Глубоко посаженные голубые глаза, высокий нос, золотистые волосы — типичный русский человек. «Тетушка, как поживаете, вы местная?— обратился к незнакомке Дун Дэшэн. — Ой, ты также как и я говоришь по-китайски?» Дядюшка Дун удивил тетушку, говоря на чистом северо-восточном диалекте китайского.

Дун Дэшэн Петров — 45-летный русский мужчина, обычный китайский крестьянин, проживающий в уезде Сюнькэ провинции Хэйлунцзян, ни слова по-русски не знает. Он стал популярным, так как ведет блог о своей жизни в деревне, у него примерно 80 тысяч фанатов в «Вэйбо» и 1,4 миллиона подписчиков на платформе, где он ведет трансляции. Так почему же его блоги о жизни в деревне настолько популярны? Осталось ли хоть что-то русского в потомке иммигрантов? Давайте разбираться.

Сеять урожай, держать дома собаку — обычное дело

«Я снимал видео просто так и неожиданно стал популярным»

«Вы посмотрите! Своими руками сею кукурузу, а потом собираю урожай. Смотрите, на этом стебле целых два початка, если на каждом будет так же, можно собрать хороший урожай. Пока, пока!»

«Посмотрите, на балках вылупляются птенцы ласточек, кожа совсем тоненькая, как бумага. Пока, пока!»

В деревне Сядаогань 40-летний крестьянин живет обычной сельской жизнью: весной — сеет, осенью — собирает урожай, зимой — отдыхает от полевых работ. Он занимается починкой трехколесных велосипедов, ловит рыбу и ходит со своим псом Сяобаем по участку. Во время съемок своих видео дядюшка Дун широко улыбается, рассказывая о своей жизни в деревне, а когда видит, что десятисекундное видео вот-вот закончится, машет рукой и кричит: «Пока, пока». И все видео у него такие же, это невольно вызывает положительные эмоции.

Он никогда не просит ставить ему лайки и подписываться на него, никогда не пытается угодить своей публике. В шумном кругу интернет-знаменитостей, этот русский, говорящий на северо-восточном диалекте, смог завлечь зрителя своей спокойной жизнью в деревне. Зритель может посмотреть пару отрывков о его жизни, каждый из которых в среднем набирает более 1 миллиона просмотров.

«В самом начале, я этого всего не хотел, боялся осуждения в интернете».

Когда короткие видео, которые он снимал с селфи-палкой, стали довольно популярны в его деревне, все стали говорить ему: «Дядюшка Дун, всем нравятся твои видео, продолжай снимать, не упрямься». Однако он не придавал этому большого значения. Потом за дело взялась его жена, которая быстрее привыкает к новинкам. Она ему все время твердила: «Ты хотя бы заведи аккаунт». В сентябре 2017 года, под «давлением» жены, он завел аккаунт и установил контакт с внешним миром, «открыл свое дело».

В канун нового 2018 года, дядюшка Дун вместе с друзьями поехал в Россию для работы в массовке. На улице он увидел квадратный трансформаторный щиток, а на нем небольшой рекламный листок, и хотя он не знал, что там написано, он все равно снял видео и загрузил его в Куай Шоу (китайская онлайн видео-платформа). Вскоре он услышал, как из кармана раздается звук оповещений. Он быстро достал телефон, открыл приложение и не поверил своим глазам: количество подписчиков увеличилось с 137 до 10 тысяч: «Боже мой! Что творится!».

После этого, Центральное телевидение Китая пригласило дядюшку Дуна на передачу «Специальная программа к празднику весны» и «100 золотых секунд». «Я пришел на передачу и не знал, что сказать, чтобы не выглядеть глупо. Меня позвали на сцену уже на 80-ой секунде передачи, — дядя Дун показывает на телевизор, смеясь вместе со своими подписчиками. — В любом случае, главное участие, хотя так говорят только проигравшие. А в этом наряде я очень даже молодо выгляжу. Пока, пока!»

Побыл статистом, участвовал в съемках документального фильма

Как он сам с юмором говорит: «Я превратил свою жизнь в комедию».

Известность пришла неожиданно. После того, как его видео стали популярны в интернете, отрицательных комментариев было крайне мало, и тогда сердце дядюшки Дуна обрело покой. Он не чувствовал себя одиноко в деревне и с радостью делился всем со зрителями. Количество подписчиков постепенно росло, а после того, как его видео, где он расплескивает воду, и она становится льдом, набрало 7 миллионов просмотров, он стал первым лицом в своей деревне.

Он очень внимательно относится к тому, что доносит до зрителя. В интернете говорят: если у вас плохое настроение, то загляните к нему на страницу в «Вэйбо» (Weibo), сразу почувствуете, что жизнь полна надежд. Недавно несколько дней подряд шел дождь и несколько акров его земли были затоплены, а большая часть посевов уничтожена. «Дядюшка Дун, не унывай», — поддерживают его подписчики в интернете. «Ничего страшного, — отвечает он, широко улыбаясь, — За три года затопило только один раз, это совсем ничего. Работать в поле тяжело, слава Богу, сейчас появились автоматические посевные машины — раз и готово». Дядюшка Дун засеивает соей все поле при помощи небольшой машинки, а после подписчики, родившиеся в 2000-х годах, пишут ему: «Ах, так это и есть сеялка, я родился и вырос в городе, никогда этого не знал».

Многие считают, что его веселость наигранная, что все это бизнес. Однако он отвечает, что с детства был таким несерьезным и его сын очень похож на него самого, всегда участвует в постановке сяншэнов (жанр традиционного китайского комедийного представления с преобладанием разговорных форм — прим. ред.) в группе. Дочь у него тоже очень бойкая девочка. В детстве у дядюшки Дуна была мечта играть второстепенные роли беспечных персонажей. Для этого он участвовал в сьемках документального фильма и присоединился к одной съемочной группе в качестве статиста, чтобы осуществить свою мечту. Он сыграл небольшую роль с двумя репликами: «Не двигайся» и «Я пришел тебя спасти». В день он зарабатывал 200 юаней: «Когда предоставляют питание и жилье, то уже хорошо!» Для него это было хобби, а не способ заработать деньги. Семья Дуна владеет 15 шанами земли (10 гектар), где они сажают кукурузу и сою. Можно сказать, что дядюшка Дун — богатый землевладелец, и ему не нужно стремиться к чему-то еще.

По словам его жены, он просто не умеет грустить. Дядюшка Дун обращается к своей жене, пытаясь рассмешить ее: «Эх, ты! Как же я тебя ненавижу». От этих слов, его публика просто взрывается от смеха. Дядюшка Дун немного выпьет, щеки покраснеют, глаза засветятся честностью, и он начинает рассказывать: «В школе я не любил учиться, в 16 лет отец притащил меня домой и сказал, чтобы я посмотрел, что сложнее: учиться или работать в поле. Учиться оказалось намного сложнее! Я мог целое лето провести в поле, сея кукурузу. Однажды я отрезал себе кусочек пальца машиной для сбора урожая». Дядя Дун рассуждает о том, как на него повлиял этот опыт: «Стало меньше семечек в ладонь помещаться». С годами вид его руки пришел в норму. В жизни бывают как грустные, так и радостные дни, и он надеется поделиться своим позитивом со зрителями.

Времена, когда в молодости я сражался с диким кабаном, прошли

«Теперь я настоящий северо-восточный мужик»

У разговорчивого дядюшки Дуна тоже есть вещи, о которых ему рассказывать не хочется: «После того, как моя семья бежала из страны (России — прим. ред.), бабушка во второй раз вышла замуж за китайца из провинции Шаньдун по фамилии Дун, и тогда вся моя семья сменила фамилию». В те года, многие русские бежали от войны зимой через реку Хэйлунцзян и оставались жить в деревнях северо-востока Китая. После образования КНР, китайцы русского происхождения и их потомки стали одним из народов этой страны. И теперь, когда о войне остались лишь горестные воспоминания, ее упоминают только иногда за рюмкой водки.

После смерти бабушки, больше в семье никто не говорил по-русски. Однако в дядюшке Дуне еще можно было заметить следы принадлежности к «боевому народу». В возрасте 19 лет, он со своим двоюродным братом ездил в горы ловить енотов, чтобы потом содрать с них шкуры и продать. Однажды, в лесу они встретили дикого черного кабана, который искал себе еду. Дун Дэшэн закричал: «Я хочу с ним сразиться!» Кабан, услышав крики, бросился на него. Дун раздробил кабану череп топором. Потом они вместе с братом разделали 150-килограмового кабана. По сей день у них дома висит клык этого зверя, как память. Вероятно, единственная связь, которая у него осталась с Россией — это его фамилия, Петров. За 40 лет жизни он лишь дважды ездил в Россию путешествовать. Единственное, что он помнит — это как досыта напился йогуртом, а по-русски он не знает и слова. По его словам, Китай — это его дом, как и написано в его удостоверении личности.

Повзрослев, дядюшка Дун уже не проявляет «боевой характер», и хоть он русский с виду, душа у него полностью китайская, как и все настоящие мужики северо-востока, он боится своей жены. Раньше он мог зараз выпить пол литра, а теперь только четверть. Почему? Жена контролирует. Семья Дун спокойно живет, в свободные от сельскохозяйственных работ дни, они продают продукты в интернете, иногда выручка за день доходила до 10 тысяч юаней. Семье удалось купить двухкомнатную квартиру в уездном городе, и младшая сестра переехала туда учиться. Жизнь становится все более размеренной, он заводит дружбу с подписчиками из разных уголков Китая.

А по поводу своей популярности он спокойно говорит, что иногда приходится ущипнуть себя, чтобы понять, что это не сон.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.