Любимой вещью последней российской императрицы Александры Федоровны была корзинка ландышей. Она всегда стояла на столе в ее любимом салоне в Александровском дворце, одном из императорских дворцов Царского села.

Корзинка была сделана из золота. Зеленые листья ландышей были изготовлены из нефрита. Цветы были выполнены из пресноводного жемчуга.

Гроздья бриллиантов украшают распустившиеся бутоны. Ландыши поднимаются из мха, сделанного из тонкой золотой нити.

Это ювелирное изделие было сделано финном Августом Хольмстрёмом (August Holmström), уроженцем Хельсинки и сыном каменщика. Александра Федоровна получила корзинку с ландышами в 1896 году в подарок от своего супруга императора Николая II после коронации. Ландыши были любимыми цветами императрицы. Императрица обожала этот подарок, и он стоял на столике в ее салоне вплоть до революции 1917 года.

Российский императорский двор нередко нанимал финнов напрямую или работал с финнами через посредников. Финнов считали надежными работниками, преданными императору.

В столицу Российской империи, Санкт-Петербург, финнов манила лучшая жизнь. Работа при императорском дворе сулила власть, уважение, честь и жизненно важные связи.

В Санкт-Петербурге ювелирное искусство процветало. Украшения и дорогие вещи были неотъемлемой составляющей жизни императорского двора. Во время императорских визитов подданным империи, принадлежащим к разным сословиям, щедро раздавали подарки в знак царской милости.

Квалификация и навыки, полученные в Санкт-Петербурге, сохранялись в финских семьях, позже вернувшихся в Финляндию, и передавались от одного поколения к другому.

Доктор философии, специалист по работам ювелирной фирмы Карла Фаберже (Karl Fabergé) Улла Тилландер-Гуденйелм (Ulla Tillander-Godenhielm) считает, что в работах лучших финских ювелиров можно и сейчас заметить черты, присущие украшениям императорского двора — если внимательно присмотреться.

​Тилландер-Гуденйелм занимается изучением работ финских придворных ювелиров. Она защитила докторскую диссертацию в Хельсинкском университете по теме «Система вознаграждений в Российской империи». Тема исследования ей близка.

В XIX веке из Финляндии отправлялись учиться в Санкт-Петербург сотни 10-12-летних юношей. Одним из них был прадед Уллы Тилландер-Гуденйелм — Александр Тилландер (Alexander Tillander) — сын бедного торпаря из Хельсинки (торпарь — безземельный финский крестьянин, прим. перев.).

«Они приходили в Санкт-Петербург пешком или приезжали в повозках, запряженных лошадьми. У них не было средств, чтобы доехать до города поездом», — рассказывает Тилландер-Гуденйелм. Мы беседуем у нее дома в Финляндии.

Санкт-Петербург перевернул жизнь Александра Тилландера, как и жизнь многих других финнов. Отучившись, Тилландер не пошел работать к Фаберже, который уже получил статус придворного ювелира, а основал в 1860 году собственную мастерскую.

«Мой прадед отправился в Петербург с пустыми руками, но выучился на ювелира и благодаря упорному труду стал одним из самых успешных ювелиров императорского города».

Александр Тилландер создавал ювелирные изделия и подарки, в том числе, для императора Александра III, его супруги Марии Федоровны, а также для великого князя Владимира (младшего брата Александра III, прим. перев.) и его сыновей Бориса, Кирилла и Андрея.

Были при дворе и финские художники. Альберт Эдельфельт (Albert Edelfelt) писал портреты сыновей великого князя Владимира — выставка, на которой будут экспонироваться эти портреты, откроется в Санкт-Петербурге 14 ноября.

14 финнов стали ювелирами, у которых были собственные мастерские в фирме Карла Фаберже.

В самых больших мастерских могли работать 60 человек: ученики, подмастерья и мастера. Финны часто брали учеников из родных мест, и таким образом «переселение» финнов в Санкт-Петербург продолжалось. Среди мастеров Фаберже было очень много финнов.

«Без финнов производства ювелирных изделий Фаберже не было бы», — отмечает Тилландер-Гуденйелм.

Карл Фаберже оказывал предпочтение финнам. Он считал их надежными, честными людьми и очень искусными мастерами.

В 16 лет Август Хольмстрём оправился в Санкт-Петербург, чтобы стать учеником немецкого ювелира, работающего с драгоценными камнями.

С этого начался путь Хольмстрёма в ювелирном деле. Позже он долго работал ювелиром у Фаберже. В мастерской Августа Хольмстрёма делали самые дорогие ювелирные украшения — в том числе и те, что были заказаны на коронацию Николая II.

Императора посетила следующая идея: все его близкие женщины — мать, супруга и 15 родственниц — должны были получить в память о коронации брошь в форме императорской короны. Еще одно украшение заказали на всякий случай.

Заказ был передан Августу Хольмстрёму, и началась большая спешка.

Броши для родственниц императора были очень изящными и стоили по 10-12,25 тысяч рублей. По словам Уллы Тилландер-Гуденйелм, годовой оклад генерала в Российской империи в то время составлял 10 тысяч рублей. Это дает представление о стоимости украшений, изготовленных Хольмстрёмом.

Четыре из всех известных пасхальных яиц Фаберже были сделаны в мастерской Августа Хольмстрёма. Его внучка Альма Пиль (Alma Pihl) тоже стала талантливым ювелиром фирмы Карла Фаберже.

Альма Пиль спроектировала, в том числе, яйцо «Зимнее», которое император Николай II подарил своей матери на Пасху в 1913 году, и яйцо «Мозаичное», которое император подарил на Пасху 1914 года своей супруге. Сейчас яйцо «Мозаичное» хранится в Королевской коллекции королевы Великобритании Елизаветы II.

 

Из всех финнов ближе всего к российской императорской семье оказалась Аврора Шернваль (Aurora Stjernvall, больше известна как «роковая» Аврора Карамзина, прим. перев.), которая была фрейлиной императрицы.

​При императорском дворе служили два типа фрейлин: фрейлины «высочайшего двора» и «свитские» фрейлины. Фрейлин «высочайшего двора» было много, и они жили в своих домах.

За те сто лет, что Финляндия входила в состав Российской империи, в эту группу было выбрано 50 финок.

Финские фрейлины «высочайшего двора» служили императрице, когда императорская семья приезжала с визитом в Великое княжество Финляндское. Улла Тилландер-Гуденйелм рассказывает, что фрейлины не получали жалования, но это компенсировалось богатой сетью контактов, которую приносило влиятельное положение.

В числе «свитских фрейлин» финок было мало. До этого звания поднялась только Аврора Шернваль, когда в 1835 году ее назначили помощницей императрицы Александры Федоровны, супруги Николая I. Шернваль переехала в Зимний дворец.

Аврора Шернваль сопровождала императрицу с утра до вечера. Она присутствовала на праздниках, торжественных ужинах и ходила с императрицей в театры. Аврора Шернваль помогала с перепиской и в вопросах благотворительности. Она должна была заботиться и об украшениях императрицы.

Аврора Шернваль успела проработать в Зимнем дворце всего полгода — затем она по настоянию императрицы вышла замуж за Павла Демидова, одного из самых богатых людей Российской империи.

​Позже она вышла замуж второй раз — за гусарского полковника Андрея Карамзина (один из сыновей историка Николая Карамзина, прим. перев.). Благодаря содействию императорской семьи и своим замужествам Аврора Карамзина вошла в круг европейской аристократии. Императрица оставалась для нее образцом для подражания до конца жизни.

В Финляндии российской императорской семьей восхищался весь народ. Особенно почитались Александр II и Александр III и их супруги.

«Они относились к финнам благожелательно. Марию Федоровну любили особенно сильно, потому что она знала шведский язык и могла говорить с финским народом», — рассказывает Улла Тилландер-Гуденйелм.

Отношения поддерживались и при помощи разных подарков. Одним из самых простых были серебряный портсигар или карманные часы, которые император мог подарить во время поездок в Финляндию, к примеру, проводникам, полицейским и лоцманам.

«Получить подарок из рук императора, безусловно, было большой честью».

Финнов ценили при дворе, потому что они были лояльными к императору.

Когда Российская империя перестала существовать и произошла революция, родившийся и выросший в Санкт-Петербурге дед Уллы Тилландер-Гуденйелм перебрался вместе со своими тремя сыновьями в Финляндию. Жизнь после возвращения была тяжелой.

«Республике, которая совсем недавно стала независимой, было не до ювелирных украшений», — говорит Тилландер-Гуденйелм.

Тилландер занялся изготовлением Орденов Белой Розы Финляндии и Орденов Креста Свободы. Предприятие, которое изготавливало ордена, работает до сих пор.

 

В свое время мастерская Тилландера размещалась в Санкт-Петербурге на Невском проспекте напротив Казанского собора. Сейчас в этом здании находится кафе «Старбакс». Улла Тилландер-Гуденйелм часто берет там кофе.

 

«Я сижу за столиком у окна и думаю о своих предках. Передо мной открывается почти тот же вид, что в свое время открывался перед ними».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.