлежащих населенных пунктов были эвакуированы. Много человек погибло. Был зафиксирован всплеск случаев онкологических заболеваний.

ЕС были начаты работы в направлении уменьшения рисков, исходящих от Чернобыля. Проекты, инициированные в 1995 году, продолжались вплоть до наших дней. В 2004 году завершилась разработка проекта, нацеленного на обеспечение контроля над четвертым энергоблоком. Единственной турецкой компанией в проекте была «Окьянус груп» (Okyanus Grup). В результате четвертый энергоблок был накрыт стальным куполом. Предполагается, что это сооружение, которое позволит разобрать реактор и блокировать радиоактивное излучение, может прослужить 100 лет.

Стальной купол над четвертым реактором

Проектный директор «Окьянус груп», архитектор Эмрах Уйгун (Emrah Uygun) так рассказывает о проводившихся работах: «В 1995 году ЕС был создан специальный фонд, поскольку урон коснулся и европейских стран. Было принято решение создать стальную конструкцию, которая полностью покроет четвертый энергоблок. В 2007 году две из крупнейших французских строительных компаний договорились о выполнении этого проекта. Инженерные работы заняли четыре года. Проект был задуман так, что сооружение прослужит 100 лет и не будет требовать обслуживания. Учитывались даже метеорологические наблюдения на Украине в прошлом веке. Оказывается, был смерч впервые в истории Украины. Даже это принимали во внимание при разработке проекта. В конце 2011 года мы начали переговоры. А в 2012 году сделали покрытие из нержавеющей стали с внутренней и внешней стороны конструкции. В конце 2012 года начались монтажные работы. Эта стадия продолжалась пять лет. Поскольку над местом взрыва существовала серьезная опасность, стальная конструкция строилась на расстоянии 500 метров. Затем она была транспортирована с помощью рельсовой системы и установлена над четвертым энергоблоком. У нас была самая важная часть работы. Малейшая ошибка при сооружении стального купола для предотвращения утечки радиации привела бы к катастрофе. Поэтому это был критически важный процесс».

С трудом находили рабочих

По словам Эмраха Уйгуна, найти персонал для работы в Чернобыле было непросто, рабочие боялись, когда слышали слово «Чернобыль», многих не отпускали семьи, а тем, кто соглашался, выплачивалась зарплата выше средней в отрасли. В тот период, когда Эмрах Уйгун сам работал в регионе, суточная доза облучения не превышала 16 микрозивертов, всех рабочих тщательно проверяли, тех, у кого было малейшее недомогание, которое могло прогрессировать под воздействием радиации, не брали в регион, и все, кто работал там, не имели никаких жалоб на здоровье.

Узнали много позже

Юджель Мусаоглу, который пять лет работал в Чернобыле в качестве прораба, так рассказывает о том, что он пережил за это время: «Мне было 48 лет. С 1996 года я работаю на строительных площадках за рубежом. В 2013 году, когда я работал в России, поступило предложение из Чернобыля. Сначала я не хотел ехать. Если я скажу, что слово "Чернобыль" не пугало меня, это будет неправдой. В том регионе, где я работал в России, было много семей, бежавших от чернобыльской катастрофы. Они рассказывали такие пронзительные истории… Поэтому я сначала не хотел ехать. Но потом решил согласиться. Я прошел тщательный осмотр, от волос до ногтей, на предмет всевозможных заболеваний. Медицинская проверка продолжалась очень долго. Затем началось обучение безопасности труда. Обучение тоже было продолжительным. После этого нам рассказали о радиации. Когда я увидел все это, волнение сошло на нет. На протяжении пяти лет я работал в 300 метрах от четвертого энергоблока. Прежде чем прийти на участок, мы проходили пять пунктов радиационного контроля. Я женат. Я не говорил жене и семье, что работаю в Чернобыле. Они узнали много позже. Супруга очень переживала. Но в Чернобыле мы заработали гораздо больше по сравнению с другими проектами».

Тот, кто исчерпал квоту облучения, покидал регион

Для тех, кто работал в Чернобыле, применялась квота годовой дозы облучения, объявленная Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ). ВОЗ установила предел годового облучения на уровне 20 миллизивертов. Но компании, чтобы уменьшить риски, понизили предел до 13 миллизивертов. У всех рабочих должны были быть дозиметры, которые были предоставлены украинским государством. С помощью дозиметров постоянно проводились измерения. Суточный предел составлял 100 микрозивертов. Когда доза достигала 100 микрозивертов, на дозиметре срабатывал сигнал, и рабочий немедленно должен был покинуть регион.

Пострадало более 600 миллионов человек

28 человек, работавших на атомной электростанции, погибли через три месяца после взрыва. Согласно докладам международной организации врачей и общества по защите от радиации, от урона, нанесенного Чернобылем окружающей среде, пострадало более 600 миллионов человек. 125 тысяч из 830 тысяч ликвидаторов последствий аварии умерли в течение 20 лет. А согласно докладу Организации Объединенных Наций, шести тысячам человек был поставлен диагноз — рак щитовидной железы. Сразу после взрыва зона вокруг четвертого энергоблока была укрыта бетонным саркофагом.

15 минут в день

Самый высокий уровень радиации на Чернобыльской атомной электростанции фиксируется на высоте 30 метров над местом взрыва четвертого реактора. Поэтому те, кто выполняет определенные задачи в этом месте, могут оставаться здесь не более 15 минут. За это время исчерпывается лимит суточной дозы облучения. На площадке действует масштабная система сигнализации. В случае какой-либо чрезвычайной ситуации начинает работать сигнализация, и все в срочном порядке покидают площадку. Затем каждый рабочий проходит медицинский осмотр.

Лимит исчерпан — в Турцию

За реактором наблюдают 24 часа в сутки. Чтобы пройти все подготовительные процедуры, рабочему, который приступает к своим обязанностям в 09.00 утра, необходимо встать в 05.30. Подготовительная стадия продолжается почти три часа. Сколько месяцев проработает рабочий — зависит от дозы облучения в его организме. Те, кто исчерпывает годовой лимит раньше, сразу отправляются назад в Турцию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.