В фильме Греты Гервиг 2019 года, экранизации бессмертного произведения Луизы Мэй Олкотт «Маленькие женщины», есть много прекрасного. Картина может похвастаться потрясающим саундтреком Александра Деспла (Alexandre Desplat), захватывающей операторской работой и звездным актерским составом, в который вошли, среди прочих, Эмма Уотсон (Emma Watson), Мерил Стрип (Meryl Streep), Лора Дерн (Laura Dern) и Сирша Ронан (Saoirse Ronan). Однако в попытке поднять трогательную историю Олкотт на «новые высоты феминизма» Гервиг оставила без внимания некоторые ключевые темы, которые и сделали оригинальный роман 1868 года бессмертным и таким важным.

Эти идеи нельзя обойти или забыть, если современные женщины хотят оставаться верными тому, что хотела донести Олкотт в своей исторической работе.

«Маленькие женщины» — это история четырех сестер Марч: заботливой Мэг, независимой Джо, бескорыстной Бет и артистичной Эми, — и их взросления, душевных страданий, радостей, побед и поражений на фоне Гражданской войны в США. Центральное место в экранизации Гервиг занимает сила сестер Марч: их смекалка, независимость и решимость добиться успеха, несмотря ни на что. Но из романа Олкотт следует, что истинным источником волевых качеств сестер была их вера в Бога.

В одной из первых сцен романа мама Марми дарит каждой из дочерей по Библии. Она проводит аналогию с книгой «Путешествие странника» (Pilgrim's Progress), рассказывая девочкам, что каждой из них, как и героям этой книги, предстоит преодолеть свои слабости и пройти через трудности. Она поясняет, что Библия станет учебником, который поможет им пройти тернистый жизненный путь, а Бог будет их другом, к которому они всегда смогут обратиться в поисках радости, утешения и силы.

В ключевой сцене экранизации 2019 года, заимствованной из романа, Джо разочарована тем, что ей снова не удалось обуздать свой гнев. Марми признается: «Я злюсь почти каждый божий день». Когда журнал «Тайм» задал Гервиг вопрос, предполагалось ли, что эта реплика символизирует феминистскую ярость, она ответила так: «Если отбросить довикторианскую мораль, то останутся лишь эти амбициозные, страстные, раздраженные, сексуальные, интересные женщины, не вписывающиеся в заданные обществом рамки».

Однако, похоже, Олкотт хотела, чтобы в этой сцене ее романа прозвучало другое послание. В книге Марми делает акцент не на том, что она сама по себе раздражена, а скорее на том, что помогает ей преодолеть свою гневливость: это вера в Бога. Она объясняет, что именно ее «друг», ее небесный Отец спасал ее, когда она потеряла одного из родителей, и когда ее муж ушел на войну. В романе она говорит Джо:

Дитя мое, в твоей жизни случатся беды и искушения, и их может быть много; но ты можешь преодолеть и пережить их все, если научишься чувствовать силу и нежность твоего небесного Отца так же, как земного. Чем больше ты его любишь и доверяешь ему, тем ближе к нему ты будешь себя чувствовать и тем меньше будешь зависеть от власти и хитрости людей. Его любовь и забота никогда не ослабевают и не изменяются, их никто не сможет у тебя отнять, и они могут всю жизнь быть для тебя источником мира, счастья и силы.

В оригинальном произведении важно скорее не то, что сестры Марч столкнулись с несправедливостью, болезнями и болью, а то, как они прошли через эти испытания. И все же глубокая религиозная составляющая романа Олкотт была вычищена из современных интерпретаций этого шедевра. Версия Гервиг 2019 года — не исключение.

Более того, в экранизации Гервиг эти выдающиеся женщины, похоже, стремятся вырваться из своих домашних ролей вместо того, чтобы наслаждаться ими. Джо вечно шпыняет Лори, а Эми постоянно отчитывает его за безынициативность и нерешительность. Когда профессор Баер, в которого влюблена Джо, говорит ей, что ему не нравится ее работа, она впадает в такую ярость, что это выглядит слегка театрально по сравнению с предыдущими киноверсиями. Гервиг также решила донести свои идеи через диалоги героинь, которые скорее посвящены самореализации и самопожертвованию: Эми произносит перед Лори пламенную речь о том, что брак — это «экономическая сделка», в которой мужчины получают всё, а еще Джо жалуется Марми, что ей «осточертели люди, которые говорят, что женщина предназначена лишь для любви».

Олкотт же, напротив, показывает читателям своего классического романа, что женщины могут достичь всего, что задумали, и при этом обрести величайшую радость и удовлетворение в семье и браке. На самом деле «Маленькие женщины» изначально вышли в виде двухтомника, — и второй том назывался «Хорошие жены». В нем значительное время уделяется отношениям Мэг с ее мужем Джоном. Здесь Олкотт пишет о том, какое это благо — пожертвовать собой ради создания семьи:

Это своего рода полочка, на которую молодые жены и матери могут добровольно согласиться лечь, спасаясь от треволнений, суеты и бешеного темпа мира, находя верных возлюбленных в своих маленьких сыновьях и дочерях, которые льнут к ним, не бояться горя, бедности или старости; идти в ясный день и в непогоду бок о бок с верным другом, который в истинном смысле старого доброго саксонского слова «муж» (house-band) является «хозяином дома», и познать, как и Мэг, что самое счастливое королевство для женщины — дом, высшая честь —искусство управлять им, не как королева, а как мудрая жена и мать.

Интерпретация «Маленьких женщин» Гервиг, более соответствующая веяниям времени, подразумевает, что женщины были в общем-то несчастливы в роли жен и матерей, и что женщины сидели дома, потому что люди в то время думали, что ведение хозяйства — попросту все, «на что годится женщина».

Однако слова самой Олкотт предполагают, что женщины удалялись от мира в семью по собственному желанию, и что делали они так, потому что считали это своим призванием, а не под давлением извне. И хотя сама она так и не вышла замуж, Олкотт называла роль матери и жены «высочайшей честью» для женщины, а дом — ее «самым счастливым королевством».

Героини Олкотт иллюстрируют этот позитивный взгляд на брак и жертвуют собой снова и снова не потому, что они угнетены, а потому, что так они проявляют свою любовь. В романе любовь Эми к Лори подталкивает ее к отказу от тщеславных привычек и образа жизни. По словам Олкотт, «теперь она вдвое меньше хотела быть королевой общества, чем достойной любви женщиной».

Говоря о том, как ей бывает трудно справиться с гневом, Марми приводит в пример жизнерадостный характер г-на Марча и его долготерпение как величайшее благо. Мэг учится отказывать себе в удовольствиях и приятных мелочах ради заботы о муже и детях. Олкотт даже использует такого персонажа, как Бет, которая умирает, не успев выйти замуж, чтобы проиллюстрировать незаменимую роль женщин в семье. Во время болезни Бет волевая и независимая Джо учится ценить «бескорыстное стремление Бет жить ради других и приносить в дом счастье, проявляя те простые добродетели, которые под силу освоить каждому, и которые все должны любить и ценить больше, чем талант, богатство или красоту».

Интересно, что Олкотт называют феминисткой, потому что она никогда не была замужем и решила заниматься писательством, но в то же время она делала такие громкие заявления о важности брака и материнства. Теперь, спустя 150 лет, трудно представить себе, чтобы эти идеи занимали главенствующую роль в современной популярной культуре, и, возможно, именно поэтому слова Олкотт убирают из адаптаций, созданных в дань уважения ее собственным произведениям.

Читатели всегда обращались к литературным героям не только ради развлечения, но и для того, чтобы отыскать истину в литературе и истории. Крайне важно, чтобы идеи классических произведений, таких как «Маленькие женщины», не отбирались по принципу «шведского стола», — когда политкорректные выделены, а другие забыты. Религия и традиционные семейные отношения могут быть не в моде у современных писателей и режиссеров, но важно, чтобы все убеждения Олкотт были высказаны, если женщины сегодня хотят получить честное и полное представление о том, кем она была и во что верила.

Мэдди Мехр изучает журналистику в Университете Бригама Янга (Brigham Young University), летом 2017 года работала помощником редактора в журнале «Америкэн консерватив».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.