С определенной точки зрения эту новость можно счесть самой скучной за весь год, однако потенциально она чрезвычайно важна. Российский премьер-министр Дмитрий Медведев решил отказаться от советских предписаний, включая государственные нормы ГОСТа. Это еще один шаг Медведева на пути к поставленной цели — ограничить количество предписаний и норм, унаследованных Россией от Советского Союза и не имеющих сегодня под собой оснований. Речь идет о почти 20 тысячах предписаний, которые определяли стандарты товаров для продажи на внутреннем советском рынке. Инициатива премьера подтверждает, что экономический блок нынешнего российского руководства (пусть для многих это сюрприз) носит довольно прагматичный характер.

Основная проблема советских норм связана с эпохой их появления. В советской экономике не существовало конкуренции. Нормы в то время должны были определять и качество, и другие свойства товаров. Зачастую вплоть до абсурдных деталей. Так, например, предписывалось, каким должно быть процентное содержание фруктов или мяса в продукте. Сам Медведев рассказал о случае, когда стандарты предписывали даже высоту смеси яиц при приготовлении омлета.

В результате появилось невероятное количество предписаний, которые производители обязаны соблюдать. То, что подобная ситуация лишь способствует взяточничеству, более чем понятно. За всем не уследишь, но прицепиться к какой-нибудь детали в стандарте можно без труда. От этого больше всего страдают малые и средние производители — просто потому, что у них нет юридического отдела, который следил бы за подобными нормами.

Другой типичный пример ГОСТа — требование о так называемом абсолютном нуле для потенциально опасных и вредных для здоровья веществ. В СССР товары и продукты не должны были содержать даже остатков этих веществ. С точки зрения охраны здоровья подобная мера может показаться положительной, но с практической точки зрения все иначе. Именно поэтому в Европейском Союзе применяется принцип так называемого эффективного нуля, то есть устанавливается максимально допустимая граница для остаточного содержания подобных веществ.

Причины просты. Добиться, чтобы в продаваемом продукте не осталось никаких следов того или иного вещества, практически невозможно. Кроме того, для здоровья потребителей это не так уж необходимо. Российские продукты тоже не соответствовали установленным стандартам. Поэтому контрольным органам приходилось закрывать на это глаза, ведь иначе им пришлось бы запретить почти всю продукцию на российском рынке.

Подобная ситуация, разумеется, способствовала тому, что о подобных оплошностях вспоминали в момент, когда это было необходимо. Пример — запрет на грузинские вина и минеральную воду «Боржоми». Тогда в 2006 году обострились отношения между Россией и Грузией, и запрет ввели после заявления главы Роспотребнадзора Аркадия Онищенко (так в оригинале — прим. перев.) о содержании в грузинских винах пестицидов. Доказательств Онищенко не представил, однако у Грузии не было практически никаких вариантов, чтобы себя защитить. (Кстати, этот человек прославился тем, как ловко пользовался санитарными и фитосанитарными нормами в моменты межгосударственных кризисов.)

Однако не все случаи имели отношение к политике, и зачастую на первый план выходил элементарный протекционизм. Российские производители, прежде всего из пищевой отрасли, постоянно давят на государство, включая его контрольные органы, чтобы оно не пускало на российский рынок те или иные продукты. Нередко государство удовлетворяло это требование, и бывало, что вводился запрет на импорт того или иного продукта даже из стран-союзниц России. Например, так произошло с Белоруссией в 2009 году, когда российские власти запретили ввозить из нее молочную продукцию под предлогом того, что она небезопасна. При этом все понимали, что таким образом Белоруссию принуждают позволить приватизацию предприятий, производящих эту продукцию, россиянами.

Если планы по ликвидации этих норм будут реализованы, это станет, несомненно, позитивным шагом вперед. И пользу из него извлекут не только российские бизнесмены, но и, в том числе, чешские. Россия избавится от регулирующих норм, которые во многом уже не соответствуют времени. По своей сути стандарты ГОСТа представляют собой детальные предписания, которые практически невозможно выполнить. Это позволяло контрольным органам пользоваться слишком большой властью и применять ее не только в интересах защиты здоровья, но и по другим причинам, в том числе политическим и лоббистским. Поэтому новость о грядущей отмене этих стандартов радует, пусть даже пока до конца неизвестны все детали плана.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.