В российском поселке Никель, что в сорока километрах от Киркенеса, может закрыться горно-металлургический комбинат. Ядовитые выхлопы, десятилетиями отравлявшие воздух, прекратятся. Но при этом потеряют работу 800 сотрудников завода. Жители Никеля переживают за свое будущее.

Автобус с новой сменой подъезжает к проходной горно-металлургического комбината «Печенганикель». На дворе пасмурный ноябрьский день. Серые облака висят низко, смешиваясь с дымом из заводских труб.

Но трудиться рабочим осталось недолго. Компания-владелец «Норникель» планирует закрыть завод.

Узнали из СМИ

Перенесут ли производство в другое место и обеспечат ли сотрудников работой, ни рабочие, ни члены их семей пока не знают.

О грядущем закрытии они услышали по телевизору и прочли в газетах. Новость стала для них неожиданностью.

Татьяна Карасикова — уборщица в никельской библиотеке. Один из членов ее семьи работает на комбинате.

«Конечно, я была неприятно поражена. Комбинат исправно работал много лет, а теперь вдруг закрывается. Как нам жить дальше?»

При мыслях о будущем Татьяна лишь вздыхает.

«Мне некуда уехать, и жить больше негде. Что будет дальше, я не знаю».

На улице Никеля мы встречаем Арутюна Устьяна. Он считает, что если завод закроют, то от поселка мало что останется.

«Многое окончательно закроется. Пара магазинов останутся, но все остальное закроется».

Миллиардные прибыли

Гигантский концерн «Норникель» — крупнейший в мире производитель никеля и палладия. Владеет им миллиардер Владимир Потанин. «Норникель» много лет приносит миллиарды прибыли.

О закрытии предприятия в компании поговаривают уже давно, но на сей раз, похоже, настроены серьезно. Ни в «Норникеле», ни в администрации Печенгского района, куда входит Никель, ситуацию не прокомментировали.

В Никеле около 12 тысяч жителей. Поселок расположен всего в сорока километрах от Киркенеса. Комбинат — его сердце. Заложен он в 1930-х годах, когда эти земли еще принадлежали Финляндии.

Огромные серные выбросы

Комбинат «Печенганикель» уже много десятилетий считается острой экологической проблемой. Это один из крупнейших источников загрязнения в Арктике, он ежегодно выбрасывает около 100 тысяч тонн диоксида серы. И это еще намного меньше, чем тридцать лет назад, когда выбросы были вчетверо больше.

В 1990 году Коре Таннвик (Kåre Tannvik) из Киркенеса участвовал в экологической акции «Остановим облака смерти из Советского Союза». Активисты встали кольцом вокруг точки Трериксрёсет в долине реки Пасвикэльва (в русской традиции Паз — прим. перев.). Акция прогремела на всю страну, а ее участники отделались штрафом за незаконный переход границы.

Таннвик и сегодня не убежден, что это окончательное решение проблемы.

«Об этом еще в конце девяностых говорили, причем обсуждались разные варианты. А в России ложь даже на этом уровне — будничное явление. Надежда умирает последней, но я настроен скептически».

Приграничная торговля и дешевый бензин

Еще одна отличительная черта российского города-соседа Киркенеса — это приграничная торговля. Пока цены на бензин в Никеле вполовину ниже норвежских, поток автомобилей через границу не иссякнет.

Никельчане и мурманчане ездят в Киркенес за покупками, скупая все — от памперсов и косметики до инструментов и стройматериалов.

Свейн Эйрик Нурхус (Svein Eirik Nordhus) из Киркенеса заправляется на бензоколонке в Никеле. Он надеется, что жителям Никеля удастся найти работу, если комбинат все же закроют.

«Если это случится, экология очень выиграет. Но мы — соседи и переживаем за работников завода. Будет грустно, если они потеряют работу».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.