В России есть одна прекрасная традиция: перед названиями больших предметов добавлять слово «Царь». Например, в Кремле находится одна из крупнейших в мире бронзовых пушек под названием «Царь-пушка». Ее диаметр составляет один метр, а вес — 80 тонн. Снаряды, отлитые из чугуна, весят 2 тонны.

Но немногие из российских царей и императоров были чистокровными русскими. Великий князь Московский Иван III женился на последней византийской принцессе Софье Палеолог. Екатерина Великая была дочерью немецкого князя Августа Ангальт-Цербстского, а в 1744 году стала женой Петра III. К XIX веку почти у всех русских императоров были заморские жены, в результате чего, например, потомки Николая II были русскими лишь на 1/256, то есть менее чем на 1%.

Так почему же русские императоры в основном брали в жены заморских девиц? Все мы знаем, что королевский брак заключается не по желанию двух людей быть вместе. Это делается из дипломатических и политических соображений. Общеизвестно, что династические браки — один из самых эффективных дипломатических приемов. Если страны объединены посредством династического брака, то война возможна лишь в крайнем случае. Помимо гарантии ненападения, такие браки также становились поводом для создания новых союзов. Именно поэтому в свое время вся Европа была скреплена подобными браками.

Однако преувеличивать их значение тоже не стоит. Например, между Великобританией и Россией династические браки заключались десятки раз, а Николай II и Георг V были похожи, словно близнецы, но это не помешало Великобритании стать геополитическим соперником Российской Империи.

Существует еще одна причина заключения подобных браков: законом было предусмотрено, что глава страны должен был искать жену за границей, это являлось частью системы передачи власти, разработанной в XVII-XVIII веках. Для предотвращения дворцовых переворотов, как, например, после смерти Петра I, в 1797 году был издан указ, определяющий порядок передачи власти. Согласно Акту о престолонаследии Павла I, преимущество имели потомки мужского пола, запрещались неравные браки и браки между близкими родственниками внутри императорской семьи. В 1820 году Александром I была внесена существенная поправка в этот акт: дети от брака «с лицом, не имеющим соответственного достоинства», то есть происходящие не из императорского рода, лишались права на наследование престола. Поэтому чтобы продолжить императорский род, государь должен был искать жену за границей среди равных по статусу. У него не было выбора, так как в России он был не просто самой высокопоставленной фигурой, но и избранником Бога, а избранник у Бога может быть только один. Вот почему он и не мог найти подходящую пару в своей стране.

Однако запрет на неравные браки не уникален, в Европе это тоже было распространенное явление. Если рассматривать эту ситуацию с политической точки зрения, получается, что Россия не могла поступать иначе?

Тем не менее такие строгие запреты на неравноправные браки не всегда оказывались выше истинных чувств. Так, например, спустя 60 лет после поправки Александра I в Акте о престолонаследии его племянник Александр II женился на княгине Екатерине Михайловне Долгоруковой. Она стала его второй женой — первую звали Мария Александровна, она была младшей дочерью немецкого герцога Людвига II Гессенского. После свадьбы она родила Александра III.

17 июля 1918 года уральские рабочие, крестьяне и красноармейцы расстреляли императора и всю царскую семью. В резолюции говорилось: «Этот душегуб с короной на голове, который пользовался благами революции, прожил слишком долго».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.