Россия начала пропагандистскую войну против Финляндии, а народ Финляндии, включая президента страны, принял решение изучить судьбы финских жертв репрессий Иосифа Сталина. Между тем книга Атсо Хаапанена (Atso Haapanen), вышедшая в 2019 году, без прикрас рассказывает о суровых буднях военнопленных, попадавших в финские лагеря.

После окончания Войны-продолжения (советско-финской войны 1941-1944 годов) Советскому Союзу было передано больше 43 тысяч пленных. Они не сражались до самой смерти, как считал нужным Сталин. Перед выдачей Советскому Союзу пленным устроили праздничный обед, их одели и им выдали паек на долгую дорогу. Во многих финских лагерях с советскими военнопленными обращались жестоко, и все же многие не хотели возвращаться на родину, потому что там их ждал следующий лагерь.

Финляндия, как и другие страны, участвовавшие в войне, не может назвать себя святой. Если мирные люди страдали от голода и болезней, то пленным вражеским солдатам доставалось еще сильнее. Смертность военнопленных в финских лагерях была ужасающе высокой, при том что финны не считают Зимнюю войну и Войну-продолжение своим грехом.

В годы Зимней войны число русских военнопленных в финских лагерях составило около 5,4 тысяч человек. Поскольку война была непродолжительной, уровень смертности тоже был низким. После окончания войны был проведен обмен пленными. Большое(по финским меркам) количество русских военнопленных привело к тому, что последних советских пленных передали советской стороне только в 1950-е годы.

Количество военнопленных в годы Войны-продолжения было поразительно большим уже в самом начале войны.

Уже в июле число военнопленных достигло невероятных показателей: финская армия во время наступления могла брать до ста военнопленных в день.

Из-за роста количества военнопленных по всей стране пришлось организовывать новые лагеря, и уже в начале сентября 1941 года в лагерях для военнопленных были места для десяти тысяч человек. С наступлением зимы проблема усугубилась настолько, что по мере затягивания войны она стала ударом по репутации Финляндии. Позже другие страны тоже начали обращать на это внимание. Данные современных российских источников обвиняют лагеря в Петрозаводске в бесчеловечности.

Смертные приговоры выносились быстро

Надзиратели лагерей были наделены правом принимать решения быстро. Решения надзирателей, принятые в экстренных ситуациях, были по меркам наших дней очень суровыми.

Когда количество пленных начали измерять десятками тысяч, разбираться с каждым отдельным человеком уже не было ни желания, ни ресурсов. Среди пленных были тысячи больных и инвалидов. За один период с 20 июля 1941 года по 28 февраля 1942 года умерло 6610 военнопленных — и это без учета погибших в трудовых лагерях и в фортификационном отделении при главном штабе армии Финляндии.

Атсо Хаапанен перечисляет, по каким причинам совершались расстрелы: можно было стрелять по беглецам, по тем, кто пытался напасть на надзирателя, по тем, кто воровал еду, драки пленных тоже были достаточным основанием для расстрела. Когда война затянулась, главный штаб начал беспокоиться.

Мучительным оказался визит в наши лагеря швейцарского специалиста: он сообщил в своем докладе о гибели 15 тысяч военнопленных — общее число военнопленных было лишь в три раза больше. Финнам нужно было объяснить ситуацию.

Сейчас российские СМИ активно обсуждают все эти темы — к примеру, говорят о лагерях в Восточной Карелии. Финские исследователи считают эти ужасные данные в российских статьях преувеличением. С другой стороны, статистика, изученная Атсо Хаапаненом, действительно вызывает ужас.

Насколько беспристрастно и профессионально россияне сейчас раскапывают массовые захоронения, чтобы, к примеру, найти в Сандармохе следы вмешательства других сторон? На ум приходят массовые захоронения расстрелянных по приказу Сталина поляков в Катынском лесу: советская армия сделала вид, что эти убийства были совершены немцами.

Лагерь военнопленных в Рауме, о котором молчали

Особым объектом можно считать лагерь для военнопленных номер 20 в финском городе Раума, о котором местные жители не знали или не хотели говорить. Возможно, группа местных финнов занимала в лагере разные должности, и финны так боялись возмездия СССР, что о лагере было запрещено говорить. От железнодорожной станции Реллетти до лагеря было четыре километра. Перевозки военнопленных производили скрытно.

Лагерь в Рауме был небольшим по размеру, на несколько сотен пленных. Военнопленные жили в картонных палатках, в ригах и сараях. В их обязанности входили земляные работы, но объем работ был явно преувеличен. Этот небольшой лагерь переместили в большой выборгский лагерь, архивы которого были уничтожены в бомбардировках. Поэтому о лагере в Рауме у Хаапанена очень мало данных. Лагерь остается загадкой и для местных.

Сторожевым собакам доставалось та же еда, что и пленным

Страны-участники войн не гордятся своими лагерями для военнопленных. Условия жизни в странах, которые участвовали в войне, всегда были плохими, и когда еды было мало, пленных учитывали в последнюю очередь. Главный штаб давал множество указаний по улучшению жизни военнопленных. В рекомендациях указывались даже витамины, и на бумаге меню казалось вполне разнообразным.

Совместное проживание в плохо отапливаемых помещениях и большое количество военнопленных делали свое дело. В книге Хаапанена перечисляются разные заболевания. Военнопленных едва ли можно было назвать здоровыми людьми и до попадания в лагерь: меню Красной армии тоже было довольно скудным.

В рекомендациях рациона работающего военнопленного указывалось 2538 килокалорий — неизвестно, выполнялось ли это требование на деле. Гражданин Финляндии, выполнявший легкую работу, получал 1725 килокалорий в сутки. Это можно найти в статистике. Интересно, что калорийность порции еды сторожевой собаки, которая следила за тем, чтобы пленные не сбежали из лагеря, соответствовала пайку трудящегося пленного!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.