Приморский край, Россия — Три года назад Россия приступила к осуществлению смелого плана по возрождению своего обширного Дальнего Востока, начав бесплатную раздачу земли. Цель состояла в том, чтобы остановить сокращение численности населения в этом богатом древесиной, полезными ископаемыми и нефтью регионе, который вызывает интерес у китайских инвесторов и компаний.

Однако амбициозная программа по прекращению оттока населения, которое на протяжении десятилетий манят яркие огни больших городов, таких как Москва и Санкт-Петербург, не оправдала ожиданий. Первопроходцы из этой пятилетней пилотной программы столкнулись с многочисленными трудностями, такими как нехватка дорог, слабая обеспеченность электроэнергией и неожиданные расходы. Из-за этого некоторые местные жители боятся, что не смогут идти вровень с китайским экономическим монстром.

Программа раздачи земель имела целью оживить этот обширный регион, занимающий 41% всей территории России, но в настоящее время слабо заселенный и экономически неразвитый.

Отток людей и бизнеса способствует приезду китайских инвесторов, которые берут в аренду сотни тысяч гектаров земли, выращивая там сою и строя новые фабрики. По данным некоторых демографов, в настоящее время на российском Дальнем Востоке могут проживать около 300 тысяч китайцев, часть из них — без регистрации.

Кремль к 2025 году хочет увеличить население Дальнего Востока с 6,2 до 8,7 миллиона человек. Недавно он включил в эту территорию еще два региона, добавив два миллиона человек, но целевые показатели менять не стал. Из 200 миллионов гектаров предназначенной для раздачи земли выдано всего 49 тысяч гектаров.

Юрист Олег Кучма обнаружил, что выделенный ему бесплатный гектар зарос деревьями и кустарником. Он планировал построить на этой земле предприятие по бутилированию воды или спортивный центр, но местные инженеры сказали, что ему придется потратить примерно 61 тысячу долларов на создание инфраструктуры и подводку электричества. А еще ему придется пробурить скважину для получения артезианской воды.

«Сам гектар бесплатный, но все остальное — это головная боль, — говорит Кучма, чья земля выходит к Японскому морю. — Это безумие».

Есть также путаница в вопросе о том, что люди могут делать со своей землей. Кучма обнаружил, что его гектар можно использовать для ограниченного числа проектов, таких как полицейский участок, спасательная станция или свалка отходов, что ограничивает его выбор.

«Не знаю, буду ли я разрабатывать свой гектар, — сказал этот 43-летний юрист, который уже задумался о том, не остаться ли ему во Владивостоке, находящемся в двух часах езды. — Ехать сюда, чтобы сделать шашлык и поплавать, слишком дорого, далеко и утомительно».

Некоторые переселенцы в Приморском крае, ставшем самым популярным в этой программе, обнаружили, что выбранные ими без предварительного посещения участки находятся в болоте. Глядя на карту, это обстоятельство можно было не заметить. Другие ссорятся и вступают в конфликты, столкнувшись с тем, что получили один и тот же участок земли. Они также наткнулись на резко негативное отношение некоторых местных жителей. Жизнь у многих первопроходцев оказалась намного суровее, чем они ожидали.

Юрий Бугаев уже махнул рукой на свой гектар. Этот житель Санкт-Петербурга организовал группу из 100 человек, принадлежащих к знаменитой военной касте казаков, чтобы подать коллективную заявку на дальневосточную землю, создать там поселение, построить дороги и провести электричество.

«Но возникала одна причина за другой, из-за которых наши планы оказались неосуществимыми», — сказал он.

Обычно люди меняют место жительства, когда их ждут хорошие перспективы с работой, когда в новом месте лучше климат, сфера услуг, больше культуры, говорит Павел Минакир, работающий научным руководителем Института экономических исследований Дальневосточного отделения Российской академии наук. Дальнему Востоку, который находится в восьми часах лета и в семи часовых поясах от Москвы, практически нечего предложить в этом отношении.

Правительство говорит, что его земельная программа продвигается вперед. Есть круглосуточная горячая линия, помогающая решать некоторые проблемы территориального зонирования. А чиновники работают над оптимизацией процесса рассмотрения заявок, чтобы предотвратить подачу нескольких заявок на один и тот же надел.

«Она пользуется спросом и продолжает уверенно продвигаться вперед», — сказал координатор программы Дмитрий Ферапонтов, выступая во Владивостоке в штабе программы развития Дальнего Востока. По его словам, каждый месяц поступает от 1 000 до 1 500 новых заявок на получение земли.

Российский президент Владимир Путин, назвавший развитие Дальнего Востока национальным приоритетом, недавно признал наличие проблем.

«Практически во всех дальневосточных субъектах федерации численность населения продолжает снижаться, — заявил Путин в прошлом месяце на экономическом форуме во Владивостоке. — Правда, приток растет, но этот приток не покрывает то количество людей, которое из региона уезжает».

Между тем, в России усиливаются протесты против китайской экспансии. В последние годы Путин сделал геополитический и экономический разворот в сторону Китая, стремясь получить инвестиции и политическую поддержку от этого азиатского гиганта в своем противостоянии с Западом.

Однако приезжих и инвесторов из Китая встречают недоброжелательно, в том числе, в тех районах, где мало населения и слабые экономические перспективы. Например, жители Сибири, которую Кремль также пытается заселить, жалуются на китайские предприятия, скажем, на завод по розливу воды на берегу знаменитого озера Байкал и на вырубку сибирской тайги.

Руководство страны не обращает внимания на страхи перед «китайским вторжением», как некоторые местные жители называют приток китайцев. Министр иностранных дел Сергей Лавров недавно сказал, что «попытки распространения мифов о китайской угрозе» являются делом рук тех, кому не нравится конструктивное развитие российско-китайских отношений.

Но некоторые дальневосточные переселенцы довольны. 45-летний видеооператор из Владивостока Андрей Попов принял предложение государства осуществить свою мечту: построить сельский дом и заниматься сельским хозяйством. Он объединил свою землю с шестью соседями и начал ее обрабатывать, чтобы выращивать грибы шиитаке и отправлять их на экспорт. В дальнейшем он планирует разводить кур и перепелов.

«Это подарок, — говорит Попов. — Он дал мне возможность изменить жизнь».

Александр и Наташа Сухарниковы тоже хотят попробовать. Они продали все свое имущество и переехали на восток, преодолев шесть с половиной тысяч километров: он на машине, а она с тремя маленькими детьми на поезде.

47-летний Сухарников купил трактор, сельскохозяйственную утварь и с марта пашет свой гектар, где вместе с женой, преподававшей в школе математику и информатику, они намереваются выращивать кукурузу, горох, и может быть, даже арбузы.

Но многим получателям гектара земля нужна просто для строительства дач, а не для обработки и не для занятий бизнесом. Это ослабляет экономический эффект от проекта и никак не помогает местной экономике. Участники программы на первые пять лет освобождены от уплаты налога на землю.

А кое-кто обнаружил, что для достижения успеха в этом деле им нужен весьма конкретный ресурс, которого многим не хватает: деньги.

Ильнар Искандаров получил землю неподалеку от Сухарниковых, но у этого 24-летнего молодого человека нет денег на ее обработку. Он приехал в августе 2018 года из Башкирии, что недалеко от Волги, и с тех пор живет без каких-либо удобств, иногда ночуя в палатке на краю своего участка у ручья.

Он рассчитывает на группу друзей из дома, которые пообещали переехать на восток и вскладчину заняться разведением коз и крупного рогатого скота с целью производства халяльного мяса.

«Они должны приехать с деньгами, — сказал Искандаров. — Чтобы эта земельная программа заработала, я думаю, нужны миллионы».

В подготовке статьи принимали участие Нонна Фоменко и Валентина Очирова.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.