82-я годовщина со дня рождения Владимира Высоцкого отмечалась в Варшаве ставшим уже традиционным международным фестивалем его имени «Тропами Высоцкого — песни привередливые». В этом году фестиваль, организованный Фондом Open Art при содействии Российского центра науки и культуры (РЦНК) и ряда польских и российских организаций и учреждений, стал 9-м по счету.

Первые два дня фестиваля — конкурсная и концертная часть с выступлением артистов из Польши, России, Беларуси, Грузии с успехом прошла в РЦНК, а завершился фестиваль в варшавском Театре CAPITOL встречей с Никитой Высоцким — младшим сыном Владимира Высоцкого, актером, режиссером, сценаристом, но, прежде всего, директором культурного центра-музея «Дом Высоцкого на Таганке» в Москве.

В зале, что называется, яблоку негде было упасть. Поклонники творчества Владимира Высоцкого съехались в Варшаву из разных городов Польши, чтобы послушать не только его стихи в замечательном исполнении Никиты Высоцкого, но и пообщаться с человеком, для которого «шансонье всея Руси» был родным и близким. А после концерта и встречи с публикой, Никита Высоцкий стал гостем нашего эфира.

- Конечно, в первую очередь, речь зашла о Польше, которую Владимир Высоцкий очень любил:

Никита Высоцкий: Он в 1971 году, отвечая на вопрос: «Какой стране Вы симпатизируете?», назвал Польшу, Францию и Россию. Но он тогда не выезжал еще, и здесь (в Польше) бывал уже позже этого. Так что, наверное, его связывает с Польшей совершенно удивительная культура. Это такое сухое слово… Кино, Ежи Гротовский, театр. Когда они были здесь на гастролях, он познакомился с Ольбрыхским, или они были знакомы даже чуть раньше. Понятно, что они сдружились. У них была идея сделать военную картину, чтобы в главных ролях был Депардье, Ольбрыхский и Высоцкий. Представляете, если бы это случилось? Но отец ушел, и потом несколько раз к этой идее возвращались, но понятно, что это уже не произойдет. А вообще, Польша… Мы как-то вот так относились, и в советские времена, да и сейчас, наверное, что Польша — красивая страна с красивыми людьми, с культурой, с какими-то связями. Сейчас всё больше выясняется, еще как бы и с какими-то конфликтами с нами, и у нас с вами. Хотя опять же, не у меня, и уж точно не у Высоцкого.

- Никита Высоцкий также выразил свое предположение по поводу того, почему Польша отвечает Владимиру Высоцкому взаимностью:

Никита Высоцкий: Я думаю, что хороший человек тянется к хорошему человеку, да? Душевный человек, будь он поляк, или грузин, или русский, или француз — это почти интернациональное понятие. Я думаю, что здесь отзывается то, что он делал при жизни, и что до сих пор помнят. Даже если кому-то не хватает знания русского языка, хотя раньше знали больше русский язык, то необыкновенная энергия, которая в нем была, которая читается даже с плохих записей, с плохих видеозаписей, — она приходит к людям. Я честно говоря, в Польше первый раз, но я знаю, что здесь музей был сделан, сейчас я не знаю, какая его судьба, вот… Но я знаю и переводы на польский Высоцкого, и большое количество каких-то программ, проектов. Я думаю, это потому, что в какой-то момент он 

действительно пробился к людям. Мне тут говорили, что, мол потому, что Высоцкий в протесте, что вот Польша тоже была в протесте. Но этого не достаточно. Этих людей, которые в протесте, через одного, понимаете? Но как-то в Польше их не знают, да в России, по-моему, тоже. Конечно, не в этом дело. Дело в таланте, в доброжелательности, в искренности, которые во все времена востребованы. Замечательно, что в Польше его помнят, и что он сумел этот барьер, не знаю… эту границу, языковую в том числе, преодолеть. Замечательно! Но я вас уверяю, что Ольбрыхского любят в России тоже. Это нормально.

- Независимость в жизни и в искусстве или универсальность творчества — что же главное во Владимире Высоцком? Вот что считает Никита Высоцкий:

Никита Высоцкий: Ну, мы можем для анализа говорить: вот такая черта, вот такое качество… Человек един, и важно было и то, и другое. И одного без другого не могло быть. Без его внутренней независимости, желания свободы, и без чувства собственного достоинства, уважения к достоинству других. Без этого его поэзия не была бы унивесальной. И когда меня спрашивают о том, кто Высоцкий в первую очередь — поэт, актер, гражданин, человек, создавший сам о себе миф?, я говорю, что невозможно ответить (однозначно). Всё вместе, всё есть. Но вот определить можно только один словом: Высоцкий. Другого слова нет.

- Никита Владимирович также объяснил, почему ему пришлось фактически отодвинуть актерскую и режиссерскую профессию на второй план:

Никита Высоцкий: Было время, когда я думал, что вернусь в профессию, потому что я заканчивал актерский институт, у меня было достаточно возможностей, своя театральная группа, какие-то работы. Я и играл, и ставил, и временами снимался. Наверное, могла бы эта профессия меня как-то и прокормить, Но так случилось, что это было требование семьи нашей, и моей мамы, и родителей отца моего, и его друзей, что кто-то из нас, я или Аркадий, должны заняться музеем, заняться творческим наследием, наведением порядка во всем том… не знаю как это слово назвать… беспорядке, который как раз в это время начинался с публикациями Высоцкого. Когда выходили книги, в которых из 100 стихотворений 50 были не Высоцкого. Когда, грубо говоря, развалилась конструкция, в которой мы жили. Это коснулось всего, в том числе и Музея Высоцкого, и очень долго не могли построить хотя уже было помещение. И семья сказала, чтобы мы этим занялись. Мы с Аркадием решили, что вроде как выпало мне. Я думал, что очень ненадолго свою профессию покидаю, ну, на год, на два. А вышло, что с 1996 года, я директор музея. В этом году будет уже 23 или 24 года. И уйти невозможно. Поэтому у меня действительно и актерская профессия, и то, что я режиссирую, и пишу сценарии, которые ставятся, это такое хобби.

- Владимира Высоцкого отличала огромная эрудиция и начитанность, — отметил Никита Высоцкий. И среди любимых авторов отца он упомянул польского писателя:

Никита Высоцкий: Ну, знаете, как актеры сами про себя говорят, что они читают только то, что играют. Но поскольку отец мой довольно много играл, то он хотя бы поэтому много читал. Но вообще он в конце жизни начал собират свою библиотеку, и читал достаточно много. И очень широко, и очень по-разному. Например, он очень любил фантастику. Станислав Лем с ним встречался, когда был в Советском Союзе, и он ему пел и «Тау Кита», и Лем был доволен. Так говорят, я при этой встрече не был. Он очень любил фантастику, Стругацких любил, был дружен с ними. Очень неплохо знал классическую русскую литературу, опять же благодаря образованию своему, благодаря работе в театре. Одна из последних его ролей — Свидригайлов из «Преступления и наказания». Меня больше всего восхищал в его библиотеке «Словарь» Даля. И он не на полке стоял, а отец с ним работал.

- А закончилась наша встреча с Никитой Высоцким так же, как и началась — темой связи Владимира Высоцкого с Польшей:

Никита Высоцкий: У отца, напротив его дома на Малой Грузинской, в 1976 году — это такой кооператив художников и графиков — был разрушенный костел, который при участии Польши и Католической церкви был восстановлен. Сейчас это главный католический собор в Москве, а тогда он был разрушен. В него во время войны попала бомба, а у нас тогда к религии было так себе отношение, тем более, к католической. Никто этого особенно не уважал, я имею в виду правительство. У нас был атеистический режим, и костел не стали восстанавливать после войны. И в этих развалинах понять, что это храм, было очень сложно. И отец, когда вселился, какие-то то ли сторожа ему принесли две сделанные из дерева фигуры, которые украшали храм когда-то. То есть, они не сгорели, не пострадали. И они стояли у него в квартире, причем на таком очень видном месте. И когда этот храм начали восстанавливать, я пошел и нашел человека, не знаю, какую он должность там занимал, рассказал ему эту историю, хотел вернуть эти фигуры. Это был католический священник, и он сказал, что не надо, что, мол, мы всё сделаем заново, а то, что было в доме Высоцкого, пусть остается. Это к слову, что связывает Высоцкого с Польшей. У него дом был прямо стена в стену с польским посольством, напротив — католический костел, который поляки восстанавливали. А него дома из этого костела были две фигуры. Так что всё связано в жизни, всё не случайно. И хорошо, что я сюда приехал. Спасибо!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.