В Якутск зимой попал Петр Юрковский (Piotr Jurkowski) — «тот парень, который рассказывает про Сибирь», как называют его интернет-пользователи, обожающие его динамичные фильмы. Проектом «Где-нибудь» он занимается вместе со своей женой Зофьей, однако, самая низкая температура, при которой она может функционировать, как он сам объяснял на фестивале «Интересуясь миром» в Белостоке, это —15, так что в Сибирь Петру пришлось поехать одному. Его путешествие в эту недоступную часть мира стало настоящим приключением!

74 часа в плацкартном вагоне

Площадь Якутии — 3 миллиона квадратных километров (по размеру ее превосходят всего семь стран), так что Польша поместилась бы в ней 10 раз. На этой гигантской территории живет чуть меньше миллиона человек.

Приключения путешественника начались на железнодорожном вокзале в Новосибирске, откуда он отправился в путь в плацкартном вагоне, выбрав самый дешевый класс, какой бывает в поездах русскоязычных стран. Пассажиры размещаются в вагоне без купе: там легко как сблизиться с попутчиками, так и встретиться с множеством (не всегда приятных) раздражителей. Жизнь в пути сосредотачивается вокруг титана, кипятком из которого можно заварить чай или залить лапшу быстрого приготовления.

За окном лютый мороз, а внутри сложно выдержать, не переодевшись в шорты и шлепанцы, особенно если поездка, как у Петра, занимает 74 часа. Большую часть трассы он преодолел по Байкало-Амурской магистрали, маршрут которой проходит, огибая Байкал с северной стороны, параллельно маршруту ее старшей и более прославленной сестры — Транссибирской магистрали.

Петр не смог устоять перед искушением выйти на станции Тында, чтобы сфотографироваться на замерзшей реке и с термометром, показывающим —29 градусов. Более длинную остановку он сделал в своей первой точке назначения — городе Нерюнгри. Там его уже ждала Надина — владелица единственной доступной квартиры в этом месте, которая предлагалась на популярном портале бронирования жилья. Петра привлекла фотография в профиле квартирной хозяйки: на той были надеты традиционные якутские серебряные украшения. Женщина сводила иностранца на экскурсию в Технопарк: музей горного оборудования и других машин, демонстрирующих достижения техники (там также был, например, самолет).

Волосы в носу замерзают

В сам Якутск Петр добирался через закованную льдом Лену. «Я не мог себе даже вообразить, что буду когда-то ехать через замерзшую реку. Переправа заняла 10,5 минут, на реке есть две полосы движения, расставлены дорожные знаки, там ездит множество грузовиков с углем», — вспоминает путешественник. Он также рассказывает о том моменте, когда лед тает, но еще нельзя запустить паромную переправу, поэтому Якутск оказывается отрезан от мира. «Когда приближается весна, но лед еще кажется крепким, люди, как рассказывают, начинают ездить с открытыми дверями, чтобы выпрыгнуть из машины, если раздастся треск».

Целью своей поездки Петр выбрал Якутск, потому что в феврале 1891 года там зафиксировали температуру в —64,4 градуса. В Оймяконе в 1933 году было на 3,3 градуса холоднее, но это все же село (там меньше тысячи жителей), размышлял он, а не город, а население Якутска в зависимости от времени года составляет до 300 тысяч человек.

Как им живется зимой? Волосы на лице и в носу замерзают — это совершенно нормальное явление, хотя Петр видел, как при —38 градуса, по якутской улице шел мужчина без куртки в расстегнутой кофте. «Россия это все же состояние ума!» — с восхищением вздыхает путешественник.

Морозы в Якутске
Город окутывает густой смог, а интересным элементом его пейзажа выступают трубы с горячей водой, которые проложены над поверхностью земли. Здания стоят на сваях: в противном случае они бы просели во время смены времен года и таяния подземного ледника: Якутск — самый большой город, стоящий на вечной мерзлоте.

«Изменения климата в Сибири, к сожалению, ощущаются все сильнее, но благодаря ним якутов охватила современная «золотая лихорадка»: они ищут бивни и кости мамонтов, которые можно выкопать из оттаивающей земли.

Магия: духи тайги и рыбалка

Якуты — тюркский народ, с культурой которых познакомил мир польский этнолог, писатель и ссыльный Вацлав Серошевский (Wacław Sieroszewski). Они в значительной степени христианизированы, но сохраняют традиционные анимистические верования. Из героев якутской мифологии польскому путешественнику больше всего понравился Баай Байанай — властитель тайги и друг всех животных. Именно ему приносят жертву, прежде чем отправиться на охоту, а духов леса или реки до сих принято кормить оладьями. «Мне бы не хотелось, чтобы картина вышла плоской. Якуты на самом деле с огромным уважением относятся к природе», — подчеркивает Петр Юрковский.

Он с теплотой вспоминает упряжки, в которые запрягают энергичных якутских лаек, и рынок с замороженной рыбой, вертикально расставленной на прилавках. Дома ее потом строгают и едят сырой. Это якутские суши — строганина. А, как говорят в Сибири, «строганину без водки едят только собаки».

Петр говорит, что в Якутии он провел самую лучшую ночь в своей жизни. «Это звучит двусмысленно, ведь я ночевал с четырьмя незнакомыми парнями в палатке, — смущенно рассказывал он. — Если добавить, что в дело вмешалась магия, получается еще хуже». Это была ночная рыбалка, которую со своими знакомыми организовал местный житель Василий. Говорили рыбаки в основном о космосе.

Когда, уже уехав из Якутии, Петр отправился на европейское празднование якутского Нового года в Ригу (каждый раз его проводят в новом месте), он познакомился с пожилым мужчиной с Колымы. «Из того же самого города на Колыме был Александр, с которым я был на рыбалке. Я показал фотографию Сашки своему новому знакомому. «Разумеется, я его знаю! Это внук моего соседа!» — ответил тот. «Все мы более или менее отдаленные родственники, я советую изучать этот пленительный мир с такой мыслью и позитивным настроем», — подводит итог Петр.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.