Москва — Недавно я оплачивал покупки в ближайшем супермаркете. Неожиданные слова кассира заставили меня вздрогнуть. Кассир попросил стоявшую за мной покупательницу одолжить мне карту постоянного клиента.

В России, как и в Финляндии, бонусные карты магазинов являются персональными. Стоявшая за мной женщина совсем не удивилась и спокойно протянула кассиру свою карту.

В России попросить карту клиента у незнакомца, чтобы получить скидку, — обычное дело. Иногда спасти беспомощного клиента может и заботливый продавец.

Ситуация была вполне безобидной и оказалась для меня выгодной. Однако она многое говорит об отношении русских к нормам.

В России к правилам относятся не так серьезно, как в Финляндии. Неважно, о чем идет речь — о бонусной карте или о чем-то другом.

Действительность приучила русских не относиться к ограничениям слишком серьезно и в случае нужды искать обходные пути.

Русский творческий подход к нормам на законопослушных финнов действует ободряюще. Однако так может возникнуть множество разных проблем, особенно если закон сам по себе составлен неоднозначно.

Помню свое удивление, когда впервые услышал слово «полулегальный». Раньше я полагал, что ситуация может быть либо легальной, либо нелегальной.

Коррупция — один из примеров нелегальной деятельности, широко распространенной среди россиян.

Граждане страны покупают поддельные дипломы и «подмазывают» чиновников, чтобы решить бюрократические вопросы, кажущиеся непреодолимыми.

С взятками сталкиваешься и вне бюрократической системы. При помощи взятки можно договориться о лечении у конкретного врача, успешно сдать экзамен и даже получить место на кладбище.

О том, что коррупция глубоко укоренилась в российском обществе, свидетельствует Индекс восприятия коррупции, подготовленный организацией Transparency International. Сейчас Россия считается самой коррумпированной страной Европы.

Однако россиян можно понять — особенно если взглянуть на полную картину происходящего в стране.

Российское государство основывается на деспотичном режиме, в котором демократия используется как кулисы. Другими словами, в стране представлены западные демократические институты, но они не являются гарантами свободных выборов или независимой правовой системы.

Власть сосредоточена в руках небольшого круга людей, в основном связанных со службами безопасности. Они бесцеремонно обогащаются за счет главных природных ресурсов страны.

Сейчас вся Россия следит за тем, как конституцию страны калечат серьезными поправками. Кажется, в истинной причине стремительного внесения поправок мало кто сомневается.

Согласно недавнему опросу, половина россиян считают целью поправок обеспечить Владимиру Путину место в руководстве страны после окончания президентского срока в 2024 году. И все же многие соглашаются с этими порядками, незаконными с точки зрения западной демократии.

Это противоречие нередко объясняют понятием «двоемыслия» из романа Джорджа Оруэлла «1984». Маша Гессен использует этот термин для описания жизни граждан Советского Союза в произведении «Россия без будущего». При помощи «двоемыслия» объясняется, как homo sovieticus, то есть «человека советского», заставляли поверить в нечто, противоречащее фактам.

Государство делало вид, что заботится о своих гражданах, а те притворялись благодарными. Поскольку государство действительно распоряжалось судьбами, это было не просто притворство. Советские граждане становились «соучастниками преступления».

Homo sovieticus притворялся, что принимает участие в государственных вопросах, и поэтому был частично во всем виновен, пишет Гессен.

По мнению Маши Гессен, советский человек по-прежнему существует — несмотря на то, что после распада Советского Союза прошло уже много лет. Этому способствует и партийная система страны. На бумаге от однопартийности отказались, но на деле у власти остаются одни и те же люди. Поэтому в стране сохраняется система, опирающаяся на бюрократию и службы безопасности.

В такой ситуации свободное отношение граждан страны к правилам уже не удивляет. Правда, одобряя коррупцию в повседневной жизни, россияне становятся соучастниками государственных преступлений, благодаря чему современная система и продолжает существовать.

Однако все это вовсе не значит, что россияне не ценят честность и не хотят жить в стране, в которой правила создаются для того, чтобы им следовали.

Об этом говорит и исследование министерства иностранных дел Финляндии об отношении россиян к своему северному соседу. Помимо высокого уровня жизни, россияне ассоциируют с Финляндией всеобщее благосостояние, демократию и справедливость.

Согласно другому опросу, россияне считают важнейшими проблемами своей страны рост цен, коррупцию и разрыв в уровне жизни богатых и бедных людей.

Немного утрируя, можно сказать, что россияне ценят в Финляндии в первую очередь то, чего им больше всего не хватает в собственной стране.

У финнов есть свои предрассудки в отношении русских. Один из них связан с тем, как русские соблюдают правила — вернее, не соблюдают.

Вместо чтения морали лучше подумать о том, почему россияне поддерживают деспотичный режим и нарушения. Противоречия между личными принципами и реальностью могут быть огромными.

Судить о поведении русских с финской позиции нельзя. То, что финну кажется естественным, может не являться таковым в России — и наоборот.

Легкомысленную честность могут посчитать в России проявлением детской наивности.

В Санкт-Петербурге любят рассказывать истории о том, как в свое время в городе работали финские слуги, которым даже в голову не приходило воровать у своих хозяев. А ведь в те времена воровство среди прислуги считалось обычным явлением.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.