В тот день судебное заседание по делу об изнасиловании в отношении Харви Вайнштейна (Harvey Weinstein) продолжалось уже примерно час, когда ведущий адвокат защиты подверглась атакам. Государственный обвинитель назвала «отвратительной» недавнюю акцию со стороны средств массовой информации, направленную на дискредитацию обвинителей г-на Вайнштейна, и попросила судью положить конец этому с помощью «правила кляпа», запрещающего публичное освещение хода судебного процесса.

Однако адвокат защиты Донна Ротунно (Donna Rotunno) в ответ обрушилась с критикой на государственного обвинителя Джоан Иллуцци (Joan Illuzzi).

«Г-жа Иллуцци стоит в этом зале суда и называет моего клиента хищным зверем, после чего у нее хватает смелости говорить о том, что я не должна вне здания суда обсуждать это дело, — сказала г-жа Ротунно. — Она хочет, чтобы все за стенами суда осудили г-на Вайнштейна еще до того, как в этом зале появятся первые доказательства его виновности».

Задолго до того, как выдвинутые против г-на Вайнштейна обвинения вызвали глобальное обсуждение проблемы сексуального домогательства, г-жа Ротунно упорно строила карьеру адвоката по уголовным делам в Чикаго с необычной специализацией: она защищала мужчин, обвиняемых в преступлениях сексуального характера.

По мере роста движения «#Я тоже» (#Me Too), она взяла на себя роль его противника и заявляла, что стремление общества осудить мужчин за сексуальное насилие уничтожает репутацию людей и их карьеру без проведения соответствующего судебного разбирательства. Даже если это движение помогает феминистскому делу, платить за это приходится слишком большую цену, сказала она.

«Если мы получаем 500 позитивных факторов от этого движения, и один негативный, в результате которого человек лишается права на соответствующий юридический процесс, на справедливое разбирательство в суде, а также на презумпцию невиновности, то, на мой взгляд, ничто из перечисленного не может перевесить отрицательного воздействия, — подчеркнула она в одном из интервью. — Мы не можем иметь движение, которое лишает нас фундаментальных прав».

Г-н Вайнштейн, не скрывавший своего желания сделать эту женщину своим основным защитником в зале суда, попросил г-жу Ротунно в мае возглавить команду его юристов, а перед этим расстался с двумя командами адвокатов, работавших под руководством мужчин.

После этого г-жа Ротунно превратилась в парадоксальную и полемичную фигуру, поскольку решила защищать мужчину, которого многие женщины считают воплощением мужского шовинизма и неправомерного сексуального поведения.

Подобный шаг вызвал недовольство у некоторых активисток, ведущих борьбу за права женщин. Они предположили, что, занимаясь делом г-на Вайнштейна, г-жа Ротунно может быть мотивирована не только попыткой добиться большего признания и возможностью получить работу, но и ее собственными юридическими принципами.

«Ее желание заявить о том, что движение „#Я Тоже" зашло слишком далеко, связано с постоянным потоком чеков на крупные суммы, но не подкреплено соответствующими фактами», — отметила Джейн Мэннинг (Jane Manning), адвокат по делам жертв изнасилований и бывший обвинитель по делам о сексуальных преступлениях города Нью-Йорка.

Хотя это движение поддерживает женщин в том, чтобы они открыто говорили о сексуальном насилии, и обращает внимание на неспособность правоохранительных органов задерживать некоторых мужчин за совершенные ими преступления сексуального характера, культурный маятник, по мнению г-жи Ротунно, качнулся слишком сильно. Многие ее клиенты считаются виновными, пока не доказана их невиновность, сказала она.

Хотя женщин нельзя принуждать делать то, чего они не хотят делать, они тоже, по мнению г-жи Ротунно, должны нести ответственность за свои поступки.

«Нельзя сделать одновременно две вещи и сказать: „Я могу делать все, что хочу, не опасаясь последствий. Я могу оказаться в любой ситуации по моему выбору, а затем буду изображать из себя жертву", — отметила г-жа Ротунно. — Добровольный секс с любым человеком, даже если это действие вызывает сожаление, не является постфактум преступлением».

«Под воздействием движения „#Верьте Всем Женщинам" (#BelieveAllWomen) мы просто должны верить вам без каких-либо ограничений, без дополнительных вопросов и без перекрестного допроса. Я считаю, что это опасный путь», — добавила она.

Г-жа Ротунно выросла в пригороде Чикаго и является внучкой офицера полиции, а также дочерью бизнесмена в бакалейной промышленности и учительницы.

Еще ребенком г-жа Ротунно была в восторге от работы юристов, она смотрела телевизионный сериал «Бумажная погоня» (The Paper Chase), когда была студенткой первого курса Школы права Гарвардского университета (Harvard Law School).

Она училась также в местном Католическом университете, а еще окончила Чикаго-Кентскую юридическую школу (Chicago-Kent College of Law), после чего в 1997 году получила работу в аппарате прокурора округа Кук (Cook County) в штате Иллинойс. Через три года она получила должность помощника прокурора штата Иллинойс и стала заниматься делами, связанными с домашним насилием и тяжкими уголовными преступлениями.

С 2003 года она стала заниматься частной практикой вместе с адвокатом защиты, а еще через два года в возрасте 29 лет создала свою собственную фирму.

«Она решила сделать то, чего не делают многие женщины, — сказал Дэвид Эриксон (David A. Erickson), бывший судья, который в свое время был ее непосредственным руководителем в офисе прокурора штата. — Она решила работать самостоятельно».

В Чикаго она получила известность из-за своего особого стиля в работе, из-за выигранных ею дел, а также из-за своей специализации в области преступлений сексуального характера.

«Она великолепно работала с фактами и законами, — сказал Стэнли Столлворт (Stanley Stallworth), адвокат из Чикаго, которого она успешно защитила в ходе дела по обвинению в сексуальном насилии. — Она как бульдог в зале суда».

В августе прошлого года г-жа Ротунно, как обычно, вошла в зал суда и, обращаясь к присяжным заседателям, сказала, что они «смогут оценить тех людей, которые гордятся тем, как они одеты». На ней в этот момент была черная юбка и блузка с геометрическими узорами дизайнера Сальваторе Феррагамо (Salvatore Ferragamo), а в левой руке у нее была большая кожаная сумка. Ее туфли фирмы Jimmy Choo гулко стучали по полу. А на шее у нее была изящная золотая цепочка с надписью «Невиновен» (Not Guilty).

Г-жа Ротунно, называющая себя «рационально мыслящей сторонницей независимых», огорчена тем, что движение «#ЯТоже» нарушило привычные контакты между мужчинами и женщинами.

«Печально, что мужчины теперь должны вести себя льстиво и подобострастно по отношению к женщинам», — подчеркнула она.

Что касается дел, связанных с сексуальными преступлениями, то г-жа Ротунно только один раз проиграла в суде. Рисунок с того заседания теперь видит на стене ее офиса.

Ее клиент Демарко Уитли (Demarco Whitley), бывший игрок школьной футбольной команды, которому в тот момент было 19 лет, был обвинен в изнасиловании 15-летней девушки и приговорен к 16 годам тюремного заключения. Г-жа Ротунно считает, что настоящим преступником был двоюродный брат г-на Уитли, который также был обвинен в совершении этого изнасилования, однако он погиб в автомобильной аварии еще до начала судебного процесса. Ее клиент, по мнению г-жи Ротунно, просто «следовал его примеру».

Она подвергла эту девочку-подростка жестокому перекрестному допросу, поскольку «вся ее история не казалась такой уж убедительной». Затем она попросила обвинителя передать этой девочке такое сообщение: «Скажите ей, что я должна сделать свою работу. Я не хочу, чтобы это повлияло на определение того, что с ней произошло».

Подобное желание проявлять жесткость по отношению к представителям стороны обвинения оказалось весьма полезным для нее при рассмотрении других дел. Так, например, в 2014 году она добилась оправдания для Эльхаджи «Хаджа» Гуйе (Elhadji "Haj" Gueye), известного модельера, который обвинялся в изнасиловании женщины в жилом комплексе, в котором они оба проживали. Члены суда присяжных сочли разумными сомнения относительно обстоятельств этого преступления после слов г-жи Ротунно о том, что эта женщина занималась вымогательством и пыталась получить от Гуйе 50 тысяч долларов.

Знакомые с ней адвокаты защиты и прокуроры говорят, что г-жа Ротунно досконально изучает все обстоятельства и находит несовпадения в показаниях. «Когда она входит в зал суда, она знает все, что находится на переданных ей листах бумаги», — сказала Мария Маккарти (McCarthy), государственный обвинитель округа Кук, которая уже сталкивалась с г-жой Ротунно в суде.

Ее прекрасное владение техникой перекрестного допроса было в очередной раз продемонстрировано недавно на слушаниях в Чикаго, когда она мягко, но настойчиво опрашивала молодую девушку, которую, по ее словам, отшлепал и еще толкнул ее отец.

Г-жа Ротунно сообщила, что изложение этой девушки противоречит ее более ранним заявлениям. Затем г-жа Ротунно сообщила, что мать этой девушки находится в ссоре с ее отцом и использует ребенка в качестве пешки. Судья отказал в возбуждении этого дела.

Профессиональные навыки г-жи Ротунно, направленные на ослабление позиции стороны обвинения и ее свидетелей, подвергнутся испытанию в ходе дела Вайнштейна. Офис прокурора Манхэттенского округа планирует заслушать показания шести женщин, которые обвиняют г-на Вайнштейна в сексуальном насилии, и при этом многие из этих случаев произошли слишком давно и поэтому не могут быть рассмотрены по отдельности.

Позиция стороны обвинения полностью построена на том, что присяжные поверят в рассказы этих женщин, поскольку имеется мало физических доказательств или они вообще отсутствуют. Г-н Вайнштейн обвиняется в изнасиловании одной женщины в номере расположенной на Манхэттене гостиницы в 2013 году, тогда как другая женщина обвиняет его в принуждении к оральному сексу в его квартире в 2006 году. Еще одна женщина будет приглашена для того, чтобы показать примеры подобного рода поведения.

Поскольку сама г-жа Ротунно является женщиной, она считает, что сможет занять более жесткую позицию в отношении обвинителей г-на Вайнштейна, и при этом она не будет выглядеть агрессивной и запугивающей. Присяжные заседатели, по ее словам, просто увидят, как две женщины ведут беседу друг с другом.

Адвокат Глория Оллред (Gloria Allred), представляющая интересы двух женщин из числа обвинителей г-на Вайнштейна, не согласна с таким мнением. «Агрессивный человек — это агрессивный человек, независимо от половой принадлежности, — сказала г-жа Оллред. — Я не считаю уместным нападать на стоящую на трибуне жертву с помощью язвительных замечаний».

«Если в этом состоит ее стратегия, то она, возможно, обнаружит, что присяжные в Нью-Йорке не проявляют интереса к подобной тактике», — добавила она.

Обвинители дали понять, что они собираются представить г-на Вайнштейна как могущественного кинопродюсера, который манипулировал женщинами и принуждал их к сексу с ним.

По словам г-жи Ротунно, она попытается убедить присяжных заседателей в том, что не только сексуальные контакты проходили по согласию, то и сами эти женщины манипулировали г-ном Вайнштейном. Она указала на то, что обе эти женщины продолжили отношения с г-ном Вайнштейном уже после предполагаемого изнасилования.

«Это очень влиятельный человек, — сказала она. — Однако я считаю, что именно по этой причине они использовали его и продолжали использовать для достижения самых разных целей».

Керри Каспер (Kerry Kasper) из Чикаго приняла участие в работе над этой статьей.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.