Каким образом на землях Великого Княжества Литовского поселились выходцы из Золотой Орды? Как сложилась их история?

Хронисты миссии францисканских монахов в XIV веке, будучи на землях Великого Княжества Литовского, обратили внимание на пришельцев, которых именовали «скифами». Странные эмигранты на окраине Европы имели раскосые глаза и использовали в своих молитвах азиатский язык. «Скифами» оказались выходцы из Золотой Орды, которые частенько захаживали на земли княжества, устраивали грабительские рейды и нередко попадали в плен к литвинам. Великий князь Гедимин искал союза с татарскими мурзами: будучи искусным дипломатом, правитель Литвы смог уговорить ордынцев выступить единым фронтом вместе с ним против Немецкого Ордена в 1316 и 1319 годах.

Князь Витовт и эпоха «белых ханов»

Однако факты массового переселения тюркоязычных воинов на земли Литвы связывают с именем великого князя Витовта. Эта информация подтверждается рядом документов иностранных миссий и хроникой Яна Длугоша. Литовское княжество активно участвовало в политических интригах Орды и поддерживало легитимного правителя из рода Чингисхана — хана Тохтамыша. Совместные походы золотоордынского хана и Витовта в 1397 — 1399 годах против узурпаторов власти на местах, к сожалению, не дали ощутимого результата. Разбитое войско Тохтамыша осело вокруг Тракая в начале XV столетия. Татарские пленники из Крыма также остались в Литве после походов. Но в подавляющем большинстве «беженцы» из Крыма — караимы. Тохтамыш покинул Лидский замок и вынужден был отправиться сражаться за сохранение целостности Золотой Орды. Его сын Джелал ад-Дин возглавил оставшихся ордынцев в Литве и стал служить Витовту.

За свой особый статус в княжестве пришельцам пришлось побороться: в 1410 году татары Джелал ад-Дина приняли участие в знаменитой Грюнвальдской битве, в которой Немецкий Орден потерпел сокрушительное поражение. Довольно быстро отряды ордынцев в Литве стали эффективной ударной силой войска князя.

Татары с XV века крепко осели на территории современных Литвы и Беларуси. В крупных центрах Великого Княжества Литовского обосновались воины некогда крупной армии Тохтамыша. Новогрудок, Крево, Вильно, Лида, Тракай и Ковно стали местами основной дислокации татарских конных отрядов. Удивительно, но факт — первый крымский хан Хаджи Гирей родился в Лидском замке. В Литовском государстве, равно как и в Речи Посполитой, представители степной аристократии имели те же привилегии, что и польско-литовская знать. На мусульманскую веру власть не посягала и позволяла не платить налоги. На протяжении нескольких столетий татары занимались исключительно военным делом: охраняли границы и выступали в походы вместе с королевским войском.

От татарских мурз — к польской шляхте

Долгое время они называли себя «басурманами», но с XVII века выходцы из Золотой Орды употребляли в самоназвании термин «мусульмане». Вопрос самоидентификации татарского населения Польши, Литвы и Беларуси развивался и в XX веке. Так родились и новые наименования: «польско-литовские татары», «белорусские татары», «липки». В новом тысячелетии потомки ордынцев нередко называют себя литовцами, белорусами и поляками «татарского происхождения».

Социальный статус переселенцев был неразрывно связан с их происхождением и историей появления на землях Литвы и Польши. Потомки монгольских и тюркских знатных родов в большинстве своем попали в Восточную Европу после походов Тохтамыша в конце XIV века. Получив привилегии и землю от короны (наделы земли степной знати великий князь или король выделял из собственных владений), ордынская элита поступала в распоряжение монарха: они становились охраной, курьерами, переводчиками, посланцами. Правитель объединенного государства решал все спорные вопросы, возникавшие между татарскими родами.

Тем не менее, существовали формы самоорганизации, опиравшиеся на родоплеменные традиции. На польский манер они именовались хоругвями и имели свою систему управления. Всего их было шесть: уланская, найманская, конгратская, юшыньская, баргынская и джалаирская. Названия происходили от наименований родов тюрко-монгольской знати: Найман, Кунграт, Ушин, Баргын, Джалаир. «Уланы» стояли особняком — название указывало на принадлежность к роду Чингисхана.

Такие крупные группы, состоящие в основном из мужчин, говорили порой на совершенно разных тюркских наречиях. Свой язык мигранты утратили еще в конце XVI столетия: все чаще они использовали польский или западнорусский (он же — будущий белорусский) язык. В последствии чтобы изучать религиозную литературу, татарам приходилось учить и арабский. Письменность европейских наследников Золотой Орды причудливом образом сочетала в себе традиции Востока и Запада. Об этом свидетельствуют знаменитые рукописные книги — китабы.

Отсутствие соплеменниц вынуждало татарскую знать брать в жены христианок: польских, белорусских и литовских девушек. Это совершенно не противоречило Корану и в какой-то мере благоприятно способствовало ассимиляции. Степные корни были утрачены, но далеко не полностью. Религия являлась связующим элементом между «новым» европейским укладом и азиатскими обычаями. Татарская знать принимала фамилии родов своих христианских жен.

Выделялось три категории татарского населения Речи Посполитой: султаны, мурзы (князья) и татары-казаки. Первые две представляли собой привилегированную прослойку общества — на правах польской шляхты, они могли иметь поместья и холопов. Однако свободно продавать и распоряжаться имуществом татары не могли по закону. Титул «султан» носили два знатных семейства: Пуньские и Острыньские. Княжескими родами считались носители фамилий Билял-Мурза-Ахматович, Туган-Мурза-Барановский, Найман-Мурза-Кричинский, Мурза-Корицкий, Кондрат-Мурза-Обулевич, Конкирант-Мурза-Соболевский, Улан-Малюшицкий, Смольский, Ассанчукович, Баргынский и многие другие. Свой особый статус они частично смогут сохранить и в эпоху Российской Империи. Татары-казаки вели свое происхождение от свободных воинов, которые прибыли в обозах ордынских полководцев и предводителей знатных родов. Они выполняли поручения своих господ или самого короля, могли селиться в городе, но были обязаны находиться на воинской службе.

Несмотря на стремительную полонизацию, татары оставались верны исламу суннитского толка и сохранили верность брачным узам внутри общины. Интересно отметить, что перед молитвами, а также в «красные дни» исламского календаря, муэдзин не собирал верующих в населенном пункте своим пением, а обходил всю околицу и лично приглашал семьи в мечеть. Песнопения в основном фиксировались на торжественных или поминальных мероприятиях. Традиции быта и праздничные обряды польско-литовских татар сохранились и по сей день.

Хранители традиций Золотой Орды и Великого Княжества Литовского

Наследники Золотой Орды прошли долгий путь вместе с короной Польско-Литовского государства: от триумфальных побед на полях сражений и длительных военных кампаний XV-XVII столетий до массовых гонений во второй половине XVII столетия и трех разделов Речи Посполитой. Мусульманская шляхта была верна своему монарху. После вхождения территорий в состав Российской Империи в 1795 году, привилегированная часть татар не утратила своего высокого статуса и была наравне с российским дворянством. Во время Отечественной войны 1812 года эскадроны «липок» принимали участия в сражениях как со стороны армии Кутузова, так и со стороны Наполеона.

Во второй половине XIX века часть татарского населения Литвы и Беларуссии начала отходить от занятий военным делом: многие перебираются в столицу Империи и открывают свое дело. В Санкт-Петербурге сыновья военачальника Константина Ильича Кричинского историк Леон Кричинский и юрист Ольгерд Кричинский внесли значительный вклад в формирование местной татарской общины. Их родственник, архитектор Степан Самойлович Кричинский был одним из участников строительства Соборной Мечети на Петроградской стороне. Под его руководством был построен ряд церквей и доходных домов в столице и ее пригородах. Вспомним и наиболее знаменитых представителей этой этнической группы. Корни классика польской литературы Генрика Сенкевича и голливудской звезды Чарльза Бронсона восходят к татарским родам Литвы и Польши.

Тем не менее, войны и восстания не оставляли равнодушными татарскую знать: «липки» служили и в польской, и в Красной армии, а также в органах госбезопасности. Когда катастрофы двух мировых войн были пережиты, польско-литовские татары занялись возвращением к светской и религиозной жизни. Процесс ассимиляции татарского населения Восточной Европы проходит довольно спокойно, но тем не менее традиции этой этнической группы имеют огромное значение и выражаются в здоровом понимании мультикультурализма.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.